16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 63.06 / ₽ 3732
  • RTS1147.61
4 апреля 2012, 07:03 Право

Медиаторов закрепят за судом

Лента новостей

В Москве прошел круглый стол, на котором обсуждались меры по совершенствованию практики досудебных урегулирований гражданских и административных споров

Советник президента России, председатель Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства Вениамин Яковлев. Фото: РИА Новости
Советник президента России, председатель Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства Вениамин Яковлев. Фото: РИА Новости

Процедура урегулирования споров с участием мирового посредника — медиация — в ближайшие годы может стать обязательной частью процесса судопроизводства. Как сообщил председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) в отставке, а ныне советник президента РФ по правовым вопросам Вениамин Яковлев, соответствующий проект закона о внесении изменений в Арбитражно-процессуальный кодекс подготовлен ВАС. Документ предлагает, в частности, снять запрет на работу судей в отставке в качестве независимого арбитра для решения конфликтов.

Впрочем, далеко не все эксперты положительно относятся к самой идее медиации. В ходе круглого стола, который прошел во вторник в Москве, юристы отмечали, что действующий уже больше года закон фактически не работает, имеет множество изъянов, а большинство граждан о нем вообще ничего не слышали.

Проект закона о медиации был внесен в Госдуму в марте 2010 года президентом Дмитрием Медведевым. Идея процедуры урегулирования споров с участием независимого посредника была призвана разгрузить суды. 1 января 2011 года Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» вступил в силу.

Согласно закону, к процедуре медиации можно прибегать на любой стадии судебного разбирательства при урегулировании гражданских, семейных и трудовых (не коллективных) споров. Исключение составляют ситуации, когда результат решения спора может затронуть интересы третьих лиц, либо публичные интересы, к примеру, когда речь идет о спорах в рамках производства по делам о банкротстве.

Медиатора назначают по взаимному соглашению сторон как на платной, так и бесплатной основе. На процедуру отводится не более 180 дней, при этом стороны и медиатор должны делать все возможное, чтобы уложиться в 60 дней. Посредник может выполнять свои функции на профессиональной основе, тогда он должен быть не младше 25 лет, с высшим образованием, пройти курс обучения по программе подготовки, либо на непрофессиональной основе — тогда достаточно достичь 18-летнего возраста, быть полностью дееспособным и не иметь судимостей.

Президент Национальной организации медиаторов Цисана Шамликашвили констатировала, что институт медиации вполне легитимен «но мало кто хочет и мало кто пользуется им», хотя Дмитрий Медведев в послании Федеральному собранию обозначил важность досудебных примирительных процедур. По словам Шамликашвили, сейчас «судебная система держит своего рода врата доступа к медиации».

Яковлев: медиация — это не медитация

Вениамин Яковлев, в свою очередь, отметил, что причина незнания граждан о легальности использования процедуры урегулирования споров с участием мирового посредника заключается в том, что им «мало и плохо разъясняют». «Многие путают медиацию с медитацией, поэтому отношение к этому термину подозрительное», — заметил судья в отставке. Он добавил, что к значению термина «посредник» люди относятся еще хуже, поскольку в обывательском представлении это человек, который «из ничего делает деньги». «Оба термина не годятся», — резюмировал бывший глава ВАС. Он полагает, что лучше всего использовать понятие переговорно-примирительной процедуры между сторонами, находящимися в конфликте. «Можно, конечно, обратиться в суд, но это дорого, поскольку хороший адвокат стоит денег. Это время, и еще неизвестно кто победит, а кто проиграет, — «рекламировал» идею воплощения в жизнь медиации Вениамин Яковлев. — Правосудие должно быть, но это все равно, что стрелять по воробьям тяжелой артиллерией, ведь конфликтов в обществе много, а суды сейчас страшно перегружены».

Иллюстрируя свою мысль, Яковлев сообщил, что за год российская судебная система рассматривает порядка 25 млн дел, из них примерно 1 млн уголовных, 14 млн гражданских и 10 млн административных. «Судьи работают в жестком режиме, у них огромный дефицит времени, поэтому должны использоваться альтернативные способы досудебного урегулирования споров. Дураки будут ссориться и драться, а умные — вести переговоры», — считает советник президента.

Яковлев отметил, что необходима серьезная государственная программа внедрения переговорно-примирительных процедур на всех этапах — досудебных, судебных и послесудебных, когда речь идет уже об исполнении решения.

Наследие 1990-х

Вениамин Яковлев считает, что суд решает вопрос силой, но не разрешает сам конфликт, медиация же приводит к мировому соглашению. Он напомнил, что «эта процедура не пришла к нам с Запада, так как многие споры у нас еще до революции решались с участием мировых судей», которые выступали в роли примирителей. Причем это были не обязательно юристы, а «честные, порядочные, авторитетные и мудрые люди».

По мнению Яковлева, в качестве примирителей могли бы выступать судьи в отставке, однако сейчас закон запрещает им заниматься иной деятельностью, кроме научно-педагогической или творческой. Судьи в отставке также могут работать на госслужбе.

По его словам, в подготовленном ВАС проекте закона о внесении изменении в АПК, предлагается снять запрет на работу судей в отставке в качестве медиатора. Кроме того, планируется восстановить существовавший до «лихих 1990-х» обязательный претензионный порядок досудебного урегулирования спора, когда стороны до обращения в суд обязаны были направить претензию. Яковлев напомнил, что данное положение законодатели были вынуждены в свое время убрать из АПК из-за сложившейся негативной практики, когда недобросовестная сторона, узнав о претензиях в ее адрес, ликвидировала юрлицо и «растворялась в тумане», либо оформляла имущество на других лиц и ответчик представал в суде «гол как сокол».

Яковлев отметил, что примирительные досудебные процедуры сейчас широко применяются во многих странах мира. В частности, в Великобритании, где в Высоком коммерческом суде Лондона, например, стороны еще до начала процесса могут ознакомиться с аргументами друг друга. В результате 80% дел «испаряются»: либо истец отзывает иск, либо ответчик соглашается выполнить требования истца добровольно, либо стороны заключают мировое соглашение. И только 20% дел доходят до разбирательства.

Заместитель председателя Верховного суда России Василий Нечаев добавил, что согласно практике, если принимается медиативное решение, то от него не отказываются. «Эта процедура могла бы применяться в гражданском, семейном и трудовом праве», — полагает он. По его словам, чтобы закон заработал в полную силу, Верховный суд выступил с предложением ввести обязательную процедуру медиации по ряду категорий дел. «Это научит граждан договариваться и гармонизирует социальные отношения», — считает судья.

За уклонение от попытки помириться будут штрафовать

Как рассказала заместитель начальника управления публичного права и процесса ВАС Анна Смола, в разработанном ВАС законопроекте прописываются случаи, когда можно прибегать к примирительным процедурам, и то, как должен действовать судья. «Сейчас закон гласит, что судья должен содействовать примирению сторон, но не ясно как, поэтому все его действия сводятся к отложению разбирательства, чтобы стороны могли договориться», — рассказала она.

К категориям дел, по которым суд будет обязан провести примирительные процедуру, предлагается отнести споры, возникающие из гражданских и административных правоотношений, дела по оспариванию актов госорганов и взысканию обязательных платежей и санкций. По словам Смолы, законопроект также предусматривает наложение штрафа за уклонение от участия в примирительных процедурах.

Однако другие участники круглого стола высказались против подготовленных ВАС нововведений. Так, первый заместитель председателя Думского комитета по собственности Валерий Селезнев высказал недоумение по поводу использования в тексте законопроекта понятия «судебной медиации». «Вместо того, чтобы судья действовал в рамках правового поля, он будет выпихивать дела за угол — на своих помощников. Это будет коррупция за углом», — уверен парламентарий. Он также считает, что из действующего сейчас закона необходимо «искоренить» возможность участия в примирении непрофессиональных медиаторов. По его мнению, последние должны быть обязательными членами саморегулируемых организаций.

Селезнев также выступил категорически против использования в качестве примирителей судей в отставке и адвокатов. «Они не станут медиаторами никогда, у них существуют свои стереотипы», — заявил он, добавив, что закон необходимо подвергнуть доработке.

Ему возразил президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев. «Если человек, находящийся на пожизненном содержании у государства, еще может работать, то почему нет?» — встал он на защиту судей и адвокатов, оказавшихся «не у дел». Он также добавил, что во многих зарубежных странах инициаторами примирительных процедур являются адвокаты, хотя их участие в качестве медиаторов вначале и принималось «в штыки».

«Конкурировать с дешевой и эффективной судебной властью медиация не сможет»

Впрочем, его точку зрения не разделяет председатель коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры» Андрей Яковлев. Он назвал чрезвычайно низкий процент использования примирительных процедур в досудебном порядке: «Из более чем 1,2 млн дел, рассмотренных арбитражными судами в 2011 году, только по 2,7% были заключены мировые соглашения», — указал он. Юрист отметил, что «большая социальная агрессивность в обществе мешает использованию процедуры медиации». По мнению Яковлева, причина того, что закон не работает, в дешевизне отечественного судопроизводства. «За пошлину в 200 тысяч рублей (максимальный размер госпошлины по имущественным спорам — BFM.ru) у нас рассматриваются миллиардные споры, а эффективность исполнения судебных решений обеспечена дешевизной работы Службы судебных приставов, — отметил он. — Поэтому конкурировать с дешевой, быстрой и эффективной судебной властью никакая медиация не сможет. Это мое убеждение».

Медиаторам работается тяжело

Принявшие участие в работе круглого стола профессиональные медиаторы из разных регионов страны говорили о том, что у арбитражных судей сейчас нет понимания, как с ними работать. «Я недавно устраивал презентацию перед судьями одного из районных судов. Сказать, что они скептически относятся к медиаторам, это не сказать ничего», — признался один из участников мероприятия. А судья арбитражного суда Москвы поведала, что не знает, как ей быть: по закону судьи обязаны публиковать все решения на сайте АСМ. «Но если стороны хотят, чтобы медиативное соглашение было конфиденциальным, то мы оказываемся в непонятной ситуации», — посетовала она.

Некоторых ораторов волновал вопрос о том, как воспримет идею развития медиации недавно избранный президент, не «умрет ли она на корню». Здесь Цисана Шамликашвили успокоила коллег: «Первый, кто сказал о необходимости медиации, был Владимир Путин на Съезде судей в 2004 году». Таким образом, можно считать, что «благословение сверху», к которому привыкли в России, обеспечено.

Рекомендуем:

  • Фотоистории