16+
Суббота, 15 мая 2021
  • BRENT $ 66.77 / ₽ 4942
  • RTS1548.93
26 ноября 2013, 00:32 ОбществоПравоКонфликты

Цискаридзе рассказал об «истериках» Филина

Лента новостей

Экс-премьера Большого театра допросили как свидетеля защиты по делу о нападении на худрука балетной труппы Сергея Филина

Николай Цискаридзе. Фото: РИА Новости
Николай Цискаридзе. Фото: РИА Новости

Экс-премьер Большого театра Николай Цискаридзе в понедельник дал свидетельские показания на процессе по делу о нападении на худрука балетной труппы Сергея Филина. Он дал весьма нелестную характеристику потерпевшему, у которого, по его мнению, был склочный характер. По словам свидетеля, в театре Филин конфликтовал не только с предполагаемым заказчиком нападения, ведущим солистом театра Павлом Дмитриченко, но и с многими другими, пытаясь самоутвердится.

Начала допроса в Мещанском суде Москвы экс-премьер Большого театра, а ныне исполняющий обязанности ректора Академии русского балета в Санкт-Петербурге Николай Цискаридзе ждал в коридоре три часа. Все это время в зале при большом скоплении прессы продолжался допрос ведущего солиста ГАБТ Павла Дмитриченко. Его считают заказчиком нападения на Филина.

Дмитриченко начал давать показания в минувшую пятницу, 22 ноября. В понедельник он продолжал уверять, что не разрабатывал план нападения и «не вступал в предварительный сговор на причинение тяжкого вреда здоровью Филину таким изуверским способом» с ранее судимым Юрием Заруцким. Последний, собственно, и облил Филина автомобильным электролитом возле его дома. В результате худрук частично лишился зрения.

Читайте также: О «серых мышках», Карабасе-Барабасе и «кислотной атаке»

Подсудимый настаивал: да, у него были конфликты с Сергеем Филиным по работе, а также в связи с распределением денежных грантов. Также его задевало отношение Филина к коллегам-женщинам. В итоге, когда Заруцкий предложил ему «проучить» худрука, он согласился, думая, что тот Филина просто изобьет.

«Я был шокирован, так как не предполагал, что Заруцкий может такое совершить, и не просил его ни о чем подобном», – настаивал Дмитриченко, когда речь заходила о «кислотной атаке».

«А почему вы сами не набили Филину морду?» – удивлялась представитель потерпевшего, адвокат Татьяна Стукалова.

«Потому, что мне Заруцкий предложил. Если бы у меня было желание набить морду Филину, я бы его каждый день бил, но у меня не было такого желания», – отвечал подсудимый. Он пытался убедить суд, что особо не стремился «дать в глаз» худруку, но раз уж это предложили сделать чужими руками, то «почему бы и нет».

«Моральной ответственности с себя за случившееся с Сергеем Филиным я не снимаю», – уверял Дмитриченко.

Плата за страдания

«Иск о возмещении морального вреда и имущественного ущерба признаете?» – спросила его другая адвокат пострадавшего Наталья Животкова. Моральные страдания пострадавший оценил в 3 млн рублей, а материальный ущерб в 508 тысяч рублей.

«Как суд решил, так и будет», – ответил подсудимый. Он добавил, что заявленные суммы «колоссальные», но он не может торговаться в данной ситуации: «Если бы у меня были 10 млн рублей, то все отдал бы Сергею. Чем могу, тем помогу».

После этого по ходатайству прокурора огласили показания, которые Дмитриченко давал на следствии. В некоторых местах они кардинально расходились с тем, что он сказал в суде.

Так, на следствии Дмитриченко признавался, что Заруцкий изначально предлагал ему «грохнуть» худрука, но он предложил его только избить и заплатил 50 тысяч рублей на следующий же день после покушения. При этом Дмитриченко ранее сознался, что активно участвовал в подготовке нападения.

В суде же он уверял, что все произошло спонтанно. Он якобы до конца не верил, что Заруцкий «поговорит» с Филиным. Что же касается денег, то, как заявил в суде подсудимый, это была не плата за нападение – Заруцкий якобы одолжил их еще осенью, написав расписку.

Неприятные сцены

Кстати, в понедельник Дмитриченко заявил, что следователь Дмитрий Алтынов фактически предлагал ему оговорить Николая Цискаридзе, назвав того заказчиком нападения в обмен на более мягкое наказание. Однако обвиняемый этого делать не стал.

Оказавшись на свидетельской трибуне, заслуженный, а также народный артист России Николай Цискаридзе, которого называют одним из главных свидетелей защиты, рассказал, что проработал в Большом театре 21 год, прежде чем ему не продлили контракт.

Отметим, что это произошло вскоре после того, как разразился скандал с покушением на Филина. С последним, как рассказал Цискаридзе, он знаком уже 26 лет, еще со времен учебы в хореографическом училище.

«До того как его назначили худруком, у нас были милые отношения. Потом он стал искать на меня какую-либо бумагу, пытался привлечь к ответственности», – поведал Цискаридзе.

Он рассказал, что с приходом на руководящую должность Филин потребовал, чтобы к нему обращались на «вы» и по имени-отчеству. Также в театре «стало очень сильно процветать кумовство».

Так, по словам свидетеля, Филин протежировал свою пару артистов на участие в балете «Иван Грозный». Однако главный балетмейстер Большого Юрий Григорович выбрал на главные роли Павла Дмитриченко и балерину Анну Никулину.

Все это вылилось в неприятную сцену. «Из кабинета Филина вылетел Павел, за ним неслась очень некрасивая брань. В том плане, что я тебе покажу, натяну», – поведал свидетель подробности инцидента.

Он рассказал, что Сергей Филин «своей властью» несколько раз отстранял от участия в спектаклях Павла Дмитриченко, хотя тот уже был назначен на главные роли и указан в афише. Артист пытался жаловаться теперь уже бывшему гендиректору Большого Анатолию Иксанову, но тот ничего не предпринимал.

Защитник коллектива

Также Филин «был сильно против, чтобы Павла назначили председателем профсоюза творческих работников Большого», потому что тогда он мог бы «легально бороться против нарушений».

Цискаридзе сообщил, что с подсудимым он познакомился в 2004 году, когда тот пришел к нему класс в качестве ученика. Давая характеристику, Цискаридзе назвал Дмитриченко очень способным артистом, которого считал на то время одним из «самых перспективных танцовщиков».

По его мнению, творческую карьеру Дмитриченко сделал вовсе не благодаря Филину, который об этом ранее заявил в суде, а благодаря Юрию Григоровичу.

Цискаридзе сообщил, что Дмитриченко часто пытался отстаивать права коллектива, права «малоимущих», так как являлся членом комиссии по грантам. Все это не могло не вызвать ответной реакции Филина.

Так, по его словам, именно Павел инициировал коллективное письмо в защиту заведующей балетной канцелярией Вероники Санадзе. От последней Филин требовал, чтобы она уволилась. Санадзе не стала писать докладную на Цискаридзе, когда тот не пришел на репетицию балета «Жизель».

«Сергей орал на нее. Он вообще всех оскорблял и на всех орал», – вспоминал Цискаридзе. Он назвал Сергея Филина «человеком-провокатором» и «истериком», рассказал о том, как худрук плел интриги за его спиной, пытаясь, чтобы ученики отказались от него как от педагога-репетитора. Когда же они этого не делали, Филин грозился отстранить их от роли, сказал Цискаридзе.

«Павла сняли с балета «Лебединое озеро» с партии «злого гения», когда он заступился за коллектив. Потом все конфликты шли как снежный ком», – продолжил танцор.

Он сообщил, что был допрошен по уголовному делу о нападении на Филина одним из первых. Тогда же он узнал, что потерпевший подозревает его в случившемся.

«Для меня это было неудивительно, так как он (Филин) всегда пытался использовать мою фамилию для рекламы», – сказал свидетель.

«Пусть она забеременеет и сделает аборт»

Цискаридзе сказал, что перестал общаться с Филиным, так как это очень сильно отражалось на Анжелине Воронцовой, артистке, которая занималась у него как у педагога-репетитора.

Он пытался убедить Филина «не притеснять» балерину, а тот ссылался на то, что «она не в форме, что она крупна».

«Я сказал ему: «Одно дело человек не в форме, а другой, когда у девочки в 19 лет идет пубертатный период», а он ответил: «Пусть она забеременеет и сделает аборт», – привел свидетель подробности одного из неприятных разговоров.

Свидетель сообщил, что сильно расстроился, когда узнал, что Воронцова стала встречаться с Павлом Дмитриченко. «Я подумал: несчастная Анжелина, теперь уже два врага у Филина». – сказал Цискаридзе.

По его словам, о продвижении карьеры Воронцовой при Филине говорить не приходилось: он ей либо давал второстепенные роли, либо не давал вообще.

После возбуждения уголовного дела с Воронцовой в Большом театре заключили контракт всего на полгода. Было ясно, что ее «выживают», и она перешла на работу в Михайловский театр Санкт-Петербурга, где теперь является прима-балериной и танцует ведущие партии, сказал свидетель.

Случившееся с Филиным он прокомментировал так: «Когда я услышал про серную кислоту, у меня вначале был шок. Но потом когда увидел по телевизору, как он разговаривает спустя два-три часа, понял, что все не так страшно».

Знакомство с худруком

Сама Воронцова в суде рассказала, что в Москву попала не благодаря протекции Сергея Филина, как было принято считать, а по приглашению ректора Московской академии хореографии Марии Леоновой.

Она сообщила, что несколько лет назад познакомилась на Открытом конкурсе артистов балета «Арабеск» в Перми с Цискаридзе. Тот рассказал о ней Сергею Филину, который позже приехал на отчетный концерт Воронежского хореографического училища, где она в то время училась.

По ее словам, сам Филин тогда являлся художественным руководителем театра им. Станиславского. Он предлагал девушке работу в своем театре, однако ей было 16 лет, и мать не дала на это согласия. Когда же Воронцова перевелась на учебу в Москву, Филин предоставил за счет театра Станиславского комнату в служебной квартире, в которой во время приездов в столицу останавливалась ее мать.

Воронцова предположила, что, вероятно, Филин обиделся, когда по окончании училища она пошла работать не к нему, а в Большой театр. Так или иначе, но комнату для матери он отобрал. «Но потом, когда он сам пришел в Большой, я думала, что здесь не могло быть обид, так как он сам прервал контракт в театре Станиславского», – размышляла свидетельница.

Она сообщила, что с назначением Филина в Большом ее сразу же стали ущемлять: сняли с парижских гастролей, а также стали давать меньше сольных партий. Кроме того, Филин настойчиво предлагал ей уйти от Цискаридзе-педагога.

Об обстоятельствах нападения на Филина она пояснить ничего не смогла, поскольку в тот день танцевала в первом акте балета «Лебединое озеро», а потом отправилась домой.

Своего возлюбленного Павла Дмитриченко она назвала, хоть и честолюбивым, но не помешанным на балете и очень добрым человеком, который помогал многим и давал деньги в долг.

Процесс продолжится 27 ноября. Ожидается, что в этот день суд допросит Юрия Заруцкого, которого следствие считает непосредственным исполнителем нападения. Помимо него и Павла Дмитриченко на скамье подсудимых водитель Юрий Липатов, который отвез Заруцкого к месту нападения и забрал его оттуда. Свою вину он не признает.

Читайте также: Филин никого не простил

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию