16+
Пятница, 19 апреля 2019
  • BRENT $ 72.01 / ₽ 4601
  • RTS1262.28
8 февраля 2013, 13:59

Волатильность росту не помеха

Лента новостей

Интервью с генеральным директором ОАО «ФосАгро» Максимом Волковым

«ФосАгро» в 2012 году произвела рекордный объем минеральных удобрений. О том, как компании удалось этого добиться, ситуации на рынке минеральных удобрений и планах на 2013 год в интервью Business FM рассказал генеральный директор «ФосАгро» Максим Волков.

Один из крупнейших в мире производителей фосфорсодержащих удобрений «ФосАгро», несмотря на мировой кризис и волатильность рынков, продолжает из года в год наращивать производство и продажи минеральных удобрений. В 2012 году объем производства удобрений компанией достиг рекордных 5,4 млн тонн. О том, как компании удалось добиться такого результата и о планах на 2013 год в интервью Business FM рассказал генеральный директор компании Максим Волков.

— В 2012 году «ФосАгро» продемонстрировала рекордные объемы продаж. Благодаря чему этого удалось добиться и каковы основные итоги года для компании?

— Подобных результатов нам удается достигать уже не первый год в силу наличия у нас гибких производственных линий. Мы, пожалуй, единственная компания в мире, которая в таких масштабах может менять производственные линии с выпуска одного вида продукции на другой. Благодаря этой гибкости мы и можем достигать таких результатов.

— Какие удобрения, на ваш взгляд, будут пользоваться большим спросом в 2013 году, азотные или фосфорсодержащие?

— Мы убеждены, что все удобрения будут пользоваться спросом. Просто есть определенные зависимости сезонного характера, обусловленные наличием тех или иных игроков на разных рынках. Если мы говорим о фосфорных удобрениях, например, про диаммонийфосфат, то его крупнейший потребитель на сегодня – это Индия. Покупатели в стране консолидированы. Соответственно, когда мы обсуждаем ценообразование на этом рынке, то, по сути, ведем переговоры с одним игроком, который вместе с правительством определяет ценовую политику в Индии. Фактически мы сталкиваемся с монопсонией, и переговорная позиция у этого игрока гораздо лучше, чем у игроков на других рынках.

Почему мы выигрываем от наших гибких технологий? Потому что мы можем переключаться с выпуска одного продукта на другой в зависимости от рыночной конъюнктуры. В частности, когда Индия ведет себя очень жестко и играет на понижение цены на диаммонийфосфат, мы совершенно спокойно можем переключиться на производство НПК и продавать их, например, в Таиланд, Вьетнам, Африку, Европу. Индия практически не потребляет НПК. В данном случае получается, что мы уходим от этой зависимости. Остальные вынуждены либо разгружать мощности, либо идти на какие-то существенные уступки. Мы же просто уходим на другой рынок.

— За счет чего, в первую очередь, растет глобальный рынок удобрений, за счет повышения спроса и объемов либо за счет повышения цен?

— Глобальный рынок удобрений не может расти за счет повышения цен. Рынок растет за счет повышения спроса, всегда. А спрос на удобрения обусловлен ростом населения и видоизменением типа потребления. Есть давно доказанные зависимости: при увеличении валового дохода на душу населения, оно начинает потреблять больше белковой продукции. Это приводит к увеличенному потреблению зерновой продукции, поскольку на каждый килограмм мяса нужно вырастить определенное количество килограмм пшеницы. В результате, возрастает роль продукции сельхозназначения, поскольку население растет, земля в объемах не увеличивается, и к тому же плодородных земель, пригодных для сельского хозяйства, становится все меньше и меньше в силу урбанизации, эрозии почв, опустынивания, засоления почв. Поэтому, единственный способ поддержать производство сельхозпродукции на нужном уровне - это увеличить объемы внесения удобрений.

— Российский рынок апатитового концентрата. Когда он может быть либерализован?

— В нашем понимании он уже либерализован. Те рекомендации Федеральной антимонопольной службы по недискриминационному доступа, которые были разработаны, уже предусматривают привязку цен на апатитовый концентрат в России к международной цене. Есть, конечно, существенный дисконт, но, тем не менее, это уже привязка к FOB Марокко, который отражает мировую цену, поскольку марокканцы являются крупнейшими поставщиками фосфора на мировой рынок. Поэтому, в данном случае, мы имеем либеральный подход к ценообразованию. Вопрос — когда дисконт будет снят. По правилам, которые разработаны, переходный период — год. Соответственно, практически все покупатели платят нам цену в соответствии с этими правилами недискриминационного доступа.

— А вы уже приценивались, насколько могут вырасти финансовые показатели «ФосАгро» после отмены дисконта и полной либерализации рынка апатитового концентрата внутри России?

— Приценивались. Даже есть отчет аналитиков на эту тематику. Но лучше, наверное, посмотреть этот документ, чтобы я не занимался спекуляцией.

— В прошлом году группа компаний «Акрон» отказалась от закупок апатитового концентрата у «ФосАгро». Куда «ФосАгро» планирует направить освободившиеся объемы апатита?

— На экспортный рынок.

— В каком состоянии находятся переговоры о поставках апатитового концентрата на россошанские «Минудобрения»?

— Мы сейчас не ведем с ними никаких переговоров, поскольку они подали исковое заявление в суд в попытке принудить нас поставлять концентрат по цене заведомо ниже рыночной. Единственное — у нас с ними достигнута договоренность по цивилизованному разрешению этого спора. То есть мы поставляем апатитовый концентрат против платежа в соответствии с политикой, разработанной Федеральной антимонопольной службой. Они, соответственно, платят, рассчитывая цену в соответствии с этой политикой, а мы берем на себя обязательства, что в случае, если суд решит иное, то вернем деньги плюс проценты.

— В течение 2012 года «ФосАгро» реализовала ряд масштабных проектов. Расскажите, какие были основными и что они дали компании?

— Основной проект - это абсолютно новое производство карбамида и газотурбинная электростанция, которые были введены нами в прошлом году в Череповце. В результате мы удвоили свои мощности по производству карбамида и нарастили генерирующие мощности. По своим составляющим, включая энергетические, - это передовая технология, которая будет работать долгие годы.

— В церемонии запуска производства карбамида принимал участие премьер Дмитрий Медведев и при нем же обсуждался вопрос о разработке технологии изучения редкоземельных металлов. Как развивается этот проект?

— Сегодня это для нас одно из стратегических направлений. В апатитовом концентрате есть целый спектр элементов редкоземельной группы, в основном легкой и среднетяжелой. Такие элементы на рынке востребованы, хотя в России они не производятся. Поэтому мы уже более полутора лет работаем над соответствующей технологией. Нами создано несколько научных групп, которые отрабатывают различные направления. В Череповце одна из таких групп уже продвинулась до стадии строительства опытно-промышленной установки, строительство которой планируется завершить в конце второго квартала 2013 года. Там уже будем отрабатывать технологию и получать результат. Соответственно, если промышленные испытания завершатся успешно, то можно будет говорить о строительстве завода.

— Раз уж мы заговорили об «Апатите», в прошлом году «ФосАгро» приобрела государственный пакет в этой компании. Изменится ли стратегия «ФосАгро» от получения контроля над «Апатитом»?

— Стратегия «ФосАгро» от этого никак не меняется, поскольку уже мы более 10 лет отвечаем за производственную деятельность «Апатита». Мы и дальше будем заниматься развитием компании, снижением себестоимости производства апатитового концентрата, повышением качества продукции, комплексным освоением рудно-сырьевой базы. Поэтому здесь никаких изменений не будет.

Можно говорить о том, чего нам удалось избежать — крупного корпоративного конфликта - в случае если бы пакет достался недружественному акционеру. Мы все знаем примеры, когда между акционерами начинаются корпоративные споры, и они негативно отражаются на эмитенте. В данном случае этой проблемы нет, и опасения, которые были на рынке, не материализовались. И мы можем спокойно продолжать инвестировать в предприятие и его будущее.

— «ФосАгро» уже выставила оферту миноритариям «Апатита» и уже перешагнула рубеж в 95%. Есть ли у вас планы консолидировать 100% акций «Апатита»?

— Планы такие есть, в ближайшем будущем будут сделаны соответствующие объявления.

— Ранее «ФосАгро» заявляла о готовности обменять акции миноритариев «Апатита» на свои собственные бумаги. Возможна ли такая схема по отношению к другим дочкам группы, например, к «ФосАгро-Череповец»?

— На сегодня ликвидность акций «Фосагро» с каждым днем увеличивается, если смотреть на среднедневные обороты на российской и лондонской площадках. И мы не видим смысла в каком-то обмене или скупке акций. Поскольку любой инвестор может пойти и купить акции «ФосАгро» на рынке. Мы же при выкупе акций дочерних предприятий исходим из рыночной стоимости, платим рыночную стоимость, поэтому фактически нет нужды в каком-то инжиниринге типа свопов акций.

— Как проходит процесс консолидации «Метахима»?

— Процесс проходит по ранее намеченному плану. На «ФосАгро» будут консолидированы ключевые профильные активы, которыми являются производства фосфорной кислоты, серной кислоты и триполифосфата. Сейчас разработан проект строительства нового производства PK и NPK-удобрений на «Метахиме», идет проектирование. Планируем, что процесс консолидации «Метахима» будет завершен в ближайшее время.

— «Метахим» тесно связан с «Пикалевской содой». Можете рассказать подробнее, как проходит процесс модернизации пикалевского производственного комплекса и есть ли какие-то планы по созданию СП с «Базелцемент-Пикалево»?

— Не секрет, что мы волею судеб оказались втянуты в «пикалевский» конфликт, если его так можно назвать. Несмотря на то, что изначально у нас там не было вообще никаких активов, и сегодня наши активы там незначительны, мы являемся единственным поставщиком нефелинового концентрата на этот комплекс. Поэтому мы играем довольно активную роль, понимая всю ответственность в попытке разрешить эту ситуацию.

Также мы помним, что в Дании было подписано соглашение о совместном сотрудничестве между датской компанией FLSmidt, группой «ФосАгро» и Санкт-Петербургским горным институтом. В присутствии Владимира Владимировича мы заключили соглашение о разработке технологии, которая позволила бы модернизировать пикалевский производственный комплекс. Сегодня успешно завершаются опытно-промышленные испытания в США на экспериментальной базе FLSmidt.

Вопрос — что делать дальше? И здесь больше вопросов, нежели ответов, поскольку наши переговоры по созданию совместного предприятия и объединению комплекса в единое целое пока безуспешны в силу того, что у всех сторон несколько разные интересы, и акценты: кому-то не до этой проблематики сейчас, кто-то считает, что может справиться самостоятельно и жить один. Соответственно, пока рано что-либо говорить о том, что будет дальше. Но, тем не менее, уже хоть какой-то шаг сделан в этом направлении. Есть технология, которая может при применении вывести этот комплекс на несколько другой уровень, но, опять же, речь идет о больших деньгах.

— «ФосАгро» ранее зарегистрировала дополнительную эмиссию акций. Правильно ли я понимаю, что компания намерена провести SPO?

— По поводу планов ничего конкретного сказать не могу, поскольку целью регистрации проспекта являлось получить возможность при необходимости увеличить количество акций в свободном обращении. Соответственно, у нас на реализацию этой возможности есть как минимум 12 месяцев с момента регистрации проспекта и законом не ограничивается возможность повторного обращения. Когда это произойдет — сказать не могу. То, что мы рано или поздно будем увеличивать объем акций в обращении — это, несомненно, поскольку ликвидность должна увеличиваться.

— Есть ли у компании цель войти в базу какого-либо индекса?

— Мы уже входим в целый ряд индексов. Если ваш вопрос о MSCI Russia, то мы на сегодня не входим в этот индекс, поскольку есть один критерий, под который мы, к сожалению, пока не попадаем. Это как раз количество акций в свободном обращении. Поэтому мы как раз и исходили из того, что количество акций в свободном обращении должно быть достаточным, чтобы соответствовать этому критерию. Всем остальным критериям мы уже соответствуем.

— Еще один из критериев включения в базу MSCI — наличие развитого корпоративного управления в компаниях. Совет директоров группы принял решение о создании правления. Расскажите подробно, зачем это было нужно?

— По сути, правление было всегда. У нас в компании очень много умных людей, к чьему мнению я всегда прислушиваюсь и никаких решений без обсуждения не принимаю. Сейчас мы просто формализовали этот орган. Дело в том, что требование российского законодательства предусматривают наличие правления в компании, если она хочет попасть в котировальный список «А» российской биржи. Котировальный список «А» дает возможность пенсионным фондам покупать эти бумаги. С этой целью мы и создали правление, которое до этого у нас было неформальным.

— В долгосрочной перспективе «ФосАгро» было бы интересно выйти на рынок калийных удобрений и приобрести собственные газовые активы и за счет этого построить полную вертикальную интегрированную цепочку?

— Наша позиция заключается в том, что каждый должен заниматься своим делом. Мы лучше всех производим фосфорные удобрения, у нас самые гибкие технологические линии, которые позволяют нам производить различные типы удобрений в зависимости от конъюнктуры рынка. Что касается калия, то сегодня мы один из крупнейших его потребителей в России, и нас эта позиция полностью устраивает. Мы считаем, что «Уралкалий» делает хорошую работу. Они продают нам калий по рыночной цене, мы покупаем по рыночной цене, и по рыночной цене продаем NPK-удобрения. Пока мы видим, что эта бизнес-модель наиболее перспективна для нас, нежели идти и заниматься непрофильным для нас бизнесом разработки калийных месторождений.

— Итоги 2012 года мы с вами уже подвели, а какие цели стоят перед «ФосАгро» в 2013 году и есть ли какие-то планы на крупные сделки?

— Мы планируем и дальше развивать наши гибкие технологии, проектируем, цех по производству PK и NPK-удобрений на «Метахиме». Мы также проектируем новый цех по производству NPK-удобрений в Балаково, занимаемся оптимизацией производственных линий в Череповце и рассматриваем крупный проект по производству аммиака. По этому проекту тендер уже близится к концу, предложения от двух финалистов получены, идут финальные переговоры. Надеюсь, что в ближайшем будущем мы уже объявим о результате, о сроках начала и завершения проекта.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию