16+
Среда, 18 октября 2017
  • BRENT $ 58.39 / ₽ 3352
  • RTS1151.42
17 октября 2011, 15:08 ОбществоПерсоныПолитикаКонфликтыАвтоНедвижимость
Актуальная тема: Собянин и москвичи

Год с Собяниным, год без Лужкова

Лента новостей

Год назад Сергей Собянин сменил Юрия Лужкова на посту мэра столицы. Город остался без кепки, пчел и «Интеко», но разрушить до основания Москву лужковскую Собянину не удалось. За что же хвалят Собянина 29% жителей и за что ругают другие 29%?

Сергей Собянин «застегнут» на все пуговицы.  Фото: РИА Новости
Сергей Собянин «застегнут» на все пуговицы. Фото: РИА Новости

В пятницу, 21 октября, исполняется год с момента вступления в должность столичного градоначальника Сергея Собянина. И все это время из-за его плеча «выглядывал» Юрий Лужков: вольно или невольно жители города сравнивали решения и поступки нового мэра с деятельностью прежнего.

Сторонники Собянина — по данным социологического опроса, проведенного Исследовательским центром портала SuperJob.ru в сентябре, их 29% — одобряют «вектор движения» мэра. Им нравится, что в московских дворах организовываются парковочные места и благоустраиваются детские площадки. Они одобряют работы по ремонту дорог в городе и реконструкцию парков — в частности, ЦПКиО им. Горького.

Критики мэра, а их тоже 29%, недовольны заменой тротуаров на плитку (кстати, это дорогостоящее мероприятие стало причиной значительного падения рейтинга Собянина летом этого года). Их не устраивает борьба с палатками, остановка программы сноса пятиэтажек и отмена «лужковских» надбавок к зарплатам учителей. Но чаще всего москвичи говорят о том, что Собянину не удалось победить коррупцию и избавить город от пробок.

Что изменилось на Тверской,13

Оглядываясь назад, можно сказать: назначение на пост мэра Москвы стало для Сергея Собянина в какой-то степени неожиданностью. На тот момент у него не было своей команды, и ему пришлось работать с «людьми Лужкова»: на своих должностях тогда удалось остаться чиновникам, отвечающим за жизнедеятельность города, социалку и градостроительство. Первыми были уволены чиновники, отвечающие за финансы.

Уволенный с должности руководитель Департамента транспорта и связи Василий Кичеджи, который пришел в мэрию из бизнеса и туда же ушел после отставки, признавался в интервью «КП», что при Лужкове должности в городском правительстве распределялись не бесплатно. «К сожалению, думаю, 95% приходили в мэрию от коммерческих структур. То есть являлись их ставленниками и проводили ту политику, которую им там диктовали. Им тяжело работать — они кругом обязаны».

Но со временем Собянин обрастал «своими», и по большому счету, из лужковских тяжеловесов в мэрии остался только Владимир Ресин, но и тот отстранен от стройкомплекса. Вписались в новую команду Петр Бирюков (заммэра Москвы по вопросам ЖКХ и благоустройства), Людмила Швецова (заммэра по социальной политике) и Александр Кузьмин (глава Москомархитектруры).

Столичные чиновники за год разлюбили мед и зимнее плавание, не было информации и о футбольных баталиях с участием команды правительства Москвы (в свое время Юрий Лужков был капитаном в игре с командой правительства РФ).

Впрочем, в любви к охоте никто из них публично тоже не признавался. Собянин, в отличие от Лужкова, не пропагандирует свое хобби в кругу чиновников городской администрации. Известно лишь, что в ноябре прошлого года он сходил на кабана вместе с главой АФК «Система» Владимиром Евтушенковым.

Заседания правительства Москвы по-прежнему проходят по вторникам. Но в них нет былой театральности, они не «поставляют» СМИ крылатых фраз, какими изобиловала речь Лужкова: «В энергетике нам нужны не реформаторы, а новые трансформаторы», «Да, кроме двух коров, у меня еще и свинья! И моим молоком президент пользуется, и мне это приятно», «Философия московская очень простая: работать по-капиталистически, распределять по-социалистически, в условиях полной демократии».

Жизнь на Тверской,13 в чем-то стала более аскетична. Во-первых, чиновникам приходится рано вставать: осенью прошлого года Собянин приказал перенести начало рабочего дня на час раньше, и теперь он начинается в 8 утра. Во-вторых, в июне мэр подписал указ, который ограничивает использование служебных автомобилей в личных целях. Те, кто передвигается на своих колесах, правда, получают компенсацию.

Юрий Лужков чувствовал себя в Москве как дома. Фото: РИА Новости

Что изменилось в жизни мэра, экс-мэра и их жен

Сергей Собянин в 2010 году заработал на 1,5 млн рублей больше, чем в 2009 году, общая сумма его доходов составила 4,761 миллиона рублей, сообщает интернет-портал столичного правительства (к моменту подачи декларации о доходах он занимал пост мэра в течение пяти месяцев).

Супруга Собянина, Ирина, заработала в 2010 году 19,305 тысячи рублей. Она является владелицей квартиры в 118 кв. метров и гаража в 26,8 метра. По сведениям базы данных «Лабиринт», Ирина Собянина — двоюродная сестра экс-министра энергетики (в правительстве Михаила Касьянова в 2000—2001 гг.) и экс-сенатора от Тюменской области Александра Гаврина. Во время губернаторства мужа, по данным тюменских СМИ, владела дорожно-строительной фирмой, устанавливавшей в Тюмени мраморные бордюры. Однако в базах данных СПАРК и ЕГРЮЛ нет информации о бизнесе Ирины Собяниной. В период «плиточного скандала» Сергей Собянин сказал, что его жена работает воспитателем детского сада.

Мэр Москвы имеет квартиру общей площадью 118 кв. метров и гараж в 26,8 кв. метра. Также Собянин является владельцем квартиры в 308,1 кв. метра и автомашины Jeep Cherokee. Вся недвижимость находится в России, но не факт что в Москве.

Экс-мэр Юрий Лужков после отставки поступил на службу деканом факультета управления крупными городами Международного университета в Москве и попросил себе зарплату в 1 рубль. «Когда я объявил о том, что буду получать один рубль в месяц, сразу возникла госинспекция по труду, которая прислала сюда комиссию с проверкой и официально возразила против этого решения. Однако мы нашли способ достойно выйти из ситуации. В Москве установлен минимум оплаты труда, мы выяснили его размер. И вот у меня в ведомости, чтобы не волновать нашу инспекцию по труду, этот минимум прописан, но на руки я ежемесячно продолжаю получать один рубль, а образовавшуюся разницу отправляю на поддержку студенческих работ», — рассказал Лужков в интервью в сентябре этого года. Между тем, посол России в Лондоне Александр Яковенко в интервью ВВС сообщил, что Юрий Лужков проживает в Великобритании, где учатся его дочери.

А свое 75-летие Лужков отметил в отеле в Австрии, который принадлежит его жене Елене Батуриной. Друзья подарили ему эксклюзивный костюм пчеловода, а также улей с особым видом пчел, а супруга — новенький трактор.

Батурина в сентябре этого года продала компанию «Интеко»: 95% — владельцу и президенту Бинбанка Микаилу Шишханову и 5% — «Сбербанк Инвестиции». По неофициальной информации, компания была продана с дисконтом до 50%, но сумма сделки не разглашается. В этом году супруга бывшего мэра выбыла из лидеров рейтинга самых влиятельных женщин России по версии журнала «Финанс»: с первой строчки она переместилась на 40 позиций.

Что потеряла Москва

Атака на палатки и ларьки на улицах Москвы — это первое большое дело Собянина. Точнее, большим сделали его чиновники, бросившиеся выполнять замечание, которое сделал Собянин во время своего первого объезда. Палатки стали сносить в массовом порядке, хотя никакого документа за подписью мэра не было. Ущерб предпринимателей, чьи торговые палатки были незаконно снесены, достиг почти 1 млрд рублей, сообщил BFM.ru член Общественной палаты Сергей Борисов.

Потом волна схлынула, и в спальных районах Москвы киоски–ларьки — палатки остались нетронутыми. В центре же стали появляться нестационарные торговые объекты нового образца — в том числе, расписанные под гжель и хохлому. Недавно руководитель Департамента торговли и услуг Михаил Орлов сообщил, что предприниматели заказали 300 киосков нового образца, а из запланированных 3200 мест для размещения палаток на конкурсе было реализовано 1900. На торговле местами город заработал более 2 млрд рублей.

«Вызывают большие вопросы неправовые методы решения проблем, к которым прибегает Собянин, — говорит BFM.ru экс-депутат Мосгордумы, лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин. — Решения, касающиеся малого бизнеса, были враждебными: начиная с ларьков, которые очень часто неправомерно разгоняли, кончая перетяжками. В силу каких-то вкусовых и эстетических соображений чиновники нарушили права малых предприятий, которые повесили рекламные растяжки. С ними расторгли в одностороннем порядке договор незаконно и выгнали их просто».

За год без Лужкова туговато пришлось столичному стройкомплексу. Еще осенью прошлого года Собянин запретил строить офисы и торговые центры в пределах Третьего транспортного кольца. А в марте мэр озаботился приведением в порядок исторического центра Москвы и максимально ограничил новое строительство.

По словам Ресина, в этом году в Москве не был начат ни один крупный проект. Достраивали «старые». Массовая застройка останется в ограниченном числе районов и только при условии внятной транспортной схемы — сформулировал стратегию мэр.

В результате объемы жилищного строительства в городе сократились: так, при Лужкове (правда, до кризиса) строили 4,5 млн кв. метров в год, а сейчас — только 2, 5 млн кв. метров. Из них, как сказал заммэра по строительству, на бюджетные деньги — всего 671 тысячу кв. метров.

Без Лужкова не будет реализована программа «Новое кольцо Москвы» (НКМ), предусматривающая возведение 200 небоскребов на 60 площадках. Собянин раскритиковал ее еще в марте, но в сентябре поставил на ней крест, отказавшись от высотного строительства вообще. Впрочем, надо сказать, что и при Лужкове НКМ сильно тормозила: по программе построено лишь 3 высотки, зато судебных разбирательств было предостаточно.

Без Лужкова была практически заморожена программа сноса ветхих пятиэтажек. И, как сообщил на днях гендиректор Московского НИПИ типологии, экспериментального проектирования Владимир Хайкин, пятиэтажки несносимых серий (порядка 4 тысяч), начнут реконструировать не раньше, чем через 2-3 года.

«Надо передохнуть и оглядеться, что мы натворили за последние 10-15 лет»

У Сергея Собянина изначально не было внятной концепции изменения порядков, существовавших при предшественнике. Президент Медведев, благословляя его на мэрство, говорил о необходимости спасения столицы от пробок и от коррупции, но никто толком не знал, как этого добиться.

Собянин начал с ревизии всех инвестиционных контрактов (на строительство 40 млн кв. метров недвижимости). Специально созданная для этого Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) правительства Москвы должна была до конца сентября рассмотреть 1175 контрактов. В сроки не уложились: на 27 сентября в работе было 874 инвестконтракта, из них ГКЗ рассмотрела 497.

В общей сложности, как сообщил Сергей Собянин 1 сентября в интервью телеканалу «Россия 24», расторгнуто 200 контрактов (предусматривающих возведение 7 млн кв. метров), на сумму 35 млрд долларов.

Среди них проекты строительства жилого дома в Хилковом переулке (застройщик — RGI), несколько проектов «Интеко» (микрорайон бизнес-класса на Дмитровском шоссе, элитного жилого дома в Кривоарбатском переулке и жилья в Резервном проезде), компании «Сити» Олега Дерипаски (участок № 20 в «Москва-сити». У ДСК-1 забрали микрорайон 40-52 в «Ивановском», у «Системы-галс» — проект жилого дома на улице Введенского.

За расторжение инвестконтрактов Москва готова заплатить: в городском бюджете на ближайшие четыре годы на компенсации запланировано 15,5 млрд рублей. И это только та сумма, которая должна покрыть возврат денег, которые инвестор заплатил в бюджет при заключении контракта. Но пострадавшие бизнесмены могут добиться в суде компенсации по затратам на подготовку проектов — по подсчетам экспертов, это около 18 млрд рублей.

Таким образом, цена ревизии инвестконтрактов возрастает до 36–37 млрд долларов.

Два важных решения приняты в начале октября. Во-первых, 4 октября была создана новая комиссия, которая займется историческими зданиями. Замена произошла потому, что «на счету» прежней снос 3,5 тысячи строений.

Во-вторых, 6 октября заммэра по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин заявил, что центр Москвы в течение трех лет будут приводить в порядок, а потом его «законсервируют».

Главный архитектор «Метрогипротранса» Николай Шумаков рассказал BFM.ru: «Бум строительный закончился, и поэтому никаких поспешных, скоропалительных и иногда ошибочных решений уже не принимается по одной простой причине, что мало проектируем, мало строим. И в данной ситуации это плюс. Потому как надо передохнуть и оглядеться, что мы натворили за последние 10-15 лет. Пауза в наших отношениях — заказчика–проектировщика, проектировщика–строителя — нужна».

Экс-депутат Мосгордумы Сергей Митрохин отмечает, что «инвентаризация проектов идет совершенно кулуарно». «Москвичи, в том числе те, кто будет затронут этими проектами, к обсуждению не приглашаются. Потом в качестве сюрприза будет сказано, что здесь мы вот отменим, хорошо, а здесь будем строить. Это очень опасная ситуация. Конечно, до выборов президентских ничего строить не будут, но после них может начаться совершенно другая реальность», — говорит Митрохин в интервью BFM.ru.

В какую сторону изменилась система торгов и госзакупок

Накануне годовщины пребывания Собянина на посту мэра правительство Москвы разместило на сайте госзакупок тендер на проведение соцпроса «Общественно-политическая ситуация в городе Москве накануне выборов». Столичные власти оценили эту процедуру в 21,4 млн рублей. Вскрытие конвертов состоится 20 октября.

Весь год Собянин пытался изменить систему проведения тендеров и госзакупок. Все началось с удаления с поля директора ГУП «Столичные аптеки» Михаила Ремизова в декабре прошлого года и приостановки тендеров на закупку лекарств. «Не знаю, как это произошло [в 2010 году эта компания выиграла более половины тендеров на закупку лекарств], видимо, недоработка системы, — заметил Собянин. — Я предупреждал всех: не надо играться государственными деньгами».

В конце прошлого года все торги были приостановлены, ревизия продолжалась до февраля 2011 года — в итоге, результаты некоторых торгов были отменены. Были «поставлены на паузу» аукционы по продаже прав аренды на земельные участки под застройку (они возобновились только 13 октября этого года). За это время изменились правила игры.

Начальник Управления инвестиционных торгов и развития конкуренции Департамента города Москвы по конкурентной политике Василий Калинкин рассказал BFM.ru о новшествах при проведении аукционов по аренде земли: «Мы установили жесткий срок исполнения обязательств по освоению земельного участка — 5 лет 11 месяцев 28 дней. Во-вторых, сократилось количество документов для участников торгов — выписка из ГРЮЛ, для физлиц — нотариально заверенная копия паспорта. Плюс сама заявка на участие в торгах и платежное поручение в банк, чтобы перечислить 25% от стартовой цены в качестве задатка. Еще одно новшество — торги с единственным участником. Если даже придет только один заявитель на торги, то, признав их несостоявшимися, мы предлагаем ему подписать договор аренды на тех условиях, которые были прописаны в стартовых условиях».

«Мне кажется, кардинально ситуацию мы изменили. За последние месяцы на торгах мы сэкономили порядка 28 млрд рублей, думаю, до конца года эта цифра возрастет до 50 — 60 млрд рублей», — заявил Сергей Собянин в интервью «Ведомостям» 15 августа. При этом он признался, что проблемы в системе госзакупок все еще существуют: «Много жульничества: есть сговор подрядчиков, появляются рейдеры, которые заходят, чтобы обрушить цены».

Но, сравнивая систему закупок при Лужкове и Собянине, «Ведомости» делают вывод, что «кардинальное изменение ситуации» — это, мягко скажем, натяжка.

Общая сумма контрактов, заключенных в I полугодии 2011 года сильно не изменилась: 139,9 млрд рублей в 2011 году против лужковских 125,4 млрд рублей в 2010-м. Осталась практически неизменной и сумма контрактов, заключенных с одним поставщиком: при Лужкове — 57,1 млрд рублей (45,5% от общего числа контрактов), при Собянине — 57,3 млрд рублей (40,9%). А что касается крупных договоров с единственным поставщиком, то тут Собянин обыграл Лужкова со счетом 4:0 (при нынешнем мэре — 41,1%, при предыдущем — 10,3%). По главному показателю эффективности торгов — снижение цены — лидирует Лужков: 9,2% против 6,4%.

Крупные подрядчики жалуются на то, что при Собянине Москва изменила порядок финансирования контрактов: теперь город не авансирует 30%. Сейчас оплачивается определенный объем выполненных работ.

«Собянин — руководитель жестко административного типа, в этом отношении он наследник Лужкова. Хотя он более жестко настроен против коррупции, он является сторонником сохранения сверхцентрализованной вертикали, не имеющей обратной связи с обществом, а это и есть главный корень коррупции и неэффективности московского бюрократического аппарата. А этот корень Собянин не только не вырвал, но он продолжает на этом корне наращивать эту бюрократическую машину, поэтому по сути ничего не изменилось», — заявил BFM.ru Сергей Митрохин.

Одна сплошная пробка

С первых дней своего мэрства Собянин говорил о необходимости решить транспортные проблемы. На это брошены огромные деньги: до 2014 года планируется потратить 1 трлн рублей.

Первые результаты уже есть: так, отремонтировано 24,5 млн кв. метров дорог. Но пробки на эти усилия никак не отреагировали. В октябре стали «рисовать» выделенные полосы для общественного транспорта. Но пробки и от этого не «вылетают» — стало только хуже.

Есть надежда, что помогут новые линии метро. Как рассказал BFM.ru Николай Шумаков, до 2020 года планируется построить 128 км метрополитена. «При нынешних 300 км это существенная прибавка и для жителей Москвы, и для проектировщиков. Мы отработали ряд типовых конструкций, и на их базе делаем какие-то достаточно интересные архитектурные решения, — говорит Шумаков. — За год пребывания Собянина для меня случился серьезный подарок — вместо жалких перегончиков, вестибюльчиков или одиноких станций у нас появилась программа серьезного развития».

На вопрос о финансировании, архитектор ответил уклончиво: «Что работает хорошо всегда, это наша сверхбюрократия, она на вершине пирамиды стоит, и это большой тормоз хотя бы финансирования, не говоря обо всех остальных вопросах, начиная от исходно-разрешительной документации и прочее. Здесь все меняется достаточно тяжело. Но цифры финансирования звучат обнадеживающие».

Леонид Рошаль: «Я не буду пока оценивать деятельность Собянина»

При Собянине принят пятилетний план финансирования системы здравоохранения: 1,16 трлн рублей. Мэр реально ездит по больницам. Врачи говорят об увеличении закупки техники. Здания больниц и поликлиник ремонтируются, но одновременно, например, в ЦАО мамам с новорожденными детишками приходится ездить к специалистам, которые принимают в разных концах округа. Доктор Леонид Рошаль был осторожен в оценках: «Я не буду пока оценивать деятельность Собянина. «Пока» — это 2-3 года».

«Аннексия территории Подмосковья»

Говоря о Лужкове, москвичи вспоминают МКАД, ТТК и храм Христа Спасителя. Собянин же может войти в историю города как собиратель земель подмосковных.

Напомним, планы по расширению Москвы были впервые озвучены на экономическом форуме в Петербурге в июне этого года. Площадь «Новой Москвы» увеличится на 160 тысяч га — на 1600 кв. км, и столица получит граничащий с Калужской областью участок на юго-западе Подольского района, на котором располагается сельское поселение Роговское.

Сегодня, 17 октября, должно быть готово техническое задание для проведения международного конкурса на разработку концепции развития московской агломерации. Конкурс состоится в ноябре, а его итоги должны быть подведены в I квартале 2012 года. А все правовые вопросы по «Новой Москве» будут решены до конца года.

По словам мэра, новая Москва будет полицентричной, транспортная и социальная нагрузка должны быть равномерно распределены между центром и периферией, а многие территории вообще не должны застраиваться — на их месте должны быть созданы национальные парки, природные и рекреационные объекты. Расширение Москвы, пообещал Собянин, повлечет за собой изменение Генплана.

В бюджете Москвы на 2012 год и плановый период 2013-2014 годы предусмотрены ежегодные трансферты для муниципальных образований. «На выравнивание социально-экономического состояния муниципальных образований Подмосковья, присоединяемых к столице, выделено около 9 млрд рублей, сообщила 10 октября руководитель департамента финансов столицы Вера Чистова.

Ранее заместитель столичного мэра по вопросам экономической политики Андрей Шаронов говорил, что на развитие новых территорий уйдет 20-50 лет.

Тем не менее, признаки московского наступления уже заметны. Так, ограничены сделки с землей на присоединяемой к столице территории. На днях Федеральный фонд содействия развития жилищного строительства на два месяца перенес торги по продаже участка в 117 га в Ленинском районе Московской области и 60 га в Наро-Фоминском районе. На территории «новой Москвы» фонду РЖС принадлежит 1247 га, но их «распределение» откладывается.

Сергей Митрохин называет реализацию этого проекта «крайне сомнительной». «Для решения транспортной ситуации тот аппендикс, который присоединяется к Москве, мало что дает, — комментирует он BFM.ru. — Если говорить о стратегических подходах, то таким подходом был бы проект интеграции взаимной Москвы и Подмосковья. А просто аннексия части Московской области ничего не дает, с точки зрения транспортных вопросов. Трудно назвать это достижением. Присоединение новых районов было лоббистским проектом, федеральным, здесь роль Собянина второстепенна, что она даст Москве пока не ясно».

Президент Института экономики города Надежда Косарева, хоть и не одобряет расширения Москвы, но считает это «попыткой решения проблем». В интервью BFM.ru она сказала: «Нужно разрабатывать меры по территориальному планированию, развитию всей этой территории: и транспортной сети, и по застройке. Это очень серьезная проблема, которая требует совместных усилий не только от мэра Москвы, но и от руководителей смежных субъектов Федерации. Еще одно мое пожелание — это дружба между губернаторами, которые входят в состав московской агломерации, им нужно дружить с утра до вечера и договариваться о многих вещах, чтобы решить проблемы и в Москве, и в этих субъектах Федерации».

Найди отличия

В Собянине и Лужкове гораздо больше общих черт, чем кажется на первый взгляд, считает Сергей Митрохин.

«Вот этот стиль — «мы решили, а вы потребляйте» — унаследован им от Лужкова в более жесткой форме: бесконтрольная централизованная бюрократия, которую держит в узде только мэр, отсутствие реального самоуправления, карманная гордума, которая ни на что не влияет, отсутствие каких-либо связей между властью и гражданами. Собянин не собирается менять эту систему. Это вызывает очень большую тревогу», — говорит он.

Президент информационно-исследовательского центра «Панорама» Владимир Прибыловский тоже настроен критично: «Изменения [в Москве], скорее, к худшему. Закрыты рынки, исчезли ярмарки, которые были последние года два при Лужкове с дешевыми продуктами из близлежащих областей. Кое-где заменили асфальт на плитку, в том числе асфальт не ломаный, недавно положенный, убрали большое количество киосков, потом, правда, чуть ли не все возвратили. Какие-то метания, никаких серьезных изменений к лучшему я не наблюдаю. Просто Лужков был волюнтарист и трудоголик, а Собянин — волюнтарист. Но в сфере расправы над историческими памятниками, уродования облика города при Собянине с этим чуть лучше».

По мнению Прибыловского, в борьбе с коррупцией Собянин преуспел мало: «Просто под видом борьбы с коррупцией заменяют коррумпированных чиновников чужих на столь же коррумпированных чиновников своих».

Экс-префект Северного административного округа Москвы Олег Митволь, уволенный Ресиным за несколько дней до прихода к власти Собянина, признался BFM.ru, что и ему не по душе многие изменения.

«Я могу ориентироваться лишь по некоторым моментам, но денег значительно больше, чем было у предыдущего правительства Москвы, а вот как они расходуются, второй вопрос. Некоторые моменты мне не нравятся: как происходит обсуждение изменения границ города, некие решения по транспортным проблемам (полосы, которые создают лишние пробки). Изменение границ города с москвичами никто не обсуждал. Мы на предыдущее правительство ругались, что не учли мнения, но тогда были общественные слушания по правам землепользования и застройки города. Это в старых границах обсуждали, что строить, а сейчас сделали город — «восьмерку», и ни у кого не спросили».

«Год — короткий срок, чтобы реально почувствовать конкретные, существенные изменения в городе, — убеждена Надежда Косарева. — И можно сказать о том, что выложили тротуары в центре плиткой и спорить, хорошо это или плохо. Очевидно, хотелось мэру показать первые результаты, но я бы не спешила оценивать по первому году и по таким скоропалительным решениям, как эта пресловутая плитка. Дело в том, что экономика Москвы, градостроительная политика, социальная давно была очень больна, и чтобы она выздоровела, год — это смешной срок. И нужны очень серьезные, институциональные меры для того, чтобы создать конкретные условия. Вектор задан абсолютно правильный, но только странно ждать конкретных успехов в первый год».

Рекомендуем:

  • Фотоистории