16+
Суббота, 21 июля 2018
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 4637
  • RTS1114.59
11 апреля 2009, 19:07 ФинансыМакроэкономикаБанки, вклады и кредитыНедвижимость

«Государство должно участвовать в обеспечении кредитов»

Лента новостей

Председатель общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов в интервью Business FM рассказал о том, какие меры «Деловая Россия» предлагает принять правительству для вывода экономики из кризиса

Борис Титов. Фото: РИА НОВОСТИ
Борис Титов. Фото: РИА НОВОСТИ

Председатель общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов в интервью Business FM рассказал о том, какие меры «Деловая Россия» предлагает принять правительству для вывода экономики из кризиса, о том, как можно решать вопросы социальной ответственности бизнеса, и многом другом...

Общероссийская общественная организация «Деловая Россия» — союз российских предпринимателей, работающих в основном в несырьевом и перерабатывающем секторе российской экономики: в строительстве, легкой промышленности, в IT-сфере, сельском хозяйстве, в финансовом секторе, машиностроении.

— Не кажется ли вам, что когда банки поднимают ставки до запредельных высот как по потребительскому кредитованию, так и по кредитованию малого и среднего бизнеса, они тем самым уничтожают активность тех, кому эти кредиты предназначены?

— Хотя я и представляю интересы заемщиков, все-таки должен встать на сторону банков. У нас сегодня ставки в 25-30% считаются запредельными, а в Бразилии, экономика которой во многом схожа с нашей, они доходили и до 80% годовых. Сегодня там 40% с чем-то. Это ведь кризис. И в условиях кризиса все пытаются выжить. Не думаю, чтобы вы нормально относились к банкиру, который собственными руками удушил бы свой банк, потому что курс рубля к доллару падал. Если банк дает долгосрочный кредит, тем более в рублях, со ставкой ниже падения рубля, то он работает себе в убыток. И здесь важна роль государства, которое должно регулировать этот вопрос.

У нас серьезные проблемы в реальном секторе экономики, потому что предприятия лишили оборотного и инвестиционного капитала. Но мы должны хорошо понимать своего контрагента — банки, которые должны были бы нас этой ликвидностью обеспечивать. Если мы не поймем их интересы, никогда не решим этот вопрос. Главная проблема — проблема доверия — в кризисе никто никому не верит. Любая компания может завтра разориться, любой проект, под который берутся деньги, не сработать, не получить своего рынка. Поэтому банки не верят реальному сектору. Это естественно.

Помочь с решением данной проблемы должно государство. Мы на днях обсуждали этот вопрос с Игорем Шуваловым [первый вице-премьер правительства]. Речь шла о механизмах, которые могли бы кризис доверия свести к нулю. Например, участие государства в обеспечении кредитов. То есть государство гарантирует то, что деньги вернутся. Мы говорили о 50% госгарантии. Шувалов даже сказал, что для этого выделено 300 млрд рублей в рамках новой антикризисной программы. Пока, правда, это не работает, не хватает каких-то запятых в законодательстве. Но это надо как можно быстрее запустить: государство начнет согарантировать кредиты реальному сектору, и тогда у банков создастся другая ситуация. Кризис недоверия пройдет, и они смогут говорить о реальных ставках.

— А Сбербанк говорит, что, конечно, госгарантии есть, но все равно он не сможет под них давать деньги. Потому что госгаранитии носят слишком краткосрочный характер.

— Смотря какие госгарантии. Если они даются на срок действия кредита, а кредит будет работать в течение как минимум года, то тогда эти гарантии будут для них работать. Я могу сказать, что Сбербанк сегодня кредитует по достаточно низкой ставке — 18% годовых.

— Это в рекламе написано?

— Могу даже назвать, кто получил — ЗАО «Абрау-Дюрсо». Это кредит, который идет из года в год. Только ставка меняется. Могу привести еще много предприятий, которые получили такие же кредиты. Это нормальная ставка Сбербанка. Но он требует дополнительного обеспечения в условиях кризиса. Оборудование, купленное по этому кредиту, теперь не за 60% от стоимости берется залог, а только под 40%. То есть Сбербанк кредитует дешево, но наращивает необходимость обеспечения гарантий.

— На встрече с Игорем Шуваловым обсуждали ли вы вопросы, связанные с социальной ответственностью бизнеса во время кризиса?

— Конечно, эти вопросы витают в воздухе. Мы обсуждали разные темы и практически каждая из них затрагивает социальную ответственность. Очень сложные вопросы сегодня: бизнесмены увольняют сотрудников, а себе увеличивают заработные платы; первыми страдают работники, а только потом владельцы.

— ВТБ, например, чуть сократил бонусы.

— Молодцы. Сбербанк, к сожалению, за прошлый год оплатил больше миллиона каждому из членов правления. При этом сегодня он основной реципиент государственных денег. В Сбербанк сотни миллиардов рублей пришли через антикризисные программы.

В социальном смысле бизнес должен проявлять какую-то сопричастность к проблемам своих сотрудников, к проблемам страны. И в этом смысле средний бизнес более социален, чем крупный. Потому что мы, как средние предприниматели, знаем почти каждого своего сотрудника в лицо. Мы не можем проводить такие жесткие программы по увольнениям и сокращениям, потому что на этих предприятиях мы работаем каждый день.

— Но каким образом Сбербанк, самый большой банк страны, может заявить о сокращении рабочих мест на четверть?

— Так и заявляет. Банк имеет избыточный персонал. Мы знаем, что тучные времена привели к тому, что в банках, причем и в коммерческих, и в государственных, образовался явный избыток сотрудников. Теперь проводятся программы повышения эффективности работы, и этот персонал сокращают.

— А как же социальная ответственность? Куда народ пойдет?

— Социальная ответственность не в том, чтобы держать избыточный персонал, а в том, чтобы находить правильные решения для него. Мне кажется, надо просто честно говорить со своими сотрудниками.

Но Сбербанк— это все-таки государственный банк. Сегодня государство тратит огромные средства, выделены миллиарды рублей на поддержку занятости или на переквалификацию сотрудников. И правильнее бы было решать вопрос занятости через свои госинструменты. Тот же Сбербанк мог предложить госкомпаниям организовать обучение людей, их переквалификацию.

Думаю, государственные представители в правлении Сбербанка, должны активнее работать, выстраивать совместную политику. Потому что у них есть возможность влиять на принятие решений в Сбербанке. Но существуют другие методы стимулирования бизнеса к тому, чтобы не увольняли персонал.

Когда наступает кризис, у каждого бизнесмена резко падают доходы. Он должен сокращать издержки для того, чтобы сохранить бизнес, выжить. Издержки бывают двух основных видов: те, которые зависят от бизнесмена, и внешние, от него не зависящие. К внешним относятся налоги, цена на газ, электроэнергию и т. д. А внутренние — это то, что он платит за персонал, вкладывает в развитие. Бизнесмен начинает с того, что от него зависит. Он начинает сокращать. Сегодня резко упал импорт промышленного оборудования, все инвестиционные вложения резко сократились. И началось сокращение персонала. Если бы государство сказало: мы сократим ваши внешние издержки, налоги. Дадим, например, налоговый кредит на 2 года под проценты, но вы возьмите на себя обязательства: не увольнять народ у себя на предприятии. Многие бы пошли на это. Тогда бы, зная, что не будет издержек, связанных с налогами, больше можно было бы зарезервировать для народа.

— Кому вы это предлагали и какова судьба этих предложений?

— Мы с ноября это предлагаем. Минэкономразвития нас поддерживает, Минфин — нет. Путин сказал, что правительство будет рассматривать это предложение. Хотя у него возникли вопросы: не дестимулирует ли это развитие. Но это же кризисное решение. Возможно, у таких предприятий будет меньше интересов стимулирования, но, тем не менее, в кризисе это имеет меньшее значение.

— Некоторое время назад «Деловая Россия» выступила с предложением гарантированного выкупа у застройщиков хотя бы десяти процентов жилья...

— Речь только о доступном жилье. Здесь совпадают интересы и наших незащищенных социальных слоев, которые сегодня не имеют квартир, и государства, и бизнеса. Потому что именно строительство доступного жилья может стать тем локомотивом, который за собой потянет не только стройку, но и смежные отрасли, а потом, возможно, и всю экономику. Мы предложили, чтобы государство по новым проектам дало гарантии: если квартиры не будут проданы по завершению строительства, государство выкупит их, но по цене строительно-монтажных работ плюс 10%. Эту идею поддержал Путин. Но он предложил некие ограничения, например, чтобы это не была квартира в 200 метров. Шувалов даже цифры назвал. Он сказал, что такие квартиры должны выкупать по цене не выше 30 тысяч за квадратный метр. Реальные деньги на это потребуются только через два-три года.

Мы надеемся, что те предложения, которые мы делали, найдут свое отражение в документах правительства.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию