16+
Воскресенье, 24 сентября 2017
  • BRENT $ 56.90 / ₽ 3272
  • RTS1123.24
12 ноября 2013, 12:32 МакроэкономикаФинансы
Наталия Орлова

Наталия Орлова

Пенсионная реформа России идет по венгерскому сценарию?

Россия, как и большинство стран Восточной Европы, проводит реформу пенсионной системы. Однако сделанные шаги, хотя и выгодны в краткосрочном плане, в перспективе нескольких лет приведут к росту нагрузки на пенсионный фонд и бюджет

Этот год для пенсионной системы России, безусловно, войдет в историю как переломный. Первые признаки предстоящих изменений в пенсионной системе появились уже в 2012 году, когда было предложено сократить ставку отчислений в накопительную часть пенсий с 6% до 2-4%. Однако, в середине 2013 года правительство решило, что участие в накопительной системе, которое изначально было обязательным, с 2014 г. станет добровольным. Иными словами, населению будет предоставлен выбор между возвратом к системе полного государственного пенсионного обеспечения и формированием части пенсионных доходов за счет личных сбережений. Тем не менее, вне зависимости от выбора, перечисления в накопительную часть будут все равно заморожены на 2014-15 гг.. и по всей видимости пойдут на финансирование дефицита Пенсионного фонда.

В принципе, желание реформировать пенсионную систему в нынешних экономических условиях не является из ряда вон выходящим. После кризиса 2008-2009 гг. пенсионная реформа оказалась на повестке дня во многих странах. Ряд стран Центральной и Восточной Европы и СНГ провели пенсионные реформы, аналогичные российской в районе 2000 г., и перешли от единой системы распределительных пенсий к сберегательной модели. Изначально предполагалось, что позитивный эффект от реформы станет заметным через 25-30 лет, т.е. когда пенсионеры начнут использовать ранее накопленные сбережения, и давление на распределительную систему снизится. Краткосрочно же эта реформа увеличила нагрузку на бюджет, поскольку часть текущих доходов распределительной системы была перенаправлена на формирование индивидуальных пенсионных накоплений. В период экономического подъема эти издержки были приемлемыми, однако после 2008-2009 гг. нагрузка на бюджет стала непосильной, и правительства этих стран вынуждены были пересмотреть подход к пенсионным накоплениям.

В результате, к 2010 году многие страны Восточной Европы рынков решили внести изменения в свои пенсионные системы. Во-первых, пенсионный возраст был повышен на 3-5 лет с целью снижения текущих пенсионных обязательств. Во-вторых, была сильно снижена ставка отчислений в накопительную часть пенсий в пользу распределительной системы. Кроме того, в некоторых странах, в том числе Словакии, Польше и Болгарии, участие в накопительной пенсионной системе стало добровольным.

Радикальные изменение произошли только в Венгрии. Поскольку страна была обременены долгом в размере 80% ВВП и кредиторы готов были предоставить рефинансирование только при условии улучшения бюджетных показателей, то руководству Венгрии не оставалось иного варианта, как поставить население перед жестким выбором между возвратом на распределительную систему или переходом на полное самофинансирование в случае выхода на пенсию. Поскольку население массово выбрало распределительную систему, то государство также национализировало ранее накопленные пенсионные сбережения в размере 10% ВВП, что позволило значительно улучшить положение бюджета.

Очевидно, что положение России радикально отличается от ситуации в Венгрии в силу низкого уровня макроэкономических рисков. Тем не менее, перспективы стабильности ее пенсионной системы омрачены рядом факторов. Во-первых, дефицит государственного пенсионного фонда, который составляет около 3% ВВП, не может быть скорректирован путем повышения пенсионного возраста. Хотя в России возраст выхода на пенсию ниже чем в странах Восточной Европы, но и средняя продолжительность жизни в России составляет всего 69 лет, а не 75 лет, как в этих странах. Во-вторых, из-за демографического спада 1990х Россия сейчас входит в полосу снижения численности трудоспособного населения, что окажет дополнительно давление на баланс пенсионной системы. Численность пенсионеров при этом будет расти в среднем на 1 млн человек за три года. В-третьих, государству будет сложно отказаться и от номинальной индексации пенсий: так как зарплаты в экономике продолжают расти достаточно быстро, это требует и повышения жизненного уровня пенсионеров.

Тем не менее, отказ от системы накопительной пенсии, который становится все более вероятным и все больше напоминает движение по венгерскому сценарию, несет существенные долгосрочные риски, которые перекрывают краткосрочный положительный бюджетный эффект. В первую очередь речь идет о том, что возврат к распределительной системе увеличит нагрузку на пенсионный фонд в долгосрочной перспективе. Риски бюджета от этого существенно возрастут.

Кроме того, изменение пенсионной системы говорит и о вероятном росте инфляционных ожиданий. Негласное социальное соглашение, которое действовало с начала 2000-ных согласно которому население формировало свои личные пенсионные сбережения, а государство переходило к инфляционному таргетированию, оказывает нарушенным, что скорее всего будет воспринято как негативный инфляционный сигнал. Единственным выходом из сложившейся ситуации было бы оставить в покое пенсионную систему и уделить больше внимание структурным изменениям в экономике, которые помогли бы ускорить рост и соответственно расширить налоговую базу для доходов пенсионного фонда.

Рекомендуем:

  • Фотоистории