16+
Вторник, 11 декабря 2018
  • BRENT $ 60.55 / ₽ 4019
  • RTS1141.18
8 сентября 2012, 23:02 ФинансыОбществоПерсоны
Актуальная тема: Саммит АТЭС-2012

Владимир Миклушевский: «Мы хотим стать регионом, прозрачным для бизнеса»

Лента новостей

Приморский край подписал на саммите АТЭС целый ряд важных для развития региона договоров, рассказал в интервью Business FM губернатор Приморья Владимир Миклушевский

Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский. Фото: РИА Новости
Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский. Фото: РИА Новости

Приморский край подписал на саммите АТЭС целый ряд важных для развития региона договоров, рассказал в интервью Business FM губернатор Приморья Владимир Миклушевский.

— Край получил всемирный пиар и стал сегодня центром внимания той части карты, которая связана с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Страна долго к этому готовилась. Приморский край за последние 3–4 года получил очень существенное, мягко говоря, финансирование, многое сделано. Но возникает вопрос, не будет ли постбюджетного шока у края, который все время получал сотни миллиардов рублей, как вчера сказал президент Путин. А потом так раз, и тумблер отключился, этих денег нет. Как себя будет чувствовать край, экономика после столь существенного финансирования?

— Надо сказать, что те вложения, которые были сделаны, эти 680 миллиардов, из которых 220 — бюджетные, а остальное — от частных компаний, они были направлены на создание транспортной, коммунальной, культурной среды — театра оперы и балета, концертно-спортивного холла, инфраструктуры образования и науки. Сейчас эти инвестиции должны работать на привлечение частных средств в другие отрасли экономики. Потому что совершенно очевидно, что без создания инфраструктуры развитие отраслей экономики, как правило, невозможно. Инфраструктурные ограничения тормозят такого рода развитие. Мы сейчас рассматриваем достаточно большое количество проектов и представили их здесь на площадке Приморского края, на территории делового саммита. Как вы знаете, в Приморье находится одна из пяти игорных зон, и вокруг этого туристического кластера, который мы рассматриваем как интегрированный курорт, должны образоваться много бизнесов. Это бизнесы в сфере обслуживания, прежде всего, в сфере сельского хозяйства, потому что сегодня в Приморье проживает 2 млн человек, а мы хотим иметь через 5-10 лет десять миллионов туристов. Те профессионалы, которые с нами работают, говорят, что это вполне реальные цифры. Но ведь надо накормить этих туристов, а значит, надо развить сельское хозяйство до соответствующих размеров. Почему я с оптимизмом смотрю в будущее? Потому что есть достаточно большое количество крупных проектов, которые являются мультипликаторами. Я назвал туризм, могу к этому добавить автомобильную промышленность, которая здесь уже начала работать. Я имею в виду компанию Sollers.

— C Mazda которая?

— Sollers начала с SsangYong проект по сборке автомобилей. Сейчас это Mazda и Toyota. Это как раз те машины, которые очень любимы.

— А руль где будет?

— Естественно, слева, как того требуют российские стандарты. Кстати говоря, очень многие приморцы, я уверен, будут покупать машины с левым рулем, потому что Приморье — самый автомобилизированный регион России. Здесь машин на душу населения в два раза больше, чем в Москве. Сейчас многие приморцы ездят на праворульных машинах, которые были привезены из Японии, но уверен, когда им предложат по нормальной, конкурентной цене новую хорошую леворульную машину, да еще и с сервисом, они с удовольствием ее купят.

Этот проект — большой мультипликатор, потому что, помимо сервисов, будет еще и производство автокомпонентов. Мы это планируем. Всему этому способствует нефтехимический кластер, который здесь создается — первый камень несколько дней назад был заложен в присутствии президента России.

Но самое главное — это, то, что по социологическим данным, приморцы с точки зрения занятия бизнесом или возможности заниматься бизнесом примерно как граждане США. Процент приморцев, готовых открыть свое дело, в несколько раз выше, чем в среднем по стране.

— Это большая удача.

Это и удача, и большой задел на будущее. Чтобы все задуманное реализовалось, нужны, еще раз повторюсь, крупные проекты-мультипликаторы, которые потом сгенерируют нам и проекты в малом и среднем бизнесе, и резкое снижение административных барьеров, о чем я уже неоднократно объявлял. И мы намерены с Агентством стратегических инициатив совместно подготовить дорожные карты по наиболее узким местам для бизнеса. Мы хотим эти карты доработать с учетом законодательства Приморского края, и здесь внедрять, стать пилотным регионом.

— Таким образом, вас не смущает отключение большой бюджетной кассы, регион вполне самодостаточный и самостоятельный.

— Наивно было бы думать, что такого рода огромное влияние продлится. Регион должен научиться зарабатывать сам. Мы понимаем, как это делать. Другое дело, мы, конечно же, будем продолжать участвовать в федеральных целевых программах, в государственных программах, там, где есть место приморским бизнесменам, приморской промышленности, экономике, сельскому хозяйству. Мы активно с федеральными министерствами работаем. Но мы говорим о чем? Что дальше создавать инфраструктуру мы будем сами. Я сегодня подписал соглашение с Владимиром Александровичем Дмитриевым, с «Внешэкономбанком», относительно системного взаимодействия именно по инфраструктурным проектам. Кстати говоря, «Внешэкономбанк» кредитует ряд проектов — это вертолетное производство «Прогресс» в Арсеньеве, это как раз тот, уже упомянутый Sollers. Подписано соглашение с фондом, «дочкой» «Внешэкономбанка» о кредитовании большого проекта в области сельского хозяйства. Я говорил с Дмитриевым относительно кредитования длинных денег на дорожное строительство, потому что мы сейчас будем строить краевую дорогу Владивосток–Находка, которая должна стать четырехполосной, на которую нужно примерно 30 млрд рублей. Мы, конечно, единовременно это в бюджете найти не можем. Но с помощью кредитов мы сможем ее быстро построить.

— В Австралии, которая тоже участвует в саммите, есть такое выражение — большой австралиец. Так называют BHP, крупнейшую горно-рудную компанию. Есть ли у вас «большой приморец», есть ли какой-то бизнес, от которого край зависит? Или здесь более-менее рассредоточенный бизнес, диверсифицированная экономика?

— Здесь диверсифицированная экономика. Дело в том, что экономика края сегодня на 60% сервисная. Это довольно высокий уровень.

— Это очень современная стратегия.

— Современная, все постиндустриальные экономики становятся сервисными. Мы уже сервисная экономика, но мы стремимся долю сервиса еще больше увеличить. У нас нет какого-то одного сектора, от которого мы очень сильно зависим.

— Я считаю, что это удача для края с точки зрения экономического развития. О развитии скажите, пожалуйста. Сегодня Приморский край дает 1% ВВП России. Есть ли у вас стратегические какие-то точки, метки? 1,2% через 5 лет или 1,6%. Рассматривалось ли с этой точки зрения развитие?

— С такой точки зрения не рассматривали. Мы ставим себе задачу увеличить ВРП в течение 5 лет в два раза. Вот такую задачу мы для себя ставим, потому что очевидно, что у края есть очень много конкурентных преимуществ. Это геополитическое преимущество, потому что мы находимся в таком месте, что можем обеспечивать транзит китайских грузов через транспортные коридоры — Приморье-1, Приморье-2, мы можем обеспечивать торговые связи между нашими соседями. У нас с Китаем только граница больше тысячи километров.

— У вас, кстати, и c Северной Кореей граница.

— У нас Северная Корея в одной точке, там небольшая граница, но, в целом, если посмотреть по количеству жителей, то в радиусе тысячи километров — это около часа-полутора лета на самолете — проживает больше 400 млн человек. Вот для сравнения — если провести с таким радиусом окружность вокруг Москвы, будет меньше 100 млн человек. Поэтому для нас наличие таких соседей — это, конечно, очень большое подспорье.

— Допустим, многие люди, живущие на Дальнем Востоке — в Хабаровске, во Владивостоке, — как бы китае- и японоориентированные, если можно так сказать. Они туда и отдыхать летают, и бизнесы там развивают, то есть им проще иметь дело даже с Австралией, чем с Москвой. Вас не смущает такая нацеленность людей?

— Нисколько не смущает, потому что это нормальные бизнес-связи. Дело в том, что Азиатско-тихоокеанский регион — это зона экономического роста, сюда переместился экономический центр мира. И поэтому то, что бизнесмены сюда ориентированы — это нормально. Кстати говоря, это стратегия руководства России. С другой стороны, я чувствую второй смысл в вашем вопросе и могу сказать, приморцы точно себя ощущают россиянами. Наш край — это точно Россия, и большое расстояние от Москвы не мешает. Транспортная доступность — 4 рейса в Москву в день. Стоимость билета, если я вам скажу по льготной цене, которую сейчас дотирует правительство для льготных категорий — это до 23 лет и свыше 60 — 8 тысяч рублей в эконом-классе. Это туда и обратно.

— Скажите, кстати, а бюджет региона дотационный?

— На сегодняшний день — дотационный, то есть мы получаем дотации из Федерального бюджета, но будем стремиться к тому, чтобы постепенно становиться регионом-донором.

— В какие сроки это может произойти?

— Не возьмусь говорить о сроках, потому что это всегда неблагодарная вещь — делать прогнозы. Давайте поживем, увидим, но планы у нас довольно амбициозные, мы намерены их активно продвигать.

— Помимо амбициозных планов в бизнесе, в управлении территорией тоже должен быть еще и план «Б», на случай кризиса или осложнения макроэкономической ситуации. Есть ли такой план у Приморья?

— Главное богатство Приморья — это люди и их способность к ведению бизнеса. Дело в том, что Приморье, наверное, легче всех других регионов России пережило кризис. Причем за счет того, что люди не ждут никакой манны небесной, они просто берут и делают свой бизнес.

— Привыкли сами заботиться о себе.

— Именно так. И задача власти — всячески этому способствовать. Сейчас есть федеральная программа по поддержке малого и среднего предпринимательства, краевые программы поддержки малого и среднего предпринимательства. Нужно будет, мы просто усилим, увеличим, и таким образом просто дадим людям возможность самим зарабатывать себе на жизнь, создавать новые рабочие места.

— Не могу вас не спросить об одной интересной истории. Один из ваших замов на днях здесь в рамках АТЭС сказал, что региональные власти будут «крышевать» инвесторов. Просто употребил это слово, и мы понимаем смысл, но все-таки прозвучало как-то немножко экзотично.

— Это было не очень точное выражение, потому что, конечно, мы намерены очень серьезно изменить бренд региона — региона, где криминал и крабы. Мы все-таки хотим стать регионом абсолютно прозрачным для бизнеса. Никого мы, конечно, «крышевать» не будем, то есть речь идет прежде всего о заботе о бизнесе. Именно такой смысл и был вложен в слова, а термин, может быть, был не вполне удачен.

— Но уже обратил на себя внимание.

— Да уж, обратил. Тем не менее, хочу еще раз подчеркнуть, что наша задача — максимально заботиться о бизнесе. Если говорить обо мне, как о губернаторе, то я лично курирую несколько проектов, наиболее крупных. Это проект Sollers, это проект развития туристического кластера, это проект нефтехимии и газохимии — производство сжиженного газа.

— Хотелось бы вернуться к той инфраструктуре, которая появилась в рамках подготовки к АТЭС. А надо ли было делать, допустим, такой дорогой вантовый мост, такой роскошный, может быть, даже помпезный. Не проще ли было построить традиционный мост на быках или наладить отличные паромные переправы? Ведь на острове Русский ничего нет, кроме университетского городка. Это, вообще, больше уместно, скажем, для нью-йоркского пейзажа, чем для Владивостока.

— А чем владивостокцы хуже нью-йоркцев?

— Просто здесь нет такого количества населения.

— Это не так. Владивосток довольно крупный город — 600 тысяч жителей. Я серьезно рассчитываю, что на Дальнем Востоке, в Приморье, в частности, население будет увеличиваться. Кстати говоря, сейчас в Приморье живет, я уже сказал, два миллиона человек — это треть населения всего Дальнего Востока.

— Депопуляция все-таки, пусть и маленькая, но происходит.

— Депопуляция происходит. Что нужно сделать, чтобы не происходила? Создавать комфортные условия. Мост — это комфортные условия. Я вам скажу одну очень простую вещь, остров Русский — это был район Владивостока, был, есть и остается — Фрунзенский район Владивостока. Там проживало 8 тысяч человек, как раз при условии паромной переправы. Но сейчас, когда создан мост, к территории Владивостока уже не де-юре, а де-факто добавилась площадь в 100 кв. километров. Это площадь Парижа.

— И есть программа комплексного развития острова?

— Конечно. Мы планируем сейчас развивать застройку полуострова Саперный, где сегодня построен кампус университета — на 150 тысяч человек. Это будет самый современный, самый комфортный район в городе. А остальная территория острова Русский — это рекреационная зона, это леса, это прогулки, это парки, где будут дикие животные, это велосипедные дорожки. Иными словами, это та самая комфортная среда. Можно ничего не строить, только вы никогда не привлечете население. Население едет туда, где комфортно жить, где красиво, где красивый город. Поэтому когда спрашивают, нужно ли строить вантовый мост, отвечаю — да, нужно, потому что это красиво, потому что это новый район Владивостока, это развитие Владивостока, и это просто комфортная среда.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию