16+
Пятница, 19 января 2018
  • BRENT $ 69.14 / ₽ 3908
  • RTS1279.28
13 апреля 2009, 09:16 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Банки не спешат продавать долги

Лента новостей

В условиях продолжающегося кризиса снижение качества кредитного портфеля стало главной негативной тенденцией для российского финансового сектора. В этих условиях банки все чаще прибегают к различным спасительным мерам

С заемщиками договариваются полюбовно. Фото: w i n t e r t w i n e d/flickr.com
С заемщиками договариваются полюбовно. Фото: w i n t e r t w i n e d/flickr.com

В условиях продолжающегося кризиса снижение качества кредитного портфеля стало главной негативной тенденцией для российского финансового сектора. В этих условиях банки все чаще прибегают к различным спасительным мерам, начиная со списания части долгов в рамках реструктуризации и заканчивая продажей «плохих кредитов» коллекторам или друг другу.

По оценкам международного рейтингового агентства Standard & Poor's, уже 10-15% кредитных портфелей российских банков, включая реструктурированную задолженность, являются проблемными. Кроме того, до половины кредитных портфелей банков требуют реструктуризации и в ближайшее время также могут стать проблемными.

Официальная статистика ждет 10–12% просрочки от общего объема кредитов только к концу года несмотря на то, что на 1 марта доля просрочки по кредитам предприятий увеличилась до 3,1%, а по кредитам физических лиц выросла до 4,1%. Кое-кто, впрочем, признает, что банки уже сейчас вышли на запланированные уровни конца года — не так давно министр финансов Алексей Кудрин заявил, что в марте в российской банковской системе общая доля просроченных кредитов составила 10% от портфеля.

«В обычные времена проблема задолженности не выходит за рамки 2–3%. На первых этапах кризисных явлений в экономике эта доля увеличивается до 7–10% или даже 15%. Считается, что проблема плохих кредитов становится серьезным испытанием для банков, когда просроченные платежи превышают 20–25% от общего портфеля», — отмечает общую закономерность первый вице-президент Ассоциации региональных банков Александр Хандруев. По его словам, сейчас невозможно назвать конкретных цифр и оценить масштаб проблем. «Это гадание, по большому счету, на кофейной гуще, потому что только инспекционная проверка кредитного портфеля на месте может выявить истинные размеры проблемных кредитов», — добавляет он.

В данной ситуации некоторые банки, отчаявшись получить назад свои деньги, прибегают к продажам своих портфелей. Последним в этом списке стал «КИТ Финанс». Его акционеры приняли решение о продаже Газпромбанку портфеля ипотечных кредитов (более 28 тысяч закладных и прав по кредитам) на сумму 41 млрд рублей. До этого таким же образом пыталась поступить российская «дочка» венгерского OTP Bank. Коллекторам было предложено купить портфель просроченных потребительских кредитов на 4,6 млрд рублей, платежей по которым не совершалось более двух лет. Летом прошлого года «Хоум кредит энд финанс банк» избавился от плохих долгов: портфель на сумму 2,7 млрд рублей от более 100 тысяч заемщиков был продан коллекторам.

«У нашего банка хорошо налажена работа отдела, занимающегося просроченной задолженностью и взаимодействием с коллекторами, — говорит Линара Ануарбекова, заместитель директора по розничным рискам Москоммерцбанка. — Тем не менее, если банку поступят соответствующие предложения о выкупе портфеля «плохих» кредитов, мы готовы их рассмотреть. Все зависит от цены вопроса, ведь портфели, в основном, продают со значительным дисконтом, который, в свою очередь, определяется параметрами портфеля». По словам Ануарбековой, «плохие кредиты» продают в том случае, когда банки не уверены в возможностях восстановить кредитный портфель с теми затратами, которые определил для себя финансовый институт.

О цене вопроса как об одном из главных сдерживающих факторов говорит и независимый эксперт Дмитрий Юрцвайг. «В настоящее время все банки работают с коллекторам. Но нужно понимать, что и у этих компаний нет неограниченных возможностей по взыскиванию долгов. Если говорить о продаже банками кредитных портфелей, то это возможно, но с существенным дисконтом. Поэтому те, кто дисциплинированно работал с заемщиками, предпочитают другие меры. Например, реализацию залогового имущества».

«Основная просроченная задолженность у нас пришлась на ноябрь-декабрь прошлого года. Что касается просрочки, то она составляет порядка 4,5%, — рассказал BFM.ru заместитель председателя правления Соцгорбанка Михаил Вавилов. — Безусловно, мы не требуем погашения любыми способами, если наш заемщик не исполняет в срок своих обязательств. Поэтому мы ищем разные механизмы. Это может быть и поиск инвесторов для этого бизнеса, и реструктуризация. Если речь идет о том, что заемщик не в состоянии погасить кредит, и реструктуризация ему не помогает, естественно, начинается судебное делопроизводство. Но мы стараемся не доводить дело до последней стадии, а всячески помогаем нашим заемщикам».

По большому счету, если не считать нескольких сделок по продаже кредитных портфелей, активной работы по реструктуризации сейчас не ведется — государство пока не готово выкупать токсичные активы, рынок секъютеризации свернулся, — считает аналитик ИК «Финам» Константин Романов. «В итоге, приходится наращивать резервы и повышать требования к заемщикам, чтобы сократить риски невозвратов. Эти риски все еще оцениваются как очень существенные, что находит отражение в высоких ставках по кредитам». Эксперт напомнил, что в таких условиях банки активно создают дополнительные резервы для покрытия плохих долгов. «Большая часть чистой прибыли января была направлена банками на создание резервов», — резюмирует он.

Рекомендуем:

  • Фотоистории