16+
Четверг, 19 октября 2017
  • BRENT $ 57.23 / ₽ 3282
  • RTS1138.64
14 сентября 2011, 20:36 Право

Директор завода не сказал суду ни да, ни нет

Лента новостей

Начался процесс по делу о растрате имущества «90-го Экспериментального завода», созданного в 1941 году для ремонта танков. Потерпевшим признаны «Ростехнологии» — нынешний владелец предприятия

Фото: 90zavod.ru
Фото: 90zavod.ru

Нарофоминский городской суд Московской области в среду, 14 сентября, заново приступил к рассмотрению уголовного дела владельца компании RussGPS (ООО «Рус Джи Пи Эс»), издателя российской версии международного журнала International Millionare Павла Панова и бывшего генерального директора 90-го Экспериментального завода Александра Яцкевича. Первый не признал свою вину. Второй — занял выжидательную позицию, обещав высказать отношение к предъявленному обвинению в конце процесса.

На скамье подсудимых Павел Панов (он получил известность благодаря тому, что некоторое время являлся президентом ЗАО «Российская биржа» — бывшая Российская товарно-сырьевая, прекратившая свое существование в 1999 году, — BFM.ru) и Александр Яцкевич оказались в январе этого года. Однако через шесть месяцев судебного следствия — 10 июня — судья Кирилл Гордеев пришел к выводу, что в обвинительном заключении «отсутствует однозначный вывод о характере и размере причиненного ущерба». Поскольку в деле не было экспертизы оценки стоимости имущества завода, купленного Пановым, суд вернул дело на доследование.

Однако 9 августа Мособлсуд отменил это решение, удовлетворив кассационное представление прокуратуры и представителя потерпевшего, которым был признан собственник предприятия — корпорация «Ростехнологии». Дело было возвращено в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе.

Предприятие «90-й Экспериментальный завод» было создано приказом Народного комиссара обороны СССР в июле 1941 года для ремонта танков и имело статус воинской части. В 2005 году воинская часть была переименована в Федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП). Оно занималось производством продукции, выполнением работ и услуг для нужд Министерства обороны РФ. В январе 2007 года ФГУП «90 Экспериментальный завод» преобразовано в ОАО. На тот момент территория завода включала в себя 2 земельных участка общей площадью более 16 гектаров и 38 зданий и сооружений.

На процесс оба фигуранта прибыли своим ходом — арестованный в ноябре 2009 года Панов провел под стражей больше года и в итоге вышел под залог в 5 млн рублей. Яцкевич с самого начала находился под подпиской о невыезде.

Практически первый день процесса оказался посвящен чтению обвинительного заключения.

Павлу Панову вменяют в вину четыре статьи УК: «растрата вверенного имущества», «покушение на растрату» «преднамеренное банкротство» и «легализация имущества, приобретенного в результате преступления» (статья 160-я, статья 30-я статьи 160, 196 и 174.1 УК). Александру Яцкевичу предъявлено обвинение по тем же статьям, кроме 174.1 УК.

Виртуальное оборудование

По версии Следственного департамента МВД, в 2006 году перед акционированием завода Павел Панов предложил Александру Яцкевичу приобрести пакет акций предприятия незаконным способом. Для этого соучастники искусственно создали кредиторскую задолженность завода перед подконтрольными Панову фирмами (кредиторы предприятия имеют преимущественное право покупки имущества должника).

Согласно разработанному плану, завод в судебном порядке должны были признать банкротом, а новыми владельцами предприятия стали бы компании Павла Панова.

«Яцкевич согласился, и Панов начал активно реализовывать свой замысел», — говорится в пресс-релизе СД МВД. Для этого Павел Панов, в частности, использовал одну из подконтрольных ему компаний. От ее имени, как утверждает следствие, был составлен договор об аренде помещений у «90 Экспериментального завода», в которые якобы было завезено оборудование на сумму более 14 млн рублей. «Параллельно с этими был подготовлен акт об аварии, согласно которому в арендуемом помещении хранилища произошла авария системы отопления, и практически все дорогостоящее оборудование было уничтожено», — гласит обвинение. Сумма ущерба якобы составила более 12 миллионов рублей.

«Задокументировав» факт фиктивного уничтожения имущества, Панов обратился в арбитражный суд, который удовлетворил иск о взыскании с завода вышеназванной суммы.

Потом соучастники имитировали пожар в хранилищах. Затем фирмы Панова трижды осуществляли мнимые поставки дорогостоящего оборудования, устанавливаемого в производимую заводом военную технику. Причем стоимость одного такого прибора доходила до 1,3 млн рублей, сообщает следствие. «Используя эти и другие схемы создания искусственной задолженности, Панов добился желаемого — в начале 2008 года завод был признан банкротом. А через полгода предприниматель «приобрел» через подконтрольные ему компании большую, причем лучшую часть (земельные участки) недвижимого имущества предприятия», — указывает Следственный департамент МВД.

Ущерб от действий подсудимых следствие оценило в 127 млн рублей, а «Ростехнологии» предъявило к подсудимым иск на эту сумму.

Гражданско-правовые отношения

Павел Панов в суде не признал свою вину. Его адвокат Вячеслав Лебедев заявил BFM.ru, что в деле нет «уголовной подоплеки» и речь идет о гражданско-правовых отношениях. По словам защитника, с прежним директором предприятия его подзащитного связывали дружеские отношения, и он помогал заводу в решении финансовых проблем. «Компании Панова начали скупать долги предприятия, когда он понял, что с ним не смогут рассчитаться, — изложил позицию защиты адвокат. — Панов делал это для того, чтобы впоследствии увеличить количество голосов на собрании кредиторов».

Лебедев утверждает, что его клиент действовал вполне законными методами и никогда не использовал подложные документы. «У нас есть фотографии, на которых видны остатки сгоревшего оборудования, а также свидетели пожара, которые ранее уже дали показания в суде», — ответил на обвинения адвокат. Он отметил, что следователь «пытался многие истории затащить в обвинительное заключение, однако ему это не удалось». Среди них: погашение Пановым кредита на 1 млн долларов, который завод получил в Совкомбанке, но не сумел вернуть, а также покупка права требования за проведение аудита на предприятии. Юрист утверждает, что на каждую из так называемых искусственных задолженностей его подзащитный имеет решения арбитражных судов, «которые прошли две, а то и три инстанции». «Ростехнологии» не обжалует их, а все суды завод проиграл», — сказал адвокат. По его мнению, чтобы вернуть утраченное, корпорация стала действовать модным нынче способом — решать хозяйственные споры при помощи правоохранительных органов.

В свою очередь, защищающая Александра Яцкевича адвокат Ирина Рыкова пояснила, почему ее подзащитный предпочел высказать отношение к обвинению по окончании судебного следствия. Она рассказала, что в свое время ее подзащитный пошел на сотрудничество со следствием только под угрозой ареста. «В тот момент Яцкевич решил, что ему важнее остаться на свободе», — сказала адвокат. Теперь она и ее клиент заняли выжидательную позицию, поскольку предстоящий допрос свидетелей может повернуть дело как в одну, так и в другую сторону, то есть как подтвердить, так и опровергнуть выдвинутые обвинения. «Мы не говорим ни да, ни нет, поскольку если человек изначально не признает вину, а в конце суд решает, что она доказана, то слова подсудимого трактуются как попытка уйти от уголовной ответственности», — объяснила стратегию защиты Рыкова.

Следующее заседание состоится 16 сентября. Ожидается, что в этот день суд начнет допрос свидетелей. По прогнозам участников процесса, разбирательство может продлиться до конца этого года.

Рекомендуем:

  • Фотоистории