16+
Понедельник, 11 декабря 2017
  • BRENT $ 63.66 / ₽ 3766
  • RTS1131.91
17 января 2013, 17:04 ОбществоПолитикаКонфликты
В фокусе: Запрос дня от Google

Бенни Брискин: «В библиотеке Шнеерсона ничего сакрального нет»

Лента новостей

Разгоревшийся конфликт вокруг собрания книг и рукописей — свидетельство обострения в российско-американских отношениях, считает Бенни Брискин, исполнительный директор Российского еврейского конгресса

Исполнительный директор Российского еврейского конгресса Бенни Брискин. Фото: РИА Новости
Исполнительный директор Российского еврейского конгресса Бенни Брискин. Фото: РИА Новости

В российско-американский отношениях вновь назревает конфликт. На этот раз — из-за библиотеки Шнеерсона. После решения суда в Вашингтоне, по которому Москва обязана выплачивать 50 тысяч долларов ежедневно хасидскому движению Хабад-Любавич до тех пор, пока библиотека Шнеерсона не будет передана организации МИД РФ выступил с резким заявлением

Скандал вокруг библиотеки Шнеерсона — один из самых популярных запросов в поисковой системе Google сегодня.

Решение суда не является ответом США на политику России в отношении Америки. А острая реакция МИДа — свидетельство обострения отношений двух стран, считает Бенни Брискин, исполнительный директор Российского еврейского конгресса, экс-советник премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Об этом он заявил в интервью BFM.ru.

Коллекция, принадлежавшей шестому любавичскому ребе Йосефу Ицхаку Шнеерсону, включает в себя 12 тысяч томов и 50 тысяч документов. В их числе рукописные философские трактаты XVIII века и работы любавичского ребе Менахема Менделя. Коллекция была вывезена Йосефом Ицхаком из СССР в Польшу в 1927 году. В ходе Второй Мировой войны коллекция попала в руки нацистов, а в 1945 году была вывезена в СССР. Любавические хасиды добиваются возвращения коллекции с началом перестройки. В 1998 году с просьбой о возврате библиотеки обращался к премьер-министру России вице-президент США Альберт Гор. В 2005 году президент Владимир Путин получил обращение членов Сената и Конгресса США с просьбой оказать содействие возвращению книг Шнеерсона.

— Судебные разбирательства вокруг библиотеки идут уже несколько лет. Для еврейской общины действительно эти книги имеют большое значение?

— Мы не считаем, что для российской еврейской общины — библиотека Шнеерсона носит какую-то сакральную значимость, что в ней есть книги уникальнейшие, которых нет в других местах. Ничего особенно сакрального и уникального в этой библиотеке, с точки зрения библиографии и науки, нет, на наш взгляд. Но у этой библиотеки есть некий сентиментальный вес для именно движения «Хабад-Любавич». Это движение в России представлено очень широко. Главный раввин России Бен Лазар глава движения »Хабад» в России. И вопрос о значимости нужно задавать движению »Хабад». Он [Берл Лазар] был бы правильным человеком для попытки разрешить этот конфликт, потому что он часть мирового движения «Хабад». Наша позиция скромная. Мы не понимаем, почему это должно превращаться в некую проблему в российско-американских отношениях. Проблем и так хватает, и добавлять к ним еще эту проблему сегодня было бы неправильно.

Важно понимать, что Америка устроена таким образом, что ветви власти там абсолютно независимы. Нужно брать в расчет, что и Госдеп, и Минюст США резко возражают против решения этого суда, свидетельствовали против него. Нельзя здесь говорить: «Америка нас преследует! Америка нагнетает ситуацию!» Да, это американский независимый суд принял такое решение, спорное, непростое. Я думаю, что вряд ли здесь можно прийти такими способами — санкциями — к разрешению этого вопроса. Это должно [произойти] в рамках компромиссов, договоренностей. Причем лучшими посредниками в них должно быть само движение «Хабад» в России.

— Вы говорите, что сакрального значения для еврейской общины у библиотеки нет. Тогда почему так остро на вопрос реагируют и в России, и в США, в том числе в российском МИД? Можно ли говорить, что из-за общего обострения российско-американских отношений, которое имеет место в последнее время?

— Да, сегодня нервы оголены немножко. Из-за этого этому придается такое значение. Хотя специалисты российского МИДа, с которыми мы тоже периодически встречаемся и консультируемся, занимаются этой темой постоянно на протяжении последних лет. И практически при каждой нашей встрече с высокопоставленными сотрудниками МИДа всегда они упоминают об этом проблеме, связанной с еврейской тематикой, в российско-американских отношениях. И мы всегда объясняем, что в данном случае мы Российский еврейский конгресс — не сторона. Мы светская организация. Мы не видим сакральной ценности этой библиотек. Не понимаем, почему российская сторона так держится за нее, а американские суды принимают такие странные решения.

— Если Российский еврейский конгресс, как Вы подчеркиваете, не сторона в этом конфликте, означает ли это, что конгресс не будет ничего предпринимать в связи с конфликтом?

— Я думаю, что мы не можем никак участвовать в разрешении ситуации, потому что мы не являемся стороной [конфликта]. Мы не заинтересованы ни в том, чтобы библиотека попала в США, ни в том, чтобы осталась здесь. Но очень жаль, что эта история еще один камушек в сторону российско-американских отношений. Они уже и так достигли определенного накала. И это абсолютно не нужно. Сегодня надо каким-то способом стараться тушить возможные конфликты, а не поднимать их и не разжигать с новой силой.

Но российской стороне очень четко нужно понимать, что это не администрация президента, не госдеп, это не государственные службы принимают эти решения. Поэтому нельзя говорить — Америка против нас. Это не Америка, это конкретный суд.

Рекомендуем:

  • Фотоистории