16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
4 октября 2011, 17:10 ОбществоПравоПолитика

«Алексанян умер позже Магнитского, но умирал — раньше»

Лента новостей

И врачи, и судьи, и представители правоохранительных органов несут ответственность за его смерть, заявил BFM.ru член президентского совета по правам человека Валерий Борщев

Василий Алексанян в зале Симоновского суда Москвы, июнь 2010 года. Фото: РИА Новости
Василий Алексанян в зале Симоновского суда Москвы, июнь 2010 года. Фото: РИА Новости

Бывший вице-президент компании ЮКОС Василий Алексанян скончался вечером 3 октября у себя на даче, в ДСК «Зеленая лощина» в Одинцовском районе Московской области, после тяжелой болезни. Его адвокат Геворг Дангян сообщил BFM.ru, что узнал о смерти бывшего клиента от отца Василия. Похороны Василия Алексаняна, по предварительным данным, состоятся 6 октября.

Василий Алексанян пришел в НК ЮКОС в 1996 году, получив диплом юриста в МГУ и имея опыт работы в иностранных компаниях. Сначала был начальником правового управления и вице-президентом нефтяной компании, а в 2003-2006 годах — адвокатом президента компании Михаила Ходорковского, главы Group Menatep Платона Лебедева и президента «ЮКОС-Москва» Василия Шахновского. В апреле 2006 года, после ареста Ходорковского и Лебедева, Алексанян был назначен исполнительным вице-президентом ЮКОСа. Спустя несколько дней после назначения он был арестован по обвинению в хищении акций и имущества (статья 160 УК) дочерней фирмы компании — ОАО «Томскнефть ВНК» на сумму 12,8 млрд рублей. Бывшему топ-менеджеру также вменили отмывание преступных доходов (статья 174 УК) и уклонение от уплаты налогов с личных доходов в размере 3,1 млн рублей.

В сентябре 2006 года у Василия Алексаняна диагностировали ВИЧ-инфекцию, однако продолжали содержать в СИЗО. А 28 декабря того же года Алексаняна привезли в Генпрокуратуру, где, по его признанию на заседании Верховного суда в январе 2008 года, следователь Салават Каримов предложил сделку: показания против Ходорковского и Лебедева в обмен на изменение меры пресечения.

«Он мне сказал: руководство Генеральной прокуратуры понимает, что вам необходимо лечиться, может быть, даже не в России, у вас тяжелая ситуация. Нам, говорит, необходимы ваши показания, потому что мы не можем подтвердить те обвинения, которые мы выдвигаем против Ходорковского и Лебедева. Если вы дадите показания, устраивающие следствие, то мы вас выпустим», — заявил на заседании ВС Василий Алексанян.

Алексанян не являлся «целью» следователей, а был лишь «источником получения доказательств» против экс-главы ЮКОСа, которому среди прочего также вменялось хищение имущества компании «Томскнефть», считает и адвокат Ходорковского Юрий Шмидт.

«Фактически это убийство»

Условия содержания Алексаняна после отказа от лжесвидетельства резко ухудшились. «Вот этот изолятор СИЗО № 99/1 — это спецтюрьма, она вообще не публичная, ее еще найти надо. Там сидит не больше ста человек в самый пиковый период. Меня в таких камерах держали! Они еще Берию помнят и Абакумова! Там плесень, и грибок, и стафилококк съедают заживо кожу вашу. Это при том, что люди знают, что у меня иммунитет порушен. Это фашисты просто!» — публикует «Новая газета» стенограмму выступления Василия Алексаняна в Верховном суде 22 января 2008 года.

Владимир Краснов, адвокат Платона Лебедева, напомнил BFM.ru: «Во время заседания Верховного суда, когда решался вопрос о правомерности очередного продления ему срока содержания под стражей, Василий Алексанян уже не мог стоять и говорил с судьями полулежа. Он пересказал содержание своего разговора с руководителем следственной бригады Каримовым и следователем Татьяной Русановой. Они ему говорили: «Ты нам не нужен, дай показания против Ходорковского и поезжай лечиться. Мы тебе еще и поможем уехать».

За несколько месяцев до этого заседания, в ноябре 2007 года, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) выступил в его защиту и обязал Россию поместить Василия Алексаняна в профильное лечебное учреждение. В декабре ЕСПЧ вынес аналогичное решение, однако лишь в феврале 2008 года больного перевели из СИЗО в клинику.

К этому моменту у Алексаняна был обнаружен рак лимфатической системы и туберкулез. Он практически потерял зрение. А в ноябре 2008 года ему была удалена селезенка. Между тем, условия пребывания в клинике даже отдаленно не напоминали о постулатах клятвы Гиппократа: Василия Алексаняна приковывали наручниками к кровати, ему не разрешали принимать душ. Только после вмешательства Общественной палаты смертельно больного человека расковали.

Валерий Борщев, председатель палаты по правам человека политического и консультативного совета при президенте РФ в интервью BFM.ru заявил: «Фактически это убийство. Убийство — держать человека, страдающего столь тяжелыми заболеваниями, да еще приковывать его наручниками к кровати. Это издевательство, варварство. Пребывание в таких пыточных условиях ускорило его смерть. Я считаю, что и врачи, и судьи, и представители правоохранительных органов несут ответственность за его смерть. Он прожил бы дольше, если бы его в соответствии с медицинскими показаниями не держали в СИЗО».

Лишь в декабре 2008 года Мосгорсуд отпустил Алексаняна под залог в 50 млн рублей. Юрий Шмидт отмечает, что решение об освобождении Василия Алексаняна из СИЗО было принято после того, как в декабре 2008 года Европейский суд опубликовал уже третье по счету решение. Симоновский суд Москвы, куда было передано дело, так и не смог заслушать Алексаняна из-за критического состояния его здоровья, а 24 июня 2010 года подсудимый согласился на прекращение дела за истечением срока давности, хотя и не признал свою вину.

При этом Юрий Шмидт уверен, что выдвинутые против Алексаняна обвинения были безосновательными, поскольку ему вменялось совершение преступления в период, когда он занимал должность начальника правового управления ОАО «ЮКОС- Москва». «А юрист это кто? Человек, выполняющий указания руководства», — отметил защитник в беседе с BFM.ru.

С ним согласен и бывший министр нефтяной промышленности СССР, экс-гендиректор «Томскнефти» и экс-президент «Восточной нефтяной компании» Леонид Филимонов. На процессе по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, который завершился в конце 2010 года 14-летними сроками (позже Мосгорсуд снизил наказание на год — BFM.ru ) он заявил, что ему ничего не известно о хищениях нефти дочерних предприятий ЮКОСа. Этим он фактически опроверг предъявленное подсудимым обвинение.

«Я не думаю, что каждый раз есть политический заказ»

Приходится констатировать, что «дело Алексаняна» — далеко не единственное в новейшей истории России. Достаточно вспомнить историю гибели юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, скончавшегося в «Матросской тишине» 16 ноября 2009 года от острой сердечной недостаточности.

«И там, и там виден формальный подход со стороны следствия и суда по продлению срока содержания под стражей смертельно больным людям», — сказал BFM.ru адвокат Алексей Дудник, защищавший замдиректора дирекции внешнего долга ЮКОСа Владимира Переверзина (осужден в 2007 году на 8,5 года лишения свободы за хищение 13 млрд долларов и отмывание 8,5 млрд долларов — BFM.ru).

«Жизнь человека это высшая ценность государства, но, к сожалению, пока это понятие у нас существует только на бумаге», — резюмировал Дудник.

Владимир Новицкий, президент российской секции международного общества прав человека (МОПЧ) также обращает внимание на эту проблему: «Действительно, смерть бывшего вице-президента ЮКОСа Алексаняна вписывается в череду подобных событий, связанных с пребыванием человека в местах лишения свободы, в СИЗО во время проведения следствия в отношении этих лиц. И здесь просматривается связь между условиями содержания, возможностями получения медицинской помощи и смертью Магнитского, Алексаняна и ряда других, менее известных лиц, которые, к сожалению, тоже далеко не всегда доживают до принятия объективного, справедливого решения по собственному делу».

Исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарёв сказал BFM.ru: «Завтра буду выступать в суде по делу Натальи Гулевич, которая тоже погибает в СИЗО. Достаточно только вспомнить дело Магнитского! Алексанян умер позже Магнитского, но умирал — раньше. И если бы он был освобождён раньше, дольше бы и жил. Таких примеров много. Причем это в Москве, а сколько людей погибает в стране! И меня поражает жестокость судей. Я не думаю, что каждый раз есть политический заказ. Я думаю, что по «рядовым» людям такого заказа нет, но есть уже выработанный менталитет, который идёт ещё с советских времен».

В беседе с BFM.ru Новицкий отмечает: «Рано говорить о том, что сегодня в системе исполнения наказаний наведен должный конституционный порядок. И общественный контроль пока не проявил себя должным образом».

Дела и списки

«Общественный контроль» за тем, что происходит в российском обществе, тем не менее, существует — но что действительно обидно, не у нас, а в зарубежных странах.

Напомним, что 4 августа этого года президент США Барак Обама подписал указ о запрете въезда в США российских чиновников-фигурантов «списка Магнитского».

«Есть база данных лиц, которые, как мы считаем, виновны в нарушении прав человека. Они будут внесены в эту систему, и им может быть отказано в выдаче визы», — процитировало РИА «Новости» слова официального представителя госдепартамента Марка Тонера.

А за день до смерти Василия Алексаняна, 2 октября, Великобритания ввела запрет (правда, негласный) на въезд в страну десятков российских чиновников, имеющих отношение к «делу Магнитского», передало Би-би-си со ссылкой на источники в британском министерстве внутренних дел. Впрочем, вечером 3 октября посольство Великобритании в Москве опровергло информацию о существовании «списка Магнитского», опубликованную ранее газетой The Observer ираспространенную другими СМИ.

Тем не менее, в «списке Магнитского» — 60 человек, среди которых сотрудники следственных органов, налоговой инспекции и судов различных инстанций.

В «списке Алексаняна», составленном «Новой газетой», фамилий в два раза меньше. Среди них, в частности, руководитель следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин, первый заместитель генпрокурора (с июня 2000 по июнь 2006) Юрий Бирюков, замгенпрокурора Виктор Гринь, следователь Салават Каримов и его помощница Татьяна Русанова, старший прокурор Валерий Лахтин, старший следователь Радмир Хатыпов, старший прокурор Николай Власов, председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, начальник СИЗО «Матросская Тишина» Фикрет Тагиев и др.

Медицинская помощь заключенным не должна зависеть от ФСИН

Владимир Новицкий в интервью BFM.ru предлагает систему мер, которые могли бы изменить порядок содержания заключенных.

«Медицинская помощь не должна быть связана с принятием решений администрации, направлять человека или не направлять в те или иные медицинские учреждения — это должно быть прерогативой медиков, причем не связанных с ФСИН, — говорит правозащитник. — Второе — общественный контроль должен быть реальным. Третье — должна быть возможность эффективного, а не декоративного обжалования действий администрации и следственных органов».

Председатель палаты по правам человека политического и консультативного совета при президенте РФ Валерий Борщев сообщил BFM.ru, что «после смерти Магнитского, Трифоновой и других Общественно-наблюдательная комиссия Москвы, через уполномоченного по правам человека вышла на президента с предложением распространить 54-е постановление правительства, по которому осужденные, страдающие определенными заболеваниями, освобождаются от наказания».

Борщев возмущен тем, что указ президента и постановление «тормозится, саботируется следователями, врачами и так далее».

«Прокуратура сама могла бы поставить вопрос о правомерности
содержания в СИЗО, но на нее надежд мало. Никаких оснований для содержания Алексаняна столь долгий срок в СИЗО не было. Он не был социально опасным, он не мог скрыться от следствия. Иной мотив, кроме мести, в деле Алексаняна найти трудно», — считает правозащитник.

Спрашивается, какова реальная сила власти государства, если президентские указы и правительственные постановления «тормозятся» теми, кто не заинтересован в их исполнении.

«На вопрос, что за власть такая, Дмитрий Анатольевич более чем убедительно ответил 24 сентября на съезде партии, когда он дисциплинированно и покорно выполнил, на мой взгляд, на взгляд подавляющего большинства экспертов в стране и просто рядовых жителей, совершенно унизительную роль: отрекся, по существу, от своего президентства, подтвердив широко распространенную версию, что он просто посажен на 4 года согреть стульчик для возвращения Владимира Владимировича, — заявил BFM.ru директор Центра стратегических исследований Андрей Пионтковский. — Все наши судебные, правоохранительные структуры, структуры ФСИН себя ощущают и принадлежат и социально, и организационно, и административно к клану силовиков, у которых есть свой национальный лидер. Они прекрасно знают, что понравится их национальному лидеру, особенно в вопросе, связанном с ЮКОСом, который все время находился под его персональным контролем».

Рекомендуем:

  • Фотоистории