16+
Среда, 18 октября 2017
  • BRENT $ 58.02 / ₽ 3333
  • RTS1147.79
22 июня 2012, 10:00
Спецпроект: Спецпроект Между делом: Мерседес-Бенц S-класса, ПЭФ 2012

Между делом — откровения в Mercedes-Benz S 500 по поводу ПЭФ-2012. Часть четвертая с Владимиром Шигаевым

Лента новостей

Фото: BFM.ru
Фото: BFM.ru

Владимир Шигаев, генеральный директор AGC Flat Glass по Восточной Европе, улыбнулся, когда увидел нашу передвижную студию. Он пошутил, сказал: «Очевидно, Business FM по-другому не умеет». «Мы придерживаемся традиции, — ответила я. — Mercedes-Benz S-500 — официальный автомобиль Питерского экономического форума».

— На Питерском форуме будут обсуждать следующие темы: эффективное лидерство, создание надежного будущего, российский потенциал в действии. Будет также организован цикл встреч с лидерами — «Беседы, меняющие мир».

— Вопрос, что такое лидерство, он очень большой, это целая лекция. Есть теоретические выкладки и есть спор, который всегда возникает — что такое организаторские способности и что такое лидерство. Есть еще понятие «мировые лидеры».

Лидерство — это набор качеств, которые определяют способность человека вести за собой людей, возглавлять процессы, организации и так далее. Другое дело, насколько эти качества врожденные или их можно в себе воспитать.

Фото: BFM.ru

Я работаю в компании, которая сегодня занимается именно воспитанием лидеров, потому что она понимает, что сегодня главный успех компании — люди. Лидеры, которые могут в очень быстро меняющемся мире столь же быстро принимать решения, влиять на мнения окружающих и достигать в итоге максимальных результатов. Существуют специальные системы, и самое парадоксальное, что система существовала всегда, веками, существует и поиск, и подготовка лидеров.

Когда я учился в 1980-х годах в Японии, мне повезло, я был в делегации первых молодых советских предпринимателей. Тогда я был удивлен, что лидеров в Японии готовили по системе, которая использовалась ЦК КПСС во время подготовки кадровых резервов. Оказалось, что японцы ее очень сильно и глубоко изучили в свое время. Спустя много лет я встречался с тремя представителями одной японской организации, каждый из них вручил мне визитку. На каждой было написано: президент, президент, президент. Я даже растерялся — не ожидал такого количества президентов в этой организации. Оказалось, что один президент ушел с поста два года назад, другой будет президентом этой компании через пять лет. А третий работает в этой должности сейчас. У них очень сильно развита система подготовки кадрового резерва. Система горизонтальных и вертикальных перемещений.

И любой человек, попадая в крупную корпорацию, сразу включается в эту самую систему. Чтобы занять какую-то позицию менеджера, топ-менеджера, он должен пройти и иметь определенный опыт работы. Сегодня эта система очень эффективно работает в крупных японских корпорациях. И так они воспитывают лидеров.

На мой взгляд, в нашей стране основная проблема кроется в системе подготовки людей, в поиске лидеров. Я ощущаю это, у нас девальвируется образование, особенное инженерное.

— Потому что все захотели быть юристами?

— Да, юристы, финансисты, экономисты. Я всегда стараюсь раз в месяц встречаться с молодыми людьми, которые приходят к нам в компанию. Просто пообщаться за чашкой чая. К сожалению, времени у меня не так много, но я считаю, что это один из способов мониторинга людей, которых сегодня дает рынок труда. У многих размыты ориентиры — они росли, когда общество из одной формации переходило в другую. Поэтому в нашей компании основой мотивации являются не столько какие-то материальные блага, хотя да, это очень важно с точки зрения возможностей человека — нормально работать и зарабатывать. У нас на первом месте развитие человека, его продвижение в компании. Когда молодой человек приходит в компанию, до 30 лет он фактически продолжает учиться, получает только навыки, а дальше он должен двигаться, расти в собственной компании.

Мой опыт показывает, что молодому человеку требуется минимум 6-7 лет, чтобы стать менеджером среднего уровня управления. Правда, у меня есть пример, когда человек пришел после института и сегодня является руководителем всего нашего коммерческого блока. Он этот путь прошел за 9 лет и стал руководителем в 33 года.

Очень важно, чтобы лидер, чтобы руководитель был примером. Это касается кодекса поведения. Возможно, я говорю какие-то банальные вещи, но от слов до реализации непосредственно на месте очень большое расстояние.

Возьмем форум в Петербурге, съезд наших лидеров бизнеса, политики. На нем перекрывают движение, суперавтомобили со спецсигналами, спецпередвижение каких-то охранников. Нигде — из тех мест, где я был на подобных мероприятиях — ничего не перекрывают.

Фото: BFM.ru

— Почему у нас так происходит?

— Я думаю, это связано с определенным уровнем развития нашего общества. Связано с опытом и умением этот опыт применять. Я был на первом форуме, был на последующих. Конечно, идет совершенствование, но очень много вопросов остается. Сегодня мы находимся только в начале формирования того же гражданского общества. Быстро перепрыгнуть из одного состояние общества в другое невозможно. Требуется время, изменение ментальности, воспитания, структуры общества. Мы видим изменения, но, возможно, кому-то хочется, чтобы все менялось быстрее.

— Кому-то вообще не хочется торопиться.

— А кому-то вообще не хочется ничего делать, ничего не хочется изменять.
.
— У нас сейчас новый президент. Те, кто голосовал за Владимира Путина, выбирали, по их собственным словам, стабильность. Это совместимые вещи: президентство Путина и стабильность?

— Мы не вмешиваемся в политику — таков наш кодекс поведения.

— А может бизнес обойтись без политики?

— Конечно. Именно так и должно быть. Бизнесу, который находится в нормальном правовом поле, важны только равные правила игры на рынке, нам нужна предсказуемость этих правил на какой-то долгосрочный период, чтобы планировать свои денежные потоки, инвестиции. Участие в политике — это личное дело каждого человека, это индивидуально, это его желание. Компания никогда не участвовала и никогда не будет участвовать в политике. Даже вопросы благотворительности — это не политика, это социальная ответственность бизнеса, хотя у нас иногда это и становится политикой, к сожалению. Но это опять-таки уровень развития нашего общества.

Я как гражданин этой страны, конечно, заинтересован в том, чтобы общество было стабильным, спокойным. На нашу долю уже выпало столько революций — 20 век оставил не очень хороший след в истории с точки зрения развития страны. У меня дети, внуки — хочется стабильности и для себя, и для них. Но какую цену надо платить за эту стабильность — это уже другой вопрос. Здесь надо говорить, что в первую очередь будет все равно действовать закон перехода количества в качество, все равно будут формироваться новые слои общества. У нас сегодня появляются собственники земли, недвижимости, жилья, средств производства, соответственно этому классу уже есть, что терять. Общество меняется, скорости большие, и эти перемены — залог развития. Залог развития — это движение. Если движение останавливается, перестает развиваться общество, начинается стагнация, застой. Но я думаю, застоя не будет, процессы не остановить.

— У нас сейчас вместо слова «застой» применяют новое модное слово «визуализация». Вместо того, чтобы делать дело, мы демонстрируем. Взять Сочи, что там происходит? Что скажете про визуализацию? По-моему, это тренд.

— Да, это сегодня происходит — появляется много новых слов. Это нормальное явление, тоже развитие. Когда люди видят определенное искажение информации, они на это реагируют. Понятие двойной морали. Лидер не может быть с двойной моралью. Если это лидер, то этот лидер должен показывать образец отношения к тому или иному вопросу. Если он что-то говорит, то и делать должен то же самое. Иначе это очень болезненно воспринимается обществом. И оно начинает уставать от таких лидеров, которые сегодня есть, которые говорят одно, а на самом деле, делают другое. Но мы не могли не пройти этап накопления первоначального капитала, мы должны были его пройти. Плохо или хорошо, но мы это проходили. А история не терпит сослагательного наклонения.

И сегодня общество говорит: «Ок, давайте жить дальше по тем правилам, которые существуют в цивилизованном обществе!». Оно этого требует. Уже меняется система мотивации, система ценностей.

— Глядя на наших руководителей, на тех, кто будет присутствовать на ПЭФ, и говорить об эффективном лидерстве… Я понимаю, что у них уже случилось первичное накопление капитала, что дальше надо переходить от разговоров к делу. Пора уже делать что-то для страны. Но пока я не вижу ничего — кроме «пересядь сюда», как при Ельцине.

— Я не стал бы давать такую оценку. Пришли новые, молодые люди. А людей стоит оценивать по делам. Правда, чтобы сегодня внедрять какие-то новые механизмы управления, на уровне даже не политическом, а управленческом, в тех же муниципалитетах, надо заняться вопросами ликвидации компьютерной безграмотности. Это управленческая отчетность, специальные программы. Любая современная компания уже на пятый день месяца имеет отчетность, у нас это в середине месяца, и то — в лучшем случае. Это к вопросу скорости современного мира, скорости получения информации, скорости принимаемых решений и качества персонала, который сегодня требуется. В этой связи мы должны постоянно сравнивать себя с другими. И тут возникает вопрос сравнения: на кого мы похожи в своем развитии, на каком этапе мы сейчас находимся? Мы со странами третьего мира или с современными европейскими странами? Пока, если говорить о европейцах, разница ощутима. Вы ее чувствуете, когда прилетаете в страну.

— Моментально, на паспортном контроле. Правда, сейчас в Москве стало лучше.

— Когда вы прилетаете в другую страну, вам улыбаются, вам рады. А когда сюда прилетаешь: рост, вес, очки. С этого все начинается. И люди, которые там работают, они не виноваты, их так учат, потому что там работает система воспитания. Что первично? В основе стоит человек, мы должны это понять

В России есть отрасли, которые не попали в олигархический передел. Те, что создавались без участия государства, на потребительском рынке. Сейчас эти отрасли создали целую индустрию. Например, остекление окон в старых зданиях.

Сегодня эта индустрия — пример невмешательства государства в управление. Но эта конкурентная индустрия, это мелкий и средний бизнес, который должен составлять основу бюджета. Так же, как это происходит в устойчивой европейской экономике. Благодаря созданной индустрии мелкого и среднего бизнеса, тысячи людей могут иметь работу и развиваться.

Чтобы устоять в конкурентной борьбе, российским заводам пришлось модернизироваться. Должен расти уровень жизни людей. Мы не должны экономить на людях и на безопасности людей.

— Вопрос безопасности — сейчас он один из самых важных.

— Мы очень много говорим, но от слов не переходим к делу. Этим должно заниматься государство. Оно должно задавать планку, чтобы индустрия переходила на новый качественный уровень. Что такое энергосбережение? Это же не только вопрос лампочек, это целая большая комплексная проблема. Это проблема будущих поколений. И сегодня можно меньше инвестировать в развитие, если правильно запустить программу энергосбережения.

— Как правильно ее запустить?

— Программа должна быть комплексной. И не надо ничего выдумывать. Нужно создавать условия, которые стимулируют применение энергоэффективных технологий. Это не только лампы. Это и остекление окон, и утепление стен, и вопросы выключателей. Нужна еще социальная реклама.

Я могу рассказать об аналогичном опыте других стран. Я общаюсь со своими коллегами из Европы и знаю, как это применяется на практике. Ничего тут сложного нет, должна быть политическая воля в создании механизмов и инструментов.

Да, у нас есть своя специфика, мы это должны четко представлять, но надо как можно больше применять передовых технологий. Чутко реагировать на мировые процессы. Вспомните, 15 лет назад из Китая на крупные международные форумы приезжали целыми делегациями во главе с секретарями Центрального комитета партии... И сегодня та же самая индустрия солнечной энергетики занимает в Китае первое место. Порядка 70% мирового рынка по выпуску солнечных батарей —это доля Китая. Они учились, ездили, собирали эти технологии.

— Их даже в воровстве обвиняют, но все равно бессмысленно.

— Давайте Японию возьмем. После Второй мировой войны японцы занимались сбором информации.

Когда мы говорим о развитии нашей экономики, о том, что мы что-то восстановим, хочется ответить, центр прибыли там, где находится идея и деньги. Не будет у нас никогда такой дешевой рабочей силы, как в Китае. Русский человек по-другому сложен, производительность труда китайского рабочего всегда будет выше, как и производительность турецкого рабочего.

— Как же нам быть?

— Мы все равно будем привлекать рабочую силу, нам не будет хватать. Но когда мы говорим «инновация», «модернизация», мы должны понимать, что применять эти понятия можно только в стабильном обществе. Раньше у нас были 5-летние планы, мы этим гордились. Но сегодня 20-30-летние программы развития.

Любая крупная корпорация думает, что будет через 30 лет, каким будет мир, к каким новым продуктам надо идти. Для этого при крупных корпорациях существуют RND-центры, в это вкладываются большие деньги.

Невозможно сегодня восстановить ряд экономик. Мы очень сильно отстали. При всем моем уважением, есть ряд вещей, которые, ну, просто уже нельзя... Надо закупать технологии, ничего страшного.

У нас сегодня проблемы с инфраструктурой и с дорогами. А от этого очень многое зависит, фактически — это инвестиционная привлекательность климата. Та же самая логистика, передвижение бизнеса тоже немаловажную роль играют. В Санкт-Петербурге до сих пор нет нормального аэропорта, только сейчас начали строить. Мы можем административно сказать: переезжай сюда и будешь здесь платить налоги. Но надо по-другому, надо создавать условия, чтобы бизнес туда сам приходил. А бизнес приходит туда, где ему удобно, где для него созданы нормальные условия. О чем мы можем говорить, если сегодня бизнес приходит в нашу страну, а ему говорят: вы за все должны платить.

В любой нормальной стране, когда ты приходишь, тебе к площадке подводят все: электричество, газ, воду. А мы создали систему, которая с самого начала приоритетно носит коррупционный характер. Конечно, бизнес задается вопросом: следует ли нам идти туда?

Но есть и обратный пример, Калужская область. Там появляется крупный автомобильный кластер, и следом бизнес идет. Мы сейчас тоже туда приходим. То же самое происходит в других регионах, где есть развитие, есть бизнес. Но государство должно создавать эти условия, оно должно обеспечивать инвестиционную привлекательность.

— После всего сказанного как-то и не замахнуться на одну из тем форума. Звучит она так: «В авангарде инноваций».

— Можно декларировать многое. Но давайте скажем, сколько у нас зарегистрировано патентов. Единицы! Когда я начал заниматься стеклом, я понял, что специалисты все за границей работают в международных центрах, а некоторые технологии, которые сегодня нами используются, были запатентованы в 70-80-х годах. И сегодня они тоже используются на Западе.

Инновациям надо создать условия. Ведь просто так ты не вернешь человека сюда. У меня был случай: мы с одним человеком разговаривали, он хотел вернуться, приехал. Но когда столкнулся с проблемами нашего ЖКХ, оформлением документов и так далее, сказал, лучше я там будет жить. Поэтому очень важно создавать среду обитания. Как мы можем требовать производительность труда и участия в инновациях, когда наши люди сталкиваются с проблемами повседневной жизни. Это надо менять. Развитые страны это проходили. Проходим и мы.

Передвижная студия Business FM вернулась к офису на Гоголевском бульваре. У Владимира Шигаева была назначена следующая встреча.

— Вам было удобно в нашей студии?

— Для меня самое главное, чтобы было удобно работать. Автомобиль — это тоже рабочее место. Я все время там работаю, и мне должно быть комфортно.

Я бы так сказал: для меня автомобиль — это не роскошь, а инструмент работы. Он должен быть безопасным, удобным в управлении, а уже потом все остальное.

Фото: BFM.ru


Рекомендуем:

  • Фотоистории