16+
Суббота, 21 июля 2018
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 4637
  • RTS1114.59
11 июня 2013, 19:08 Общество

Вице-президент ЛУКОЙЛа спал во время ДТП на Ленинском

Лента новостей

На процессе по делу о ДТП на Ленинском проспекте Москвы сегодня дали показания вице-президент компании ЛУКОЙЛ Анатолий Барков, его водитель и охранник. Барков сказал, что во время аварии спал, его подчиненные заверили, что их Mercedes не нарушал правил дорожного движения

ДТП на Ленинском проспекте с участием машины вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, которое произошло 25 февраля 2010 года. Фото из материалов дела
ДТП на Ленинском проспекте с участием машины вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, которое произошло 25 февраля 2010 года. Фото из материалов дела

Слушания в Гагаринском суде Москвы по делу о ДТП на Ленинском проспекте начались с опозданием на полчаса. Задержался Сергей Александрин, который предстал перед судом вместо своей погибшей в аварии дочери Ольги Александриной.

«Я при спуске в метро подвернул ногу. Сделал перетяжку, участвовать в процессе могу», — сообщил он судье, морщась от боли. Представителю подсудимой разрешили не вставать во время процесса.

Напомним, что посмертный процесс над врачом Ольгой Александриной стал возможен после решения Конституционного суда, который постановил, что закрыть дело в отношении погибших можно лишь с согласия их близких родственников. А Сергей Александрин сомневается, что его дочь нарушила ПДД и тем самым совершила преступление, предусмотренное частью 3-й статьи 264 УК («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека», предусматривает наказание до 5 лет колонии). Отец погибшей не исключает, что авария произошла по вине водителя Мercedes, который мог попытаться миновать пробку, выехав на резервную полосу.

Читайте также: ДТП на Ленинском: Ольгу Александрину судят посмертно

ДТП на Ленинском проспекте произошло рано утром 25 февраля 2010 года. В районе дома № 30 красный Citroen практически лоб в лоб столкнулся с Мercedes S 500, принадлежащим компании ЛУКОЙЛ. Находившийся в Мercedes вице-президент нефтяной компании Анатолий Барков получил сотрясение головного мозга, перелом носа и лодыжки. 37-летняя врач Ольга Александрина, как и ее пассажирка-свекровь — 72-летняя профессор Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии Вера Сидельникова — погибли.

«Александрыч, держись!»

Первым на свидетельскую трибуну поднялся Анатолий Барков. Он рассказал, что в день аварии он примерно в начале восьмого утра в сопровождении водителя Владимира Картаева и охранника Александра Фурмана на служебном автомобиле Mercedes S 500 выехал на работу в Москву из подмосковного поселка Внуково. Барков сидел на заднем сидении машины.

«Я включил телевизор и заснул. В машине был водитель, охранник и я. Ехал в офис. Погода была ясная, заморозки. Было светлое время суток», — вспоминал Барков. По словам топ-менеджера, он не следил за дорогой и очнулся лишь, когда раздался крик его охранника: «Александрыч, держись!». «Я проснулся, потом был удар. Затем я упал между сиденьями», — продолжил Барков. Свидетель сообщил, что в результате аварии сильно повредил нос и ногу.

Его в течение часа в сопровождении вызванной на место оперативной группы компании ЛУКОЙЛ отвезли в ведомственный медцентр, откуда выписали через пять дней. Барков признался, что в день аварии толком так и не понял, что же произошло, а подробности инцидента узнал из теленовостей.

«А где находился ваш автомобиль во время ДТП?» — спросил у топ-менеджера прокурор Семен Игнатов.

«На проезжей части. Могу сказать только, что у памятника Гагарина, больше ничего», — развел руками Барков.

«Что предшествовало удару, пояснить можете?» — пытался восстановить хронологию событий гособвинитель.

«Не могу. Я не видел, я спал», — сказал свидетель.

«А во время ДТП вы теряли сознание?» — поинтересовался его состоянием представитель прокуратуры.

«Наверное, на какое-то время, — не исключил Барков. — У меня был перелом носовой перегородки, кровь шла очень сильно».

Далее к допросу свидетеля подключились Сергей Александрин и его адвокаты Людмила Айвар и Сергей Образцов.

Каверзные вопросы

«На следствии вам предлагали пройти исследование на детекторе лжи. Вы отказались. Можете назвать причину?» — перешла в наступление Людмила Айвар.

Однако этот вопрос судья Ольга Зельдина сняла, так как сочла, что он «не направлен на установление истины по делу».

Отвечая на вопросы участников процесса о том, разговаривал ли он с кем-то из руководства ГИБДД после автокатастрофы, Барков заверил, что «ни с кем не разговаривал» и «ни к кому не подходил».

«Не давали ли вы указание вашему водителю Владимиру Картаеву, чтобы прибыть в офис в нужное время, двигаться по разделительной полосе либо с превышением скорости?», — задала Людмила Айвар очередной каверзный вопрос и получила отрицательный ответ.

«А самостоятельно Картаев такое решение не принимал?», — не отступала защитница.

«Нет», — заверил свидетель. Бизнесмен также сообщил, что его Мercedes не был оборудован «мигалкой».

«Автомобиль шел по кривой, его заносило из стороны в сторону»

Допрошенные вслед за Барковым его личный охранник Александр Фурман и водитель Владимир Картаев заверили суд, что перед аварией автомобиль Мercedes не нарушал правил дорожного движения и не выезжал на встречную полосу.

По словам Александра Фурмана, в районе площади Гагарина, где произошло столкновение, Мercedes двигался с незначительной скоростью в 30-40 км/ час в крайней левой полосе: впереди начиналась пробка, и поэтому водитель сбросил скорость. «В этот момент я увидел, как со стороны встречного движения с ближнего светофора двинулись автомобили. Метров за 100-150 я увидел красный автомобиль Citroen, который двигался по непонятной траектории с заносом задней части, — рассказывал Александр Фурман. — Было видно, что автомобиль неуправляем, его водитель пытался выровнять движение. Автомобиль шел по кривой, его заносило из стороны в сторону, он ехал с большой скоростью. После этого произошел удар о наш автомобиль».

«Не меняла ли ваша машина полосу перед столкновением?» — задал свидетелю всех волновавший вопрос прокурор.

«Нет, Mercedes находился в крайней левой полосе», — ответил Фурман.

Он добавил, что за несколько секунд до аварии автомобиль по разделительной полосе обогнал автомобиль Volvo.

Охранник сообщил, что никаких травм, не считая легких ушибов, он во время ДТП не получил, на месте аварии пробыл 12 минут и уехал вместе с Барковым на машине оперативной группы компании.

«Откуда я знаю, как там машина появилась, я же не эксперт»

Водителя Владимира Картаева участники процесса опрашивали почти четыре часа. Он рассказал, что является личным водителем Анатолия Баркова вот уже 20 лет. Картаев также заверил, что Mercedes ехал с небольшой скоростью и перед столкновением не выезжал на разделительную полосу. «Я ехал в своем ряду», — настаивал свидетель, добавив, что «две или три машины» обогнали Mercedes по резервной полосе.

Свидетель пояснил, что перед аварией он сбросил скорость, так как подъезжал к светофору, где виднелась пробка. «Через 20-30 метров я увидел, как вильнула красная машина (Citroen — BFM.ru) слева впереди. Она не ехала по встречной. Она ехала по своей полосе, водитель выравнивала машину. Видимо, когда она (Александрина) начала выравнивать автомобиль, ее занесло на встречную», — предположил Картаев.

При этом он не смог ответить на вопрос судьи о том, почему, согласно составленной сотрудниками ГИБДД схеме аварии, Mercedes оказался частично на разделительной полосе. «От удара мы здорово подпрыгнули, — сказал водитель. — При лобовом столкновении куда машина должна деваться?! Откуда я знаю, как там машина появилась, я же не эксперт…».

По словам Картаева, после столкновения он находился состоянии, близком к шоковому (он получил сотрясение мозга и травму позвоночника — BFM.ru).

«Я так жал на тормоз, что погнул педаль тормоза»

«Я, конечно, не был в обмороке. Но состояние было такое…Машина от удара встала, даже не откатилась назад. Я так жал на тормоз, что погнул педаль тормоза», — признался водитель, добавив, что вскоре на место аварии приехало «гаишное начальство», среди которого был даже «какой-то генерал».

«За время работы с Барковым, когда вы куда-то торопились или опаздывали, просил ли вас Барков нарушить ПДД?» — задал свидетелю вопрос представитель компании ЛУКОЙЛ в суде (она признана по делу потерпевшим — BFM.ru) адвокат Гарри Мирзоян.

«Нет», — ответил Картаев.

Вопрос же второго адвоката Сергея Александрина Сергея Образцова о том, как часто водитель нарушает правила дорожного движения, судья сняла.

«Сведения об административных правонарушениях Картаева имеются в материалах дела. Защите делается замечание за некорректный вопрос», — приструнила участников процесса судья.

Рассмотрение дела продолжится 13 июня.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию