16+
Суббота, 16 февраля 2019
  • BRENT $ 66.39 / ₽ 4402
  • RTS1177.50
30 апреля 2009, 18:47 Компании

Европа получит газ «авансом»

Лента новостей

Премьер-министры РФ и Украины Путин и Тимошенко решили не обострять противоречия в газовой сфере. Киев получит деньги за возможность транзита российского газа, но не решено, как Москва будет участвовать в модернизации украинской ГТС

Владимир Путин и Юлия Тимошенко. Фото: РИА НОВОСТИ
Владимир Путин и Юлия Тимошенко. Фото: РИА НОВОСТИ

В ходе прошедших в Москве переговоров между премьерами Владимиром Путиным и Юлией Тимошенко стороны решили не обострять противоречия в нефтегазовой сфере. Решено, что Киев получит деньги за возможность беспроблемного транзита газа, но не решено, как Москва будет участвовать в модернизации украинской ГТС.

«Россия примет участие в модернизации газотранспортной системы Украины», — заявила по итогам переговоров с российским премьер-министром Владимиром Путиным глава кабинета министров Украины Юлия Тимошенко. В свою очередь, Владимир Путин сказал, что Москва не претендует на участие в управлении газотранспортной системой, и еще раз напомнил, что односторонняя договоренность между Евросоюзом и Украиной по модернизации ГТС невозможна без учета интересов России.

При этом он подчеркнул, что Россия не претендует на управление украинской трубой. На что Тимошенко напомнила, что четыре года назад в Украине был принят закон, строго закреплявший госсобственность газотранспортной системы и запрещающий включать эти транспортные мощности в совместные предприятия, а также разделять и переформатировать соответствующее предприятие.

Кроме того, на переговорах стороны договорились о том, что «Газпром» может авансом заплатить Киеву за транзит российского газа через Украину, чтобы «Нафтогаз» рассчитался за поставки. Плюс к этому, «Газпром» не будет предъявлять Украине штрафные санкции за недобор газа в размере 2 млрд долларов.

«Решение о том, что Украину не будут штрафовать за недобор газа, вызвано двумя причинами. Во-первых, с Украины эти деньги очень тяжело получить, а во-вторых, Россия сама может оказаться в аналогичной ситуации с недобором туркменского газа и Туркменистан может применить к нам подобные санкции. Поэтому и решено зафиксировать ситуацию так, как она есть», — заявил BFM.ru ведущий аналитик ИК «Тройка-Диалог» Валерий Нестеров.

«На переговорах урегулирован только один основной вопрос: о неналожении штрафных санкций за недобор газа по долгосрочным контрактам. Стороны признали и зафиксировали, что недобор вызван не действиями Украины, а является следствием экономического кризиса», — заявил BFM.ru ведущий эксперт Украинского центра экономических и политических исследований (Центр Разумкова) Владимир Омельченко. — Но сторонам не удалось договориться о финансировании прокачки российского газа за счет оплаты за транзит, так как российская сторона не видит, как будет погашаться этот кредит».

О российском видении этой проблемы рассказал вице-премьер России Игорь Сечин, заявивший, что российская сторона готова принять участие в софинансировании закупок объемов газа, необходимых для обеспечения транзита через газотранспортную систему Украины дальше в Европу. Об этом он заявил на встрече с Еврокомиссаром по энергетике Андресом Пиебалгсом 30 апреля в Москве. «Когда мы говорим, что есть проблема, мы предлагаем и решение, мы даже согласны на софинансирование», — сказал он, предупредив, что есть технологические особенности функционирования газотранспортной системы, о которых должны знать европейские потребители.

Вице-премьер подчеркнул, что Россия готова рассматривать различные формы софинансирования и будет изыскивать свою часть финансовых средств. «Это непросто, но мы будем это делать», — сказал Сечин, отметив, что риски должны разделить все страны, заинтересованные в обеспечении надежности поставок, с тем, чтобы возникала субсидиарная ответственность и стороны «солидарно выходили на решение проблемы».

В целом же, как заключил Игорь Сечин, транзитные риски при поставках газа в Европу сохраняются и гарантированная стабильность по этому вопросу пока не достигнута.

Как считает ведущий аналитик ИК «Тройка Диалог» Валерий Нестеров, переговоры, которые провели между собой Владимир Путин и Юлий Тимошенко, были малопродуктивными и окончательного решения-схемы участи российской стороны в модернизации украинской ГТС, на них принято не было.

По его словам, хотя официально Владимир Путин и заявляет о том, что Россия не намерена управлять украинской трубой, но позиция российского руководства по этому вопросу не изменилась. Он заключается в том, что необходимо выделить украинскую систему газопроводов в качестве отдельного юрлица и сдать ее в управление международному концерну, в котором Россия является одним из участников.

При этом эксперт считает, что ссылки Киева на то, что это невозможно по формально-юридическим причинам носят не столько юридический, сколько политический характер.

«Мы прекрасно понимаем, что законы в случае необходимости можно менять. Но проблема заключается в том, что судьба ГТС и вопрос транзитных отношений в газовой сфере стали заложниками внутриполитической борьбы на Украине. Поэтому вопросы транзита между двумя странами на данном этапе решены быть не могут и транзитные риски сохраняются», — делает вывод аналитик.

Как полагает Омельченко, нерешенность вопроса о кредите за прокачку газа связана с тем, что стороны видят этот вопрос «по-разному». «Россия серьезно рассматривает риски погашения кредита, и хотела бы взамен на него принять участие в формировании консорциума. В то же время украинское предложение России участвовать в достройке трубопровода «Богучаны-Ужгород» для России не интересно», — сказал эксперт.

«Схема кредитования не найдена и все кредитные риски сохраняются», — делает вывод Омельченко. При этом он считает правильным решение ЕС не выдавать кредитов Украине, так как при нынешнем состоянии дел с управлением ее ГТС — это бесполезно. «Схема, которая предполагает кредит за счет предоставления услуг — в принципе не хороша, так как в этом случае средства, которые должны пойти на модернизацию ГТС, идут за счет платы за газ. А где тогда средства на модернизацию? Поэтому ЕС занял правильную позицию не давать Украине кредитов, пока не будет реформ в ее газовой отрасли», — отмечает он.

Еще более наглядно противоречия в нефтегазовой сфере иллюстрирует диаметрально противоположная позиция Украины и России в вопросе эксплуатации нефтепровода «Одесса-Броды». Как сообщил Игорь Сечин, до сведения европейских коллег уже была доведена информация о том, к каким последствиям может привести запуск нефтепровода «Одесса-Броды»» в аверсном режиме, и «Европа должна все взвесить». По мнению вице-премьера, такая работа нефтепровода создает запрет на поставки российской нефти в сторону НПЗ Словакии, Чехии и Венгрии, и в таком случае доставка нефти на эти заводы по другим маршрутам будет обходиться значительно дороже. «Если мы теоретически предположим, что это нефть Каспийского региона, тогда все транспортные расходы лягут на европейского потребителя», — пояснил вице-премьер. Кроме того, по его словам, потребуется модернизация НПЗ под новые параметры нефти, «а это миллиарды долларов». «А есть ли они, эти доллары, это решать тем, кто будет осуществлять этот проект», — сказал Игорь Сечин, добавив, что украинская сторона за три месяца должна уведомить российскую компанию «Транснефть» о начале транспортировки нефти в аверсном режиме, тем более, что экспериментальный пуск по этому режиму уже был произведен.

Как указывает Валерий Нестеров, конфликт по поводу режима работы нефтепровода в очередной раз демонстрирует сколь жесткая борьба идет за возможность экспорта энергоносителей и доступа к ним. «Российские энергетические и геополитические интересы часто вступают в противоречие с интересами других поставщиков энергоресурсов, их получателей и транзитных государств. И данный конфликт — это следствие закамуфлированной борьбы за сферы влияния и распределение ресурсов и финансовых потоков», — отметил аналитик.

Как пояснил Нестеров, недавно вышедший отчет «Газпрома» свидетельствует об очень большом потенциале в газовой сфере. Соответственно, имеется огромное желание монетизировать этот потенциал, что и отражено в Энергетической стратегии. Так, российские планы предусматривают существенное наращивание экспорта, причем не только на восточном направлении. Есть намерение довести долю российского газа при поставках в Европу с 26-27% до 33%, чему ЕС сопротивляется, стремясь ее ограничить 25%. Аналогичная ситуация складывается и по нефти, хотя со временем России придется сдавать позиции по ее экспорту, и через 15 лет доля отечественной нефти на мировом рынке будет существенно меньше.

«Проект Nabucco очень политизирован, и его сторонники готовы идти на очень большие риски. Со своей стороны Россия идет на очень большие уступки странам-тразитерам по «Южному потоку», — говорит Нестеров. Что касается аверсной работы нефтепровода «Одесса-Броды», то именно такой вариант развития событий стал одним из факторов, который привел к решению строить БТС-2, в том числе за счет фактического «удушения» нефтепровода «Дружба», так как в случае аверсной работы трубы от российской нефти отрезаются Словакия, Чехия, Польша и, может быть, более западные страны. «К тому же, лишняя на первый взгляд БТС-2 способствует диверсификации экспорта и снижает политические риски для России», — заявил Нестеров.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию