16+
Пятница, 20 апреля 2018
  • BRENT $ 73.60 / ₽ 4482
  • RTS1153.59
13 декабря 2013, 19:48
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Европейская власяница: Ирландия и Украина

В российском дискурсе в отношении Украины главным мотивом звучит кассандровское «экономика рухнет». Вроде Тараса Бульбы: не помогут вам ваши ляхи. И еще стращают: посмотрите на саму эту Европу, там кризис, запустение и уныние. Что же есть и это.

Но вот что в этот уикенд на другом краю Европы произойдет — Ирландия, жестоко потрепанная кризисом, официально выходит из европейского бейлаута. Опека «тройки» — МВФ, Европейского центрального банка и Европейской комиссии — снимается. Ирландия будет стоять на собственных ногах, без европейских подпорок.

Конечно, Ирландская республика — одна из малых стран Европы, с населением в четыре с половиной миллиона. Но позитивное значение ее выхода из кризиса больше, чем просто малый успех малой страны.

Во-первых, это первый пример успешного исхода европейской программы бейлаутов — массированной финансовой помощи странам - членам ЕС, оказавшимся в особенно трудном положении. Ирландия обратилась за помощью в 2010 году и получила от ЕС 85 млрд евро. Чисто психологически окончание контроля «тройки» выходит далеко за рамки одной отдельно взятой Ирландии. Сейчас заговорили о возможном выходе из бейлаута Португалии и Греции.

Во-вторых, после вступления в ЕС, и особенно с образованием единой валютной зоны, Ирландия обрела значение «ворот в Европу» для многонациональных корпораций — прежде всего, благодаря льготному налоговому режиму для корпораций. Корпоративные налоги там примерно в два раза ниже, чем, например, в соседней Великобритании. В стране разместили свои европейские операционные центры техногиганты Apple, Microsoft, PayPal, Google, Facebook, Amazon и Starbucks. До кризиса об Ирландии говорили как о «кельтском тигре», таким стремительным и неостановимым казался рост ее экономики.

На поверхностный взгляд ирландцев не отличишь от англичан, как не отличишь сразу украинца и русского. А на самом деле отличаются не меньше, чем ирландское виски от английского джина. Мы как-то, еще до кризиса, отдыхали на Канарах, поехали из Англии погреться. Дети на пляже подружились с однолетками, как оказалось из Ирландии. Ну а мы, как водится в таких случаях, — с их родителями. Не то чтобы мужчины и женщины в голом виде раскрываются полнее, да и национальные стереотипы вещь ненадежная, но все же мне, тогда уже привыкшему к особенностям английской манеры, бросились в глаза открытость, дружелюбие, веселая бесшабашность, да и теплый, гуще британского, акцент ирландских знакомых. Отметил тогда для себя: это как украинский или южно-русский говор. И еще отметил, с какой уверенностью, даже энтузиазмом они говорили о европейском будущем своей страны. Это было заметно по сравнению с бесконечными спорами в Англии о том, не лучше ли вообще бросить европейский проект.

В Англии и сейчас об этом спорят, даже больше, обещан референдум о членстве в ЕС. Ирландия же остается привержена Европе.

Хотя бейлаут обошелся ей в очень дорогую человеческую цену. За три года правительство урезало расходы на 30 млрд евро, повысились налоги, зарплаты снизились на 20 процентов, пришлось сократить даже пособия по безработице и инвалидности. Критики жесткой кризисной экономии hair-shirt — власяницы, отмечают, что тяжесть мер легла в первую очередь на наименее обеспеченных. Беднейшие десять процентов потеряли пятую часть доходов — больше, чем остальные группы общества. С 2010 года на 20 процентов возросло число людей, оказавшихся без дома. У 60 процентов не хватает денег не текущие расходы, у 13 процентов просрочены платежи за отопление и электричество.

Еще одна проблема — массовая эмиграция. С 2008 года более 200 тысяч ирландцев уехали искать лучшей доли, в основном в Англию, США и Канаду. Только в прошлом году уехали 75 тысяч человек. Из-за эмиграции казались ниже цифры безработицы, но проблема оставалась.

Безработица и сейчас остается выше 12 процентов, но пошла на спад. В экономике наметился рост. Он, как ожидается, достигнет 1,8 процента в будущем году. А самое главное — вернулось доверие к помятому «кельтскому тигру». В страну снова пошли инвестиции. Apple, в частности, намерена добавить к 2800 работникам своей европейской штаб-квартиры в Корке еще 500. США, по данным Американской торговой палаты, в прошлом году инвестировали в Ирландии 30 млрд.долларов, что больше, чем в Китае и других растущих рынках вместе взятых.

Ирландия отличается от стран южной Европы, да и Украины, тем, что ее экономика в принципе не нуждается в коренных структурных реформах. Кризис сконцентрировался в банковском секторе и строительстве. Так что при всем позитиве ее выход из бейлаута можно рассматривать и как исключение. Так ли это, скоро станет видно. Пока же ясно еще и то, что ирландцам долго еще придется носить «власяницу» жесткой экономии. Предстоят дальнейшие сокращения государственных расходов, а на выплату займов уйдут десятилетия.

Разумеется, Украину с Ирландией не сравнить: разные обстоятельства, разные масштабы. Я только лишь подумал о власянице, о том, какой ценой дается успех и как долго к нему идти.

Рекомендуем:

  • Фотоистории