16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
21 октября 2011, 11:53 ПолитикаПерсоныКонфликты
В фокусе: Запрос дня от Google

Монстра Каддафи создавали всем миром

Лента новостей

Фрик на бочке нефти в африканской пустыне устраивал большинство мировых политиков

Еще недавно Муаммар Каддафи был вполне рукопожатным мировым лидером. Фото: AP
Еще недавно Муаммар Каддафи был вполне рукопожатным мировым лидером. Фото: AP

За десять месяцев до того, как все мировые телекомпании показали окровавленное тело Муаммара Каддафи, которое тащат по пыльной улице его родного города Сирт, полковник заявил, что до его прихода к власти у ливийцев не было национальной идентичности: «Когда кто-то говорил, что он ливиец, никто толком не знал, что такое Ливия, говорили: Ливия, Либерия, Ливан. Но теперь, когда вы говорите «Ливия», все понимают: «Ливия — это Каддафи, Ливия — это революция!»

За 42 года у власти Каддафи ошибался почти во всех своих прогнозах. В чем он точно оказался прав, так это в том, что своей безумной жаждой власти и величия, помноженной на материальные возможности, которые дают в наши дни нефтедоллары, он сделал Ливию хорошо узнаваемым местом на карте мира. Чудовищный конец диктатора закрепил в сознании миллионов людей этот бренд. Действительно, Ливия и Каддафи еще долго будут оставаться синонимами, какими бы изменениями ни обернулась ливийская революция по свержению перманентной революции полковника. В пятницу смерть Каддафи стала одним из самых популярных новостных запросов в поисковой системе Google.

Четверть века назад, когда я работал в Центральной Америке, в корпункт с курьером доставили пакет из ливийского посольства. В нем находилась небольшая зеленая книжица с цитатами полковника Каддафи на испанском языке. Роскошная мелованная бумага, золотое тиснение на дорогой кожаной обложке — и совершенно бредовые высказывания, ни одно из которых не удержалось в памяти, в отличие от внешнего вида цитатника. Такие цитатники миллионными тиражами бесплатно рассылались по всем континентам.

Где Ливия, а где Центральная Америка? В безумном стремлении прославить свое имя и имя своей родины полковник Каддафи не жалел средств.

Газета The Financial Times, которая уже через несколько часов после подтверждения убийства Каддафи опубликовала некролог (все-таки в удивительном мире мы живем, когда биографию диктатора печатают в респектабельном финансовом издании в разделе «Некрологи»), отмечает: «Каддафи отличался грандиозным видением своей персоны и места своей страны в истории».

Собственную роль Каддафи определял, наделяя себя самопровозглашенными титулами, которые особенно странно звучат в переводе на европейские языки: «Брат-лидер», «Король королей Африки», «Проводник к эпохе народных масс», а также наиболее часто употребляемым — «Лидер революции». Однако больше запомнились те прозвища, которые давали Каддафи иностранные лидеры. Египетский президент Анвар Садат (впоследствии его самого убьют во время военного парада), называл его «психованным ливийцем», Рональд Рейган — «бешеным псом Ближнего Востока».

Сравнение с собакой — страшное оскорбление для мусульманина, считающего это животное «нечистым». Сам Каддафи для обозначения врагов предпочитал слово «крысы»: так он называл в последние месяцы тех, кто свергал его режим. На обломках бетонной конструкции, где прятался диктатор в последние минуты перед смертью, чья-то рука вывела синей краской: «Каддафи — крыса».

На протяжении большей части правления Каддафи Ливия была государством-изгоем, от которого отворачивалось мировое сообщества из-за причастности полковника к терроризму, пишет FT. Однако это не мешало Каддафи торговать нефтью и считать себя одним из величайших лидеров современности, которого любят соотечественники и боготворят народы Африки, многие режимы которой подпитывались из ливийской казны. По-видимому, Каддафи представлял себя кем-то вроде президента Африки и даже носил на груди карту черного континента на манер ордена.

Глава Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии Муаммар Каддафи с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским в Ливии .1995 год. Фото: РИА Новости

Подобное презрительное отношение к действительности в соединении с презрительным отношением к людям вообще — не исключительное достояние покойного ливийского диктатора. Но даже по сравнению с другими безумцами у власти разрыв между представлениями об окружающем мире и тем, что большинство людей воспринимает как объективную реальность, в случае с ливийским «братом-лидером» был наиболее выдающимся.

Никого в мире не интересовало, какой ценой на международный рынок доставляется ливийская нефть. Газета The New York Times напоминает сегодня о показных судах, которые полковник организовывал на футбольных стадионах и баскетбольных площадках. Камеры государственного ливийского телевидения были направлены на штаны подсудимых, чтобы если кто из них обмочится со страху, эта деталь не ускользнула от зрителей. Так это продолжалось в 70-е и в 80-е годы. А в 90-е самолеты вооруженных сил Ливии бомбили города на востоке страны (никакой гражданской войны тогда не было). И армия устроила дикую резню в тюрьме Абу Салим в Триполи, расстреляв 1200 заключенных.

Уместно заметить, что культ личности Каддафи к выгоде для себя в той или иной мере поддерживали вполне благонамеренные и благообразные лидеры цивилизованного мира. Особенно постыдной страницей войдет в историю поведение британского правительства лейбористов, которое фактически в обмен на выгодный нефтяной контракт для BP способствовало освобождению ливийского террориста, устроившего взрыв пассажирского самолета над Британией.

Впрочем, и вид шатра-палатки дорогого ливийского кочевника посреди Кремля также не украсит современную историю России. До самого последнего момента Россия пыталась продавать Каддафи оружие, строить железные дороги и искать в пустыне нефть; Италия продавала семейству Каддафи крупные пакеты акций в банках и футбольных клубах, Лондонская школа экономики делала вид, что воспринимает диссертацию сына Каддафи как полноценный научный труд ну, и т.д. и т.п.

Стоило диктатору заявить, что он раздумал создавать собственную атомную бомбу, как Европа и Америка открыли ему свои объятья.

Российское руководство в своих контактах с диктатором в известном смысле даже меньше лицемерило, чем западные политики, поскольку в Москве никогда и не признавали за Каддафи причастности к международному терроризму. В этом специфика отношений Кремля с исламским миром. Наши руководители не замечают, что соседний Иран создает ядерное оружие. Они не признают террористическими организациями палестинскую ХАМАС и ливанскую Хизбаллу (в день убийства Каддафи в Москве как раз гостили посланцы Хизбаллы). И, наряду с китайцами, сохраняют верность режиму Башара Асада, соотечественники которого, узнав накануне о смерти Каддафи, выходили на улицы сирийских городов с лозунгами «Асад — ты следующий».

Бедуинский шатер лидера Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии Муаммара Каддафи, установленный в Тайницком парке на территории Кремля. 2008 год. Фото: РИА Новости

Так что в преувеличенном представлении полковника Каддафи о своей роли во всемирной истории виноваты не только неуравновешенная психика племенного вождя, ставшего главой государства, не только парадоксы мировой экономики, но и конкретные действия конкретных иностранных лидеров. Не только никогда ни за что не отвечающий Жириновский чаевничал с полковником в его шатре-палатке.

С годами отрыв Каддафи от действительности прогрессировал со все более опасной скоростью, пока это не стало опасно, прежде всего, для него самого, не говоря уже о прочих ливийцах. После того, как в феврале началось восстание против его режима, Каддафи взвалил вину за это на иностранцев-«крестоносцев»: «Я обращаюсь к трусливым крестоносцам: я живу там, где вы меня не достанете. Я живу в сердцах миллионов». Судя по тому, что со вчерашнего дня показывает ливийское телевидение, а за ним и телевидение других стран, Каддафи ошибался по всем пунктам. Интересно другое. Вслед за ливийским полковником риторику о «крестоносцах» подхватил только один известный мировой политик, премьер-министр России Владимир Путин.

Каддафи очень гордился тем, что его никто не избирал: «Муаммар — не президент, чтобы покинуть свой пост, — кричал он в микрофон, когда от власти уже отказались президенты Туниса и Египта. — Муаммар — лидер революции до конца времен!»

Если бы диктаторы извлекали уроки из судеб своих предшественников, то за последние несколько десятилетий было множество примеров того, как они обычно кончают свой путь. Доминиканского бессменного лидера Трухильо застрелили молодые офицеры, которых вооружило ЦРУ. Никарагуанского Анастасио Сомосу разнесло на куски выстрелом из базуки, когда он ехал на своем черном Мерседесе по столице Парагвая. Саддам Хусейн был повешен в Ираке в той самой тюрьме, где палачи его собственной службы безопасности пытали оппозиционеров.

Нет сомнений в том, что за вчерашними кадрами из ливийского города Сирт, где 69 лет назад в шатре родился Муаммар Каддафи и где его, раненого, добил выстрелом в голову 18-летний мальчишка, с большим интересом следили политики из многих стран. Станет ли конец полковника для кого-то из них уроком? Очень сомнительно.

Рекомендуем:

  • Фотоистории