16+
Четверг, 19 октября 2017
  • BRENT $ 57.22 / ₽ 3298
  • RTS1137.31
21 июня 2012, 11:34

А. Григорьев: «Стратегия страхового рынка нужна населению. В 21 веке, мы без нормального страхового рынка не проживем»

Лента новостей

Стратегия развития страхового рынка должна быть принята на ближайшие 25 лет, считает гендиректор компании «Ингосстрах» Александр Григорьев. О том, как идет разработка стратегии в эксклюзивном интервью Business FM

Стратегия развития страхового рынка должна быть принята на ближайшие 25 лет, считает гендиректор компании «Ингосстрах» Александр Григорьев. О том, как идет разработка стратегии в эксклюзивном интервью Business FM.

Business FM: В какой стадии находится сейчас разработка стратегии страхового рынка, что сейчас происходит и кто занимается этим вопросом?

Григорьев: Тема разработки стратегии страхового рынка имеет несколько аспектов, и, в общем-то, это больная тема на самом деле и не только для страховщиков, но и в целом для страны. Дело в том, так исторически получилось, что приоритет разработки этого направления макроэкономического всегда был очень низкий у Минфина, у МЭРТа, и всегда почему-то считалось, что стратегия страхового рынка это какой-то абстрактный документ, который кому-то нужен, например, страховщикам для лоббирования своих интересов. Почему-то всегда забывалось, что страховой рынок, как сегмент финансового рынка, является неотъемлемой частью и важнейшей частью политики государства. Во всех смыслах. И с точки зрения инвестирования в проекты, и с точки зрения наличия длинных финансовых ресурсов, и с точки зрения экономии бюджетных средств при выплатах, при различных событиях страховых. И вот это понимание меняется в нашей стране очень медленно. Здесь есть вторая сторона. Что такое стратегия? И это очень важно понимать. Здесь мы очень часто не находим понимания не только у госчиновников, в Минфине или, например, у депутатов в Госдуме, но даже часто в своем страховом сообществе мы не находим этого понимания, поэтому хотел бы сделать несколько заметок:

1. Надо понять, что стратегия страхового рынка - это не абстрактный документ для галочки, где это будет лежать, а это должно быть практической программой действий государства лет на 25. Изобретать стратегию страхового рынка на 3-5лет как это неоднократно делал Минфин не нужно. Это занятие, которое лишено смысла. Это примерно как изготовить лед для коктейлей: нужно, чтобы лед пролежал в морозилке условно 30 минут, а вы его кладете на 10 минут, а потом все время жалуетесь "что ж у меня лед-то не получается?". Вот примерно так. Стратегия страхового рынка это документ, который определяет неизменность политики государства и субъектов данного рынка лет на 20-25.

2. Нужно писать стратегию страхового рынка как составную часть государственной политики, не с точки зрения, что это кому-то нужно, а точки зрения, что это нужно государству, населению. И что это должно быть государственной политикой на 20-25 лет, которые определяют, как страна будет развивать этот сегмент. Не для абстрактных страховщиков, чиновников, а для населения. Это очень важный ментальный аспект, кот. очень тяжело входит в понимание.

Business FM: Но, все-таки, кто занимается сейчас разработкой этой стратегии?

Григорьев: Если говорить о государственных органах, мне это не известно. Если говорить о страховом сообществе, то лед чуть-чуть тронулся. Последние 2 президиума ВСС были посвящены, в том числе необходимости создания новой стратегии.

Business FM: Вы упомянули госорганы. Есть диалог государства и страхового сообщества?

Григорьев: Диалог всегда был и есть, вопрос, что под этим диалогом. Есть третий аспект - вот этот диалог. Я участвовал в обсуждении стратегии и вот этот диалог сводился к трем основным постулатам:

1) О котором я сказал, что это нужно вам страховщикам. Это было мнение и со стороны чиновников и со стороны депутатов.

2) что вы нас беспокоите по не очень важному ментальному вопросу, теоретическому. Вот у нас тут бюджет на следующие 3 года. Вот это важно для страны. А что у вас там со страхованием будет да ладно, у нас тут пожары идут.

3) Очень важно в диалоге было, а давайте напишем такой документ, который все примут, который устроит всех. Правительство, администрацию президента, Минфин, Госдуму и т.д. А это нужно? Причем здесь "возможно". Еще раз возвращаемся к первому тезису. Надо понять, что стратегия страхового рынка нужна населению с точки зрения понимания того, как будет выглядеть важнейший сегмент страхового рынка страны. Как будет защищаться интересы населения государства, мы сегодня будем обсуждать очень много тем, например туристы. Так вот, как будет выглядеть жизнь страны, с точки зрения, своих интересов имущественных, здоровья, ответственности и т.д.? Это нужно стране. Нужно прекратить писать «Васе понравиться или Пете или Зине документ», надо написать документ, который не будет нравиться всем. Он скажет все, ну как дорожная карта, мы идем вот в таком направлении. И кому-то он понравиться, а кому-то нет. Но его и государственные органы, и страховые союзы будут воплощать. И вот здесь очень важный вопрос к ментальному пониманию стратегии страхового рынка, если принять этот документ на 20-25 лет его нельзя будет менять. Вот это один из самых важных и м.б. тяжелых моментов для понимания. Приведу вам самый яркий пример, где последовательность действий государства определяет успешность осуществляемых реформ, реформ пенсионного фонда. В 2000 году, 12 лет назад, я уже не помню, то ли тогдашний пример, то ли уже и.о. президента В.В.Путин подписал указ о реформе пенсионной системы РФ, можно уточнить это по документам, чтобы быть точным. И в реформу были заложены очень важные, принципиальные и самое главное, это я вам как эксперт могу сказать очень правильные постулаты, соотношение накопительной и обязательной части, личные счета и т.д. Так вот за 12 лет, от той реформы, которая подписана 12 лет назад, почти ничего не осталось. И что мы сейчас имеем через 12 лет? Полнейший кризис пенсионной системы государства. В страховом деле точно и некоторые действия будут на каком-то этапе не очень комфортны, не очень понятны или даже не очень популярны. Или их надо будет делать только так. Если из пункта «А» сегодня в «Б» через 25 лет мы хотим придти с планируемым результатом для государства. Если в ходе этих лет мы начнем менять стратегию страхового рынка, результата не будет. Вот эти несколько заметок на понимание в моем представлении являются наиболее важными, с точки зрения понимания, какая стратегия нам нужна. И вот, например, прошлый документ чем отличался? Это не была стратегия развития страхового рынка. Это была стратегия регулирования. То есть, по сути внутренний документ Минфина, как регулировать страховой рынок. Так вот раздел регулирования страхового рынка это маленький, но важный раздел документа, который был в стратегии.

Business FM: А я хочу спросить, как вы сами видите себе этот документ, стратегию? И что там на ваш взгляд должно быть самое важное. Понятно, что он д.б. неизменный. Вы уже об этом сказали.

Григорьев: Это очень важно, он должен быть неизменным в исполнении, в имплементации.

Business FM: А из каких составных частей он должен состоять?

Григорьев: Во-первых, нужно понять, что должно быть стратегия развития. Нужно определить, в каком размере страховой рынок и параметры нужны государству. Объемы защиты, объемы с точки зрения доли ВМП, соотношение обязательных и добровольных видов, какие виды мы хотим видеть обязательными. То есть к чему мы хотим приучать население, к каким видам страхования, какое соотношение обязательств по ответственности, страхование жизни. Нужен такой вид или нет, какие для этого будут рычаги развития? Не рычаги контроля за страховщиками, а рычаги развития чтобы население стало вкладывать свои ресурсы из под матраса в свое долгосрочное страхование, а это деньги уже через страховые компании будут распределяться в большие долгосрочные инфраструктурные проекты страны. Потому что так живет весь мир. Кто главные инвесторы в мире. У меня сейчас вы знаете, как дежавю. Я лет 6 назад вот эту фразу говорил "кто главные инвесторы во всем мире", когда мы прошлую версию страховой стратегии обсуждали. Это страховщики, прежде всего, страховщики жизни и пенсионные фонды. Это главные инвесторы в мире. Они владеют железными дорогами, магазинами, гостиницами, управляющими компаниями, банками, а не наоборот. Потому что это длинные ресурсы. И государство получает это в свое управление. Например через 20 летние инфраструктурные проекты можно развивать проекты. С другой стороны это экономия бюджетных средств. Какие виды ответственности покрывает государство и хочет переложить на страховой рынок. Например, элементарно, мы все помним пожары 2010 года? Государство. Государство нам говорит: хочу и дальше платить за пожары, все пишем стратегии. Не надо страховать жилье. определенных традиций. Мы можем сказать, мыкая, в широком смысле, как государство и как страна, мы хотим, чтобы страховщики платили за это, чтобы люди в этом участвовали, цивилизованно, через страхование.

Business FM: А есть ли консолидированное мнение среди страховщиков по тому как должна выглядеть стратегия. Ваши коллеги с вами согласны?

Григорьев: Некоторые согласны, некоторые не согласны.

Business FM: А в чем противоречия?

Григорьев: Я не могу прям в деталях говорить о противоречиях, если концептуально то наверное большинство согласно. Дело в том что, выскажу критику в адрес нашего большого союза ВСС, именно ВСС занимал достаточно спокойную позицию по вопросу стратегии. И не занимал собственной позиции. Прошлая стратегия лет 6 назад, когда вокруг нее кипели страсти, ВСС занял достаточно спокойную позицию: давайте напишем то, что можно принять. Давайте , чтобы все это было согласовано мэром, Минфином, администрацией, написали эту бумажку - словом стратегия я не могу называть. Это бумажка, которая ни о чем, вот то, что получилось в прошлый раз. И именно поэтому в рамках ВСС сейчас, мне кажется, ВСС сейчас, как сообщество, поняло, что нужно менять свой подход, что ВСС, как союз страховщиков, должен занять главную, если хотите, интеллектуальную позицию и по сути написать то, что считают правильным сообщество страховщиков. И внутри этого обсуждения возможны различные споры, точки зрения, но потом коллегиальные органы ВСС примут ту стратегию, которую страховщики посчитают важными для государства. Что мы считаем, что такая стратегия нужна. На этом, я хочу важный момент подчеркнуть, на этом роль страхового сообщества во многом будет закончена, ну кроме того, что надо будет все таки попытаться доказать важность, адекватность именно такой стратегии государственным чиновникам, но дальше вступает в силу очень простой закон, дальше должны вступить в силу чиновники, которые понимают свою роль и ответственность перед государством, и сказать: " мы хотим, чтоб была вот такая стратегия", и может быть какие-то позиции из того, что будет написано в стратегии ВСС, может быть они не примут, но они будут нести за это ответственность. А может быть примут близко к тому, что нужно. Здесь не в коем случае нельзя отделить совместную работу, здесь не ВСС против чиновников, с этим давно пора покончить, здесь ВСС должен профессионально убедить чиновников и вместе с ними убедить их принять стратегию, которая нужна государству. Это не скандальная тема, вот кто-то считает так, а кто-то так, давайте горячую тему, пирожки пожарим, нет-нет-нет. Здесь тема профессионального понимания, что страна 20 лет страхования, 21 год, живет без стратегии. Уже можно было пожинать плоды значительного количества успехов, если бы 20 лет назад кто-то бы, нам легко сейчас говорить задним числом, кто-то бы знал, что стратегия нужна. Но сейчас то мы знаем, что нужно, и не хочется, чтоб через 20 лет наши последователи сказали: "Эти балбесы 20 лет назад не смогли принять стратегию, а мы через 20 лет страдаем".

Business FM: Ни 40 лет назад не приняли, ни 20 лет назад. Мне очень близко то, что вы говорите, потому что я близко занимаюсь киноиндустрией, и там тоже постоянно принимают стратегию развития, но там все несколько аморфно, потому что кино все-таки дело творческое, а здесь-то все должно быть довольно просто. Страхование - это единственная сфера человеческой гуманитарной деятельности, которая сопровождает жизнь любого человек 7 дней в неделю, 24 часа в сутки, до его рождения начинается и после его смерти продолжается. Это единственный вид гуманитарной деятельности человечества.

Григорьев: Просто вот в кино они постоянно принимают стратегию, вот была в прошлом году стратегия 2020, они ее принимали, разрабатывали, но все эти разговоры получаются пустые, как в страховании. Вы знаете, я скажу циничную фразу - без кино страна проживет. Хотя я огромный поклонник кино, обожаю многие советские и российские фильмы, но без кино мы проживем. Хотя будущее страны не в нефти, будущее страны в интеллектуальной собственности, в том числе в кино, в книгах и т.д., но без кино мы проживем, а без нормальной финансовой системы не проживем. Тут этот момент, что кино это совсем дальняя стратегия, это как будут выглядеть наши праправнуки через 200 лет, пожиная плоды, когда мы сейчас, условно говоря, Бердяева читаем или Соловьева - мы понимаем, что вот интеллектуальное богатство страны. Но если мы говорим о перспективе, например, о реальной конкурентности страны в 21 веке, мы без страхового рынка не проживем, без нормального.

Business FM: Я хотела спросить, насколько вообще эффективна разработка стратегии.

Григорьев: Что значит, насколько эффективна разработка, вы разрабатываете документ, дальше его можно принять или не принять, дальше его можно осуществлять или не осуществлять. Вот документ, который сейчас заканчивается в 12 году, и называется "стратегия страхового рынка до 12 года" - это не стратегия, его можно осуществлять, можно не осуществлять. Ничего не поменялось на страховом рынке, ничего. Мы же говорим, что сейчас сообщество дошло до такой стадии, ВСС в том числе, понимания, что нам нужна реальная стратегия, т.е. та стратегия, без которой экономический рост страны невозможен.

Business FM: Расскажите, пожалуйста, что с 1 июля, какие новшества в сфере финансовых гарантий, что касается туристов, сейчас начинается высокий сезон, когда все уезжают, позиция «Ингосстраха» по этому поводу.

Григорьев: Очень интересно, но этот вопрос, в том числе, связан со стратегией. Если в стратегии определить, какова цена человеческой жизни, каковы механизмы и т.д., то потом очень легко готовить и принимать плановые законы. Отсутствие стратегии в нашей стране страхового рынка означает очень простую вещь - экстренное, какое-то нервическое реагирование на сложившуюся ситуацию. В 2010 году загорелись дома и у нас были пожары, после чего неожиданно вся власть вспомнила о законе, который до этого 6 лет обсуждался, и никто не собирался его принимать. У нас в 11-12 году возникло банкротство целого ряда туроператоров с большими социальными последствиями перед выборами, и у нас, оказывается, вспомнили, что вообще нужно все–таки посмотреть финансовые гарантии туроператоров. И вот этот закон новый был принят в такой спорадической работе. Он был принят Госдумой без должного обсуждения экспертами. При этом, мы, понимая, что сама постановка вопроса об усилении фингарантий правильная, но как всегда начинается дальше. Мы чего хотим добиться? Мы хотим реальной защиты наших граждан добиться или решения каких-то вопросов, мы хотим, чтоб это работало, или чтобы депутаты сказали: "вот выполнили закон, галочку поставили, а там злобные страховщики и туроператоры портят нам всю картину".

Business FM: Вы могли бы рассказать, в чем суть и в чем противоречия тут.

Григорьев: Там нет противоречий, но там есть профессиональная недоработка тех, кто без реального взаимодействия со страховым сообществом и туристическим сообществом, тут знаете редкая вещь ,когда и мы, и туристическое сообщество одинаково оцениваем недостатки этого закона.

Первое, страховать ответственность от оборота можно, но речь должна идти о том, что должна быть емкость, т.е. условно, принято решение повысить страховые гарантии, по мелким туроператорам ничего не поменялось, они как страхуются на свои "до 30 млн. рублей", так и будут страховаться, и их гарантии, единственное, что страховщики подходят теперь более жестко к этому после значительного количества банкротств.

Второе, большие и средние большие туроператоры выходят за рамки принятого лимита 100 млн., который был принят по предыдущему закону, теперь они должны платить 12% от оборота, и это начинаются суммы по средним страховщикам 100-150 млн. рублей, а по крупным 500-700, а то и миллиард может получиться. И возникает ситуация, что страховщик, к которому приходит данный крупный туроператор, а до первого июля это надо сделать, и говорит: "хочу на миллиард рублей". Страховщик говорит: " Хорошо, вот тебе тариф". Дальше страховщик оглядывается и понимает, что у него весь этот миллиард, в случае банкротства, на его собственном удержании, потому что нет перестраховочной емкости. Потому что на западе этой емкости нет, такой вид страхования на западе в чистом виде отсутствует для российских страховщиков, а внутреннюю емкость авторы закона создать забыли. Более того, были очень жаркие дебаты, и нас поддержало здесь туристическое сообщество, мы предложили в рамках закона создать объединенную перестраховочную емкость, пул. Это было отвергнуто депутатами, разработчиками, сказали: "нам это не надо". В результате сейчас вы можете читать десятки таких статей в прессе: средние, крупные туроператоры бегают по рынку без фингарантий, потому что ни один из нормальных ответственных страховщиков, а мы понимаем, что гарантии на 500 млн, на 700 могут дать только крупные страховщики, которые понимают, что это их обязательство, не готовы страховать такие объемы. Не готовы, емкости то перестраховочной нет. Поэтому, так как сам рынок, я об этом неоднократно говорил, туристический рынок находится в глубоком кризисе в связи с двумя факторами: 1 - недокапитализированностью глубочайшей, 2 - жесточайшей демпинговой политикой последних лет, которой создали отрицательную маржу на этом рынке в целом. Поэтому мы, как страховщики, как, если хотите, финансовые андеррайтеры, мы видим эту проблематику туристического рынка, мы подходим более жестко к туроператорам. Как эта коллизия будет решена, я, честно говоря, не знаю. Но вот позиция «Ингосстраха» в том, что мы большие риски точно принимать не будем. Клиентов, которых мы знаем, которых мы принимаем, с лимитами там в 50-70-100 млн. - да, мы обслужим. Но, что делать с крупными туроператорами, нам неизвестно. Более того, мы обращались к законодателям с достаточно твердыми объяснениями: чем грозит принятие закона в таком недоделанном сыром виде. Нас не послушали, теперь мы имеем ситуацию, которую имеем. Но дальше ведь самая интересная вещь: с 1 июля в соответствии с этим законом, туроператор, у которого нет такой фингарантии, лишается лицензии. 1 июля - это туристический сезон, чтоб все понимали. Мне не очень понятно, как из этого выходить, мне просто реально не понятно. Мне понятно, что «Ингосстрах» на себя риски брать не будет. Мне понятно от моих коллег, что ни одна ответственная компания такие риски тоже брать не будет, потому что мы, первый десяток - двадцать страховщиков, мы понимаем, насколько эти риски велики.

Business FM: И к чему же мы придем, у всех отберут лицензии?

Григорьев: Не знаю, это вопрос точно не к страховому сообществу. Какие выходы из этого будут, осталось 2 недели, не знаю, просто не знаю. Мы неоднократно обращались к депутатам, у нас и ... обращался с этой проблематикой. Очевидно, как уже принято в нашей стране, 1 июля начнется пожар. 1 июля депутаты, которые особенно будут лететь в отпуск по какому-нибудь туроператору, спросят : " вы застрахованы?", - а он скажет "нет". И какой-нибудь депутат поднимет очередной скандал, " а как же так, мы же закон приняли, мы же разрабатывали, ах эти негодные страховщики, туроператоры не хотят..."

Business FM: Следовать букве закона.

Григорьев: Да, выполнять закон. Поэтому ситуация достаточно напряженная в моем представлении для среднего и крупного туристического бизнеса, а дело в том, что на средний и крупный бизнес приходится добрая половина всего рынка. Поэтому будем ждать каких-то событий.

Business FM: Можно предположить, что просто рынок качнется в другую сторону, доля уменьшится, и будут мелкие операторы.

Григорьев: Как он качнется, если туры уже на июль, август уже проданы крупными операторами, они уже проданы всеми крупниками, условно «Лантой тур», «Натали турс», Tez tour, «Пегас», не важно, крупными туроператорами, и я считаю, что здесь туроператоры точно не виноваты, они пострадавшие здесь основные от несовершенства принятого закона.

Business FM: Это очень похоже на какое-то вредительство.

Григорьев: Я не сторонник теории заговора, это не профессионализм. Это не вредительство, это не профессионализм тех, кто быстренько-быстренько пытался принять, а тут мы возвращаемся к старой теме: ну была бы у вас стратегия, где четко шла бы речь об ответственности перед гражданами, и мы бы этот закон приняли. Ведь обсуждение ответственности туроператоров на моей памяти уже 7 лет ведется, но мы давно всем сказали, что есть западный опыт - это страхование каждой путевки. Да, за это платит клиент, но он застрахован. И тогда не имеет значения, нет вот этого абстрактного миллиарда: у меня в Ингосстрахее, например, есть 100 тысяч клиентов, которые мне каждый по своей путевке, по моему тарифу заплатили 5 долларов. Все, я перед этим Васей Ивановым отвечаю. Я вам напомню: если туроператор большой, как консолидатор, пожалуйста, он мне сдает реестр, мы получаем по 5 долларов, условно 5 долларов, - с этого мы застраховали, пожалуйста, я понимаю, какие риски я принимаю на Индонезию, на Вьетнам, на Китай, на Египет и т.д. Я могу это перестраховать, потому что это понятный риск, например, я могу Китай на китайском рынке перестраховать, потому что там понятно, кто принимает. Это цивилизованная форма, но почему-то ее сознательно или по непониманию почему-то все время отторгается, привязывается к обороту туроператоров. Для меня это загадка, но точно, что существуют цивилизованные выходы из этой ситуации - да, они существуют. Перестраховочный пул. Но если дума у нас за 2 дня умудряется принять законы по этой оппозиции - почему не принять законы, которые касаются 40 млн. выезжающих граждан РФ за 2 дня, послушать специалистов страховщиков и принять правильную добавку к действующему закону о перестраховочном пуле. Тем более, что мы текст, все написали им. Перестраховочный пул создаст емкость внутреннюю, те, кто захотят участвовать, должны будут вступить в СРО, оно должно быть создано. Мы, единственное, не в экстренном порядке, конечно, здесь тоже тонкая вещь, пул должен быть создан, распределены емкости. Это должно быть обязательное участие, и тогда возникнет внутренняя емкость, там по нашим оценкам, 2-3 млрд. рублей наверняка мы емкость создадим по этому виду. А этого вполне достаточно на один год, чтобы пройти банкротство кого-то из крупного, соответственно, участника, если вдруг такое несчастье случится. Но это же надо делать, и есть ответственность тех законодателей, которые участвовали в разработке этого закона, пусть они суетятся теперь.

Business FM: Давайте перейдем к следующему блоку наших вопросов. Недавно было очередное собрание российского союза автостроховщиков, что там были подняты за вопросы, о чем говорили.

Григорьев: Помимо подведения итогов и остальной обычной текучки было принято 2, на мой взгляд, очень важных решения: 1 - изменена система управления РСА. Напрашивается фраза - то, за что так долго боролись большевики, она просто напрашивается. Дело в том, что «Ингосстрах» занимал последовательную позицию много лет о том, что система управления РСА недостаточно эффективна и совершенна, с точки зрения учета интересов всех компаний. Система управления РСА до этого была построена в интересах самых крупных компаний, и крупнейшая компаний на рынке ОСАГО «Росгосстрах» играла там определяющую роль, без ее согласия невозможно было принять вообще никакого решения, даже если это решение было абсолютно адекватно и справедливо. И возникали разные споры, возникали разные коллизии, например, разные истории с банками, разные истории с допуском на рынок, абсолютно принципиальная борьба «Игносстраха» в ПВУ, в прямом урегулировании убытков, которое мы считаем кривым, а не прямым урегулированием, где до сих пор присутствуют очень жесткие элементы манипулирования, и РСА мало этому способствовала, урегулированию данного вопроса. Ну, такая исторически сложилась система, это была болезнь роста с момента создания рынка ОСАГО. И вот, благодаря ситуации с последним законом по техосмотру, сообщество пересмотрело свои взгляды, и на последнем годовом собрании изменили систему управления. На мой взгляд, она стала более справедливой. Она ни в коем случае не будет ущемлять интересы крупнейших игроков, но она позволит более прозрачно и более адекватно воспринимать интересы всех участников рынка. Расширили президиум, изменили принцип голосования, когда уже одна компания не сможет блокировать любое решение, а придется согласовывать это с другими участниками. Допустили в состав руководящих органов более мелкие компании, у которых свои интересы, они участники рынка, и их интересы тоже нужно учитывать. Мне кажется, это очень важно, с точки зрения и прозрачности принимаемых решений, и адекватности этих решений, с точки зрения восприятия рынком, гражданами, госорганами, потому что главный принцип работы страховщика - ответственность. И когда РСА, допустим, принимал не совсем правильные решения, или страховщики вели себя не совсем корректно - это всегда налагает отпечаток на весь рынок, что вот страховщики опять что-то натворили. Более справедливые решения это всегда хорошо. И, второе, были изменены принципы формирования взносов, которые тоже стали более демократичными и более привязаны к интересам, если хотите, более мелких компаний, что не может не подтверждать большую справедливость системы управления РСА, которая будет теперь. Поэтому, мне кажется, эти решения демократичные, и она более справедливы. А рынок, очень важно, чтобы был справедлив.

Business FM: Позиция «Ингосстраха» по поводу ТО.

Григорьев: Здесь она не поменялась. Это публичная позиция компании, которая заключена в следующем, ТО не нужен. ТО в том виде, в котором он сейчас, как обязательный институт, навязанный государством гражданину, раньше это были номера и гаи, теперь это ТО и полис ОСАГО - в таком виде ТО не нужен. Я повторюсь, что ДТП и статистика ДТП от технического состояния парка уже не зависит. В 20 веке зависело, но с конца 20 века уже не зависит. По официальной статистике техническая неисправность вызывает 0.6% всех ДТП в стране. Пьянство, к сравнению, 25%. Поэтому я еще раз говорю, что ТО в таком виде не нужен. ТО нужен в том виде, в котором он принят в Европе - это обязанность гражданина и дилера, т.е. производителя, того, кто продал эту машину, он обязан ее поддерживать в технически исправном состоянии. Он, кстати, страхует свою ответственность, куда входит это покрытие, т.е. если вдруг он недостаточно качественно проверил машину, она вышла на рейс и случилось ДТП, то страховщик за этого дилера будет платить и за этого производителя. Есть ответственность производителя, самих автоконцернов, если вдруг из-за этого будет. И второе - это обязанность гражданина, который заботится о собственной безопасности. Поэтому европейская модель очень простая: в разных странах степень ответственности, например, в Германии, если у вас нет полиса ТО, вас гаишник из машины высадит, но к полису ОСАГО это не привязано. Нет ни одного случая в мире, где ТО привязан к ОСАГО, в цивилизованном мире такого нет. Поэтому ТО в европейской модели - наверное, его целесообразно иметь в стране, обязанность гражданина, обязанность производителя-дилера. В привязке к ОСАГО это не нужно.

Business FM: А эта 6-месячная привязка существует до сих пор?

Григорьев: Закон есть, и «Ингосстрах», как законопослушная компания, понятно, мы будем соблюдать. У нас очень жесткий стандарт, и я очень рад, что наши коллеги, ведущие страховщики, многие из них, как компании, в том числе члены правления РСА, поддержали очень жесткую позицию, что мы следуем закону. Потому что не секрет, при введении закона в первом квартале этого года огромное количество компаний, и мелких, и средних, и крупных, продавали полисы ОСАГО без всякого ТО и Техталона. По сути возникла торговля тех.талонами уже не гаишниками, а страховщиками, и возникла формальность, которая собственно реально вела к неисполнению закона, то не происходили, покупали талончики, а полисы ОСАГО выдавались. Поэтому мы договорились о том, что мы следуем закону, мы работаем над его совершенствованием. Мы будем рассматривать, в том числе РСА будет рассматривать инициативы, например, «Ингосстраха» по дальнейшему совершенствованию законодательства по ТО, но в данном случае позиция «Ингосстраха» не поменялась - абсолютно лишняя бюрократическая навязанная процедура населению, которая никакого отношения к безопасности дорожного движения в статистическом смысле не имеет.

Business FM: А у вас есть какие-то предложения, чтобы система ТО заработала более эффективна, или это вообще все надо отменить.

Григорьев: Мы, как «Ингосстрах» предлагаем это отменить, с точки зрения общей позиции, т.к. закон принят, дальше мы должны идти к электронному ТО, формированию базы данных, в данном случае уже в рамках РСА, это достаточно понятные задачи, когда в электронную базу вот эти пики, которые производит ТО, не важно, чьи они, они заносят: клиент такой-то, машина такая-то, прошел ТО тогда-то и все. Талончик пропадает, и человек просто понимает, что он спокойно может купить полис ОСАГО в любой компании, где хочет. Это операционно-технологическое совершенствование данного закона. Если говорить о стратегическом подходе, я вам подход Ингосстраха уже назвал, мы считаем, что ненужная процедура.

Business FM: Вы сейчас заговорили об ОСАГО, в Госдуму внесен законопроект, который кардинально там все меняет, я сейчас буду читать: Депутаты хотят, чтобы страховка выдавалась водителю без учета параметров автомобиля, которым он управляет. И это должно снизить стоимость полиса и позволить управлять любой машиной. Как вы относитесь к этим поправкам.

Григорьев: Без детального разбора текста, потому что его не видел, но по смыслу это очень напоминает примерно туристический сейчас закон. А с чего депутаты вдруг взяли, что это изменение снизит тариф? У них есть актуарные расчеты, у них есть статистика, они воспользовались каким-то экспертами и т.д. Мне это неизвестно. Почему это будет снижено - мне неизвестно.

Business FM: А вы законопроект сам видели?

Григорьев: Нет, я читал в газетах. Может быть, и будет снижен полис, а может и не будет. Вопрос, надо правильно рассчитать тариф. Идея привязки к гражданину технологически существует. ОСАГО это ответственность эксплуатанта опасного автомобильного объекта перед третьими лицами, вожу автомобиль и т.д. Здесь возникает много методологических вопросов, но я повторяю стратегически в этом направлении можно двигаться. Но, тогда у нас возникает еще много вопросов. Что делать с человеком, у кот. 5 машин или 2. Ну вот такой элемент как привязывать? Это не значит, что это не решаемый вопрос, но их надо отработать. И вопрос будет ли стоимость ОСАГО на данного человека не известна, не готов отвечать. Здесь нужны нормальные профессиональные экспертные расчеты. То что касается идей, привязки, ответственности к человеку это если хотите методологический стандарт. То есть отвечать автомобиль перед автомобилем не может, отвечает человек перед человеком. Поэтому здравые зерна наверное в этом есть. Но нужно смотреть текст изменений и самое главное что реально в какие сроки возможно сделать, а что нет.

Business FM: Какие законодательные изменения в сегменте ОСАГО на ваш взгляд нужны.


Григорьев: ОСАГО универсальный вид страховой деятельности, который есть практически во всех цивилизованных странах. Явно мы должны ехать в сторону смешанного моторного страхования. Потому что, большинство цивилизованных стран уже ОСАГО не имеют, а имею автострахование. Motor Insurance так и называется, где ОСАГО с КАСКО совмещены, это первое. Второе, понятно, что нужно законодательно четко прописывать проблемы товарного износа и товарной стоимости утраты. Это вещи, кот. в нынешнем законе плохо прописаны и мы опираемся только на отдельные решения судов. Конечно, это необходимо прописать на законодательном уровне. И с точки зрения тарифа, знаменитой дискуссии свободный тариф или установленный государством, наверное, мы будем идти по пути всего цивилизованного мира, когда от обязательного установленного государством тарифа страны шли к рыночному тарифу. То есть такую возможность, наверное, можно предусмотреть. Сроки введения просто надо прикинуть, надо предусмотреть, понять, какие сроки реальны. Потому что, во всех цивилизованных странах рыночные тарифы вводились тогда когда рынок формировался, когда не было риски либо ухода страховщиков не цивилизованно, либо отсутствие гарантийных фондов, по кот. будет оплачиваться за ушедших страховщиков сумма перед гражданами.

Business FM: Итоги введения страхования ОПО. Страхование ответственности владельцев опасных производств. Те объекты, которые признаны в соответствии с этим законом опасными они должны страховать свою ответственность перед третьими лицами, перед гражданами, госорганами, работниками и т.д. Какой-то промежуток времени уже прошел, что в этом сегменте?

Григорьев: Я тут вас разочарую, не готов пока отвечать на вопрос, есть самые первые наметки НССО как объединения страховщиков по данному виду страхования всей аналитикой не обладает. Нам нужно подождать хотя бы полгодика.

Business FM: А люди хоть застраховались? Я имею в виду хозяев предприятий, предприятия идут на это?

Григорьев: Да, общий рынок оценили по первому кварталу, если не ошибаюсь в 6 с лишнем млрд. рублей и по итогам м.б. полугодия млрд. 8 будет застраховано, то есть премия, кот. получена страховщиками. С учетом размера тарифа эта ответственность на сотни млрд. рублей перед гражданами. То есть это застраховано реально. При введении НССО очень хорошие достижения как первый опыт и результат, о кот. можно говорить это введение информационной базы. В отличие от ОСАГО НССО более прогрессивно и более профессионально прошло этот этап становления закона. И в рамках НССО теперь есть информационная база, в кот. можно найти объект, убедиться, что он застрахован вот так-то, такая ответственность, кто страховщик. То есть на самом деле важные вопросы, которые с дальнейшим функционированием будут связаны. Есть шишки, есть болячки. Неправомерное применение скидочных ставок, тарифов, неправильное определение стоимости. Есть значительный пласт предприятий, которые не застраховались. По разным оценкам, НССО не может определить пока не проведена первоначальная совместная работа с Ростехнадзором какие предприятия, которые должны были застраховаться, еще не застраховались. То есть второй квартал уйдет на то чтобы определить нарушителей.

Business FM: А вы рискнете предположить хотя бы, сколько их в процентном соотношении?

Григорьев: Я могу соотнести, чтобы не назвать цифру, которой потом как-то будут оперировать. Точной цифры, как мы понимаем, нет. Есть прикидки, связанные с планами и цифрами, которые должны были быть получены. Если сравнивать плановую и цифру, которая должны быть страховщиками получена с массовым применением скидочных коэффициентов, то получается, то получается, что % 30-35 предприятий не застраховано. Но, это арифметическая прикидка. После подведения итогов совместной работы НССО с Ростехнадзором мы получим прямо точную цифру, и какие предприятия не застраховали.

Business FM: Пока нет данных по тому штрафуют ли эти предприятия?

Григорьев: Потому что, да нужно сначала установить кто застрахован кто нет. Для этого нужно заполнить базу данных НССО, дальшее сравнить с базой данных ростехнадзора. Дальше выявить по стране, это сотни тыщ. предприятий, тех кто не попал в страховку, проверить полисы и после этого окончательно принимать решение по нарушителям. Это месяцев 6 такой работы, до осени, до поздней, это нормально. А дальше уже подготовка ко второму этапу, когда государство и муниципальные предприятия по второму этапу с 1 января 2013 года должны уже страховаться.

Business FM: Как вы относитесь к недавно созданному СРО на страховом рынке?

Григорьев: Во-первых, у меня большие сомнения, что это создано СРО. У меня будут большие чисто методологические удивления, если минюст это зарегистрирует. Дело в том, что оценка наших экспертов, прежде всего юристов в области права говорит о том, что действующего законодательства не достаточно для создания СРО на страховом рынке. Т.к. СРО на страховом рынке это специализированное СРО. На финансовом рынке для него требуется целый ряд законодательных инициатив. Мне кажется, что с точки зрения самой идеи и задачи СРО страхового рынка абсолютно правильная вещь.

То, что такое саморегулируемое объединение нужно, что оно должно воспитывать, дисциплинировать и по башке иногда нехорошим нашим коллегам давать - никакого сомнения нет. То что оно должно заниматься вопросами методологии, например типовыми правилами, правильная идея хорошая облегчит учесть всем. И самое главное гражданам. Потому что, имея типовые правила не нужно бегать за нехорошей страховой компанией, кот. отказывает в выплате, а можно взять типовые правила, сказать: у тебя такие правила? такие. Плати пож-та. И это нам во многом облегчит дискуссии между гражданами и страховщиками т.к. будут типовые правила, признаны всем сообществом как правильные правила. С точки зрения саморегуляции, например, финансовой надежности и допуска компании на рынок СРО важное объединение, кот. на рынках цивилизованных стран играет очень важную роль. Это как идеологические вещи, кот. я всячески приветствую. Дальше возникают вопросы методологические, юридические. Мне кажется, что по оценкам наших экспертов законодательства не хватает. А если не хватает законодательства, то непонятно, что вы создали. Второе, вопросы, связанные с участниками.

Business FM: По-моему многие крупные игроки, в том числе ингосстрах узнали постфактум о создании этого СРО?

Григорьев: Мы узнали из сообщений СМИ. 2 вещи опубликованы по списку участников, что якобы всего участвуют 30 компаний в создании, из который проименованы пять. Вот из этих 3 крупные «РЕСО», «ВСК» и «МАКС». Мои коллеги из других крупных компаний в этом СРО не участвуют и узнали об этой из газет.

Business FM: Как так получилось, и они очень удивились?

Григорьев: Мы удивились, но это вопрос не ко мне, наверное, это другой методологический вопрос. СРО участников рынка вряд ли можно создавать без ведущих участников рынка. 1,2,3 копании в стране в этом СРО не участвуют. Как-то это все странно. Дальше, создание СРО как на строительном рынке, СРО на фондовом рынке сначала публиковались принципы создания СРО. Этого ничего нет и информации об этом нет. И мне, поэтому удивительно, что когда об этом я начал говорить открыто возникли претензии к «Ингосстраху» "почему он критикует созданное СРО. Мы критикуем то, что называется СРО, но по сути таким является или нет не понятно. Мы за то, чтобы такие вещи делались гласно. И второе, я об этом писал в своем блоге и неоднократно подчеркивал, я вижу первые шаги этого СРО, они мне не нравятся, помимо того, как это было создано. Например, мне не нравится, что нет конструктивной работы с ФСФР. Я не думаю, что создавать СРО на страховом рынке можно в конфронтации со Страхнадзором. Я считаю, что нужно создавать в союзе со Страхнадзором четко разделив функции. А вот это прописано только в законе. То есть как родились функции, Cтрахнадзора и СРО. Например, в СРО на фондовом рынке правила профессиональной деятельности утверждаются СРО, а не ФСФР. Например, на страховом рынке по закону об организации страхового дела утверждаются ФСФР. Это же законом определено, значит, без другого закона разделения этих функций нельзя определить, как это будет. Поэтому мне методологически это не нравится. Гарантийные фонды, надежность участников, в списки проскочил якобы адмирал. По неподтвержденным данным написано, что адмирал. Написано, у адмирала не была отозвана лицензия, введена временная администрация. Не очень понятно как можно учреждать СРО с партнерами, у которых такое финансовое положение. И второе, есть союз важный, то что мне не нравится, методологический, есть союз страховщиков. Его критикую, и я его критикую много и его президента и сам союз. Мы сегодня разбирали с вами вопрос стратегии страхового рынка, у меня до последнего времени негативные были выступления относительно пассивности ОСС в вопросе стратегии страхового рынка. И мы хотим работать вместе в ОСС, совершенствовать. Я не считаю, что нужно создавать СРО в отрыве от ОСС, который является выразителем интересов и объединителем 200 крупнейших страховых компаний, всех ведущих компаний страны. Поэтому когда говорят что у нас 500 компаний а в ВСС входит 200 мы понимаем, что 300 копаний из них реально не работает, это фантики, это не страховые компании. Поэтому как можно делать это без ВСС, в тайне от ВСС, в контрадикции с ВСС я не понимаю, мне методологически это не нравится. Поэтому я говорю об этом открыто. Я считаю, что CРО надо создавать, нужно смотреть методологическую базу, работа должна вести в ВСС, а не где-то за бортом ВСС. Вот позиция «Ингосстраха».

Business FM: Спасибо. Держитесь курса!

Интервью подготовила Евгения Смурыгина.

Business FM

Рекомендуем:

  • Фотоистории