16+
Четверг, 23 ноября 2017
  • BRENT $ 63.18 / ₽ 3695
  • RTS1159.11
2 марта 2012, 17:40

Родственные связи помешают госзакупкам

Лента новостей

В рамках борьбы с коррупцией при госзакупках Минэкономразвития предлагает публиковать информацию о наличии родственных связей между поставщиком и заказчиком. Эксперты считают, что на практике это требование исполняться не будет

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Минэкономразвития настаивает на том, что необходимо отсечь от госзакупок компании, руководители или бенефициары которых состоят в близком родстве связях с чиновниками и сотрудниками госкомпаний.

С этой целью МЭР предлагает публиковать информацию о родственных связях между поставщиком и госзаказчиком. Предполагается, что потенциальные контрагенты госзаказчиков и компаний с долей государства свыше 25% будут обязаны публично раскрывать аффилированность с ними, предоставляя «расписку». В ней должен быть указан узкий круг родственников: родители, дети, супруги и родные братья и сестры. Впрочем, о руководителях какого ранга идет речь, пока неизвестно — Минэкономразвития дополнительно запросило об этом информацию у правительства и в настоящее время ждет ответа.

Как сообщил директор департамента имущественных отношений ведомства Алексей Уваров, соответствующие поправки готовятся в закон о госзакупках и в закон о закупках госкомпаний и госкорпораций. Работа над документом должна завершиться к середине марта.

Напомним, о кумовстве в высших эшелонах власти в прошлом году напомнил премьер-министр Владимир Путин: в декабре он рассказал, что почти каждый второй в руководстве энергокомпаний связан с аффилированными структурами или подозревается в преступных схемах. К концу года президент Дмитрий Медведев поручил МЭР, Минюсту и ФАС разработать необходимые меры борьбы с коррупцией и кумовством.

Замдиректора департамента экономики и финансов правительства Дмитрий Красников 15 февраля направил в Минэкономразвития письмо с требованием «ускорить представление необходимых материалов» для подготовки доклада по проблеме на основе полученной информации. В МЭР оправдываются, что министерство «физически не способно справиться с тысячами анкет работников и сотнями тысяч договоров».

«В отношении кого-либо из них, возможно, возбудят уголовное дело и даже посадят»

Как ожидается, без так называемой расписки компания не будет допущена к тендеру. Причем эта информация будет публичной и, возможно, будет размещаться вместе с конкурсной заявкой. Контролировать честность поставщиков смогут их конкуренты и наблюдатели, следящие за госзакупками, а вот правоохранителей и налоговиков к проверке привлекать не планируется.

По словам Уварова, механизма общественного контроля будет достаточно: «Все будут знать, что чиновники и топ-менеджеры госкомпаний заключают сделки с родственниками. Люди будут возмущаться, писать письма, и этим руководителям придется оставить занимаемые должности. А потом в отношении кого-либо из них, возможно, возбудят уголовное дело и даже посадят».

Любопытно, что, несмотря на планируемые нововведения, запрещать чиновникам и менеджерам госкомпаний совершать сделки с родственниками никто не собирается. «Мы допускаем, что иногда близкие к руководителям ведомств структуры могут предложить гораздо более выгодные условия выполнения госконтракта, нежели другие. Поэтому введение запрета на такие сделки представляется слишком жесткой мерой», — резюмировал Уваров.

Все устроено гораздо сложнее

Старший юрист ART de LEX Ярослав Кулик не считает, что на практике раскрытие информации о владельцах участвующих в госзакупках компаний принесет много пользы. Вместе с тем, такая норма ужесточит требования к участникам госзаказа и закупок для госкомпаний по 223-му закону, что приведет к увеличению бумажной работы.

«Подобные связи ранее были найдены, например, в энергетическом бизнесе, но в дальнейшем больших плодов эта норма не принесла. Сейчас на практике едва ли можно найти такие прямые связи, когда госзаказчик или госкомпания отдает свои подряды компаниям, в которых есть родственники-руководители — дети, родители. Все устроено гораздо сложнее, и такая аффилированность на практике выглядит не так просто. Поэтому едва ли можно ожидать от этого какого-то позитивного эффекта, и речь идет исключительно о переложении ответственности на самих поставщиков», — рассказал BFM.ru эксперт.

Отметил Кулик и тот момент, что на практике получить от своего партнера по бизнесу информацию о бенифицирах его компании достаточно сложно. «А для непубличных компаний такое требование и вовсе кажется чрезмерным, — считает он — Ведь никто не предлагает решений по защите конфиденциальности таких сведений».

«На практике это поработает какое-то время, но потом все реструктурируют отношения таким образом, что вряд ли будут подпадать под действие нового требования, попросту будут писать такую расписку с указанием, что таких связей нет. В данном случае важно, как будет работать механизм ответственности, как правильно квалифицировать такие деяния. Не исключено, что в большинстве случаев это будет нерабочей нормой», — констатирует эксперт.

Генеральный директор торгового портала Fabrikant.ru Сергей Габестро считает, что для тех случаев, когда аффилированность поставщика и заказчика не будет зарегистрирована, необходимо изменить законодательство таким образом, чтобы сделку можно было признать недействительной. «Это нужно сделать, чтобы завершить логику всей этой инициативы. Если за то, что ты не подал сведения, не будет никакого наказания, то никто и не будет подавать эти данные», — сказал BFM.ru эксперт.

Не брат, но друг

Между тем, журнал Forbes проанализировал госконтракты, которые были заключены за последние четыре года, и составил рейтинг бизнесменов, получивших самые крупные заказы государства.

Как пишет издание, на первом месте в рейтинге находится «друг детства и спарринг-партнер Путина по дзюдо Аркадий Ротенберг». Он получил госзаказы на 889 млрд рублей. Главными заказчиками стали «Газпром», РЖД, «Олимпстрой», «Автодор», Росавтодор, Администрация гражданских аэродромов и Росморпорт.

Второе место рейтинга занял глава «Стройгазконсалтинга» Зияд Манасир. Компания получила заказы от «Газпрома», «Транснефти» и Росавтодора на 728 млрд рублей. В настоящее время «Стройгазконсалтинг» — один из крупнейших строителей трубопроводов для «Транснефти».

На третьем месте владелец «УГМК-Холдинга» Искандер Махмудов. Он получил господряды на 364 млрд рублей от РЖД, метрополитена и Минпрома.

В пятерку рейтинга Forbes также вошли: бывший однокурсник Аркадия Дворковича Зияудин Магомедов, получивший госзаказы на 226 млрд рублей, и основной акционер ТМК Дмитрий Пумпянский с заказами от РЖД на 146 млрд рублей.

Далее в десятке самых удачливых получателей госзаказов расположились Геннадий Тимченко (113 млрд рублей); Олег Дерипаска (104 млрд); Владимир Костылев и Евгений Сур с заказами на 90 млрд; Арас Агаларов (62 млрд рублей); Вазген Геворкян (заказы на 46 млрд рублей от «Транснефти»).

Обозреватель Forbes Надежда Иваницкая рассказала в интервью Business FM, что для спецпроекта были проанализированы заказы почти на 5 трлн рублей. «Мы брали четырехлетку президентства Медведева и изучили 700 контрактов дороже 1 млрд рублей. При этом в процессе работы мы столкнулись с большим количеством сложностей. К примеру, на сайте «Внешэкономбанка» сейчас есть только положение о госзакупках, и нет самих госзакупок. Или на сайте «Ростехнологий» — есть за 4 года только один тендер на проведение аудита», — рассказала Надежда Иваницкая.

Рекомендуем:

  • Фотоистории