16+
Пятница, 15 декабря 2017
  • BRENT $ 63.48 / ₽ 3734
  • RTS1148.27
25 июня 2009, 02:32 Макроэкономика

Всемирный банк: России не хватает социальной защиты

Лента новостей

На этой неделе Всемирный банк обнародовал очередной прогноз развития экономик стран мира. В интервью Business FM главный экономист ВБ по России Желько Богетич уточнил, что главная проблема российской экономики — это социальная сфера

Главный экономист Всемирного банка по России Желько Богетич. Фото:  World Bank - Russia/flickr.com
Главный экономист Всемирного банка по России Желько Богетич. Фото: World Bank - Russia/flickr.com

На этой неделе Всемирный банк обнародовал очередной прогноз развития экономик стран мира. В интервью Business FM главный экономист ВБ по России Желько Богетич уточнил, что главная проблема российской экономики — это социальная сфера.

— Обнародован очередной прогноз Всемирного банка относительно развития экономики Российской Федерации в 2009 году. Цифры во многом ужасающие. На ваш взгляд, Россия сейчас движется в глобальном тренде, или у нее есть свой собственный путь?

— Я бы не сказал, что цифры ужасающие, они просто ожидаемые — и на мировом уровне, и в России. И не думаю, что это сюрприз для экономических аналитиков.

Действительно, на мировом уровне ситуация хуже, чем ожидалось. В этом году ожидается снижение реального ВВП на глобальном уровне почти три процента, это практически в два раза хуже, чем ожидалось три месяца назад. В России мы ожидаем спад реального ВВП в 7,9%. Конечно, это плохой результат.

С другой стороны, мы видим некоторые признаки возможного восстановления экономического роста и на мировом уровне, и в России. Они связаны с облегчением проблемы дефицита ликвидности на мировом уровне; спрэды по суверенным облигациям падают, приток капитала в развивающиеся страны немного поднялся в последние два-три месяца, и цены на нефть, критически влияющие на российскую экономику, повысились в последние несколько месяцев.

Согласно нашему последнему прогнозу, цены на нефть в следующем году будут немного более высокие, чем ожидалось, так что не все так плохо. С одной стороны, удар кризиса был значительным, но, с другой стороны, возобновление глобальной экономики произойдет в скорейшем будущем, и это будет оказывать благоприятное влияние на российскую экономику. И более высокие по сравнению с ожиданиями цены на нефть будут оказывать положительное влияние на российский бюджет, и на внешний счет текущих операций, и на отток капитала.

Безусловно, общая картина сложная. Мы находимся в достаточно плохой ситуации, но надеемся, что вторая половина года будет значительно лучше — с точки зрения экономики и динамики реального ВВП.

Но, конечно, социальная сфера — это реальная проблема. Безработица очень высокая, она, вероятно, повысится до конца года до 13%. Бедность высокая, и социальные проблемы — это не только проблемы бедных в России. Все слои, как вы хорошо знаете, ощутили удар кризиса. Поэтому очень важно в этой ситуации удержать достаточно хорошее качество экономической политики. По-моему, это правильное направление — оказывать поддержку в финансовом секторе, в реальном секторе и в последнее время увеличить социальную помощь и социальные расходы, направленные на самые бедные слои общества.

— За июнь российский фондовый рынок упал на 20%. На ваш взгляд, это начало второй волны, которую так ожидают экономисты, или это пока откат от предыдущего роста?

— Необходимо понимать, что российский рынок достаточно специфичный, потому что он во многом зависит от нефтегазовой отрасли и цен на нефть. Когда цены на нефть двигаются очень быстро, это оказывает почти одновременное влияние на российский рынок, поэтому трудно сказать, являются ли последние движения российского рынка тенденцией.

Еще раз повторю: мы ожидаем, что цены на нефть будут немного более высокими, чем ожидали три месяца назад. В частности, мы ожидаем, что нефть марки Urals будет стоить около 50-53 долларов за баррель, а в следующем году — 55-60 долларов за баррель. Поэтому я считаю, что основные риски для российской экономики сосредоточены не на фондовом рынке, а в банковском секторе. Я имею в виду то, что происходит с «плохими» кредитами, как быстро движется реформа банковского сектора и как быстро будет происходить его консолидация.

И, конечно, есть риск, что ухудшение социальной ситуации может оказать отрицательное влияние на макроэкономику, ограничить внутреннее потребление, инвестиции. Этот риск есть, но это не базисный сценарий. Наш базисный сценарий предполагает, что в следующем году экономический рост России составит около 2,5% ВВП.

— На ваш взгляд, каким образом можно бороться с проблемами в банковском секторе?

— Это огромная тема. Мы не можем обсудить ее подробно в течение короткого интервью. Но если говорить коротко, то я бы сказал, что налицо краткосрочная и долгосрочная группы проблем. В краткосрочной перспективе необходимо поддержать ликвидность в банковской системе. И я думаю, что ЦБ РФ достаточно активен в этом смысле. Важно предупредить коллапс в банковской системе, в больших банках.

Я думаю, что это уже сделано — в самой тяжелой, первой фазе кризиса. Но сейчас проявятся среднесрочная и долгосрочная группы проблем, связанных с постепенным ухудшением качества банковских портфелей, что обусловлено плохим состоянием экономики в общем. Плюс дадут о себе знать структурные проблемы в банковской систем. Вероятно, банковский сектор России должен состоять из меньшего количества банков, но лучше капитализованных, более регулируемых.

Этот кризис — это возможность начать серьезную, глубокую реформу банковской системы, чтобы после кризиса Россия имела лучшую, более капитализованную банковскую систему, которая может оказывать необходимую кредитную поддержку для возобновления экономического роста России.

— Нынешний прогноз Всемирного банка гораздо хуже предыдущих. На ваш взгляд, какие действия правительства могут изменить этот прогноз, чтобы в итоге он оказался ошибочным, а ситуация в экономике улучшилась?

— По нашим оценкам, которые мы опубликовали в последнем докладе об экономике России, экономическая политика правительства является достаточно хорошей. Но проблема в том, что этот кризис такой масштабный, что пострадали сразу многие страны, и объем финансовой фискальной поддержки и на мировом уровне, и в России недостаточен, чтобы предупредить такой кризис.

С другой стороны, возможно, необходимо смягчить влияние кризиса и на реальную экономику, и на общество. Мы уже советовали в предыдущем докладе, что, возможно, стоит повысить расходы на социальную защиту, чтобы облегчить удар для самых бедных, уязвимых слоев общества. И, действительно, последние несколько месяцев мы видим, что правительство решилось на определенные действия в этой области.

Я думаю, что в скором будущем ситуация улучшится. Но долгосрочные структурные проблемы в России остаются. Поэтому вопрос в том, использует ли этот кризис правительство, чтобы увеличить производительность труда в России, диверсификацию экономики, улучшить инвестиционный климат, реформировать банковскую систему. Ведь это все долгосрочные проблемы, которые ограничивают динамичный рост экономики и стандартов жизни российского общества.

— В своем докладе ВБ указал, что в 2010 году в РФ возобновится рост экономики; при этом ВВП вернется на докризисный уровень в 2012 году. По вашим прогнозам, что за этот период произойдет с Резервным фондом РФ?

— Это зависит от многих факторов. Один из них — цена на нефть. А также рост ВВП и налогово-бюджетная ситуация в России. В рамках этого доклада мы анализировали 2009 год и до некоторого уровня 2010 год. По нашим оценкам, средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния будет достаточно, чтобы финансировать текущий бюджетный дефицит в этом году и до некоторого уровня в следующем.

Рекомендуем:

  • Фотоистории