16+
Вторник, 22 августа 2017
  • BRENT $ 51.63 / ₽ 3051
  • RTS1034.24
31 января 2014, 14:01 Финансы

Девальвация рубля: «за» и «против»

Лента новостей

Что будет дальше с рублем? Какую политику будет проводить ЦБ РФ? Business FM обсуждает с ведущими финансистами ситуацию вокруг курса национальной валюты

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

В совместной беседе председатель совета директоров «МДМ Банка» Олег Вьюгин и главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин согласились с тем, что то, что происходит сейчас вокруг рубля, — это не замысел правительства понизить рубль. А это стечение двух обстоятельств: переход Центрального банка России на новые принципы регулирования курса и инфляция на фоне всеобщего падения всех валют развивающихся стран.

Получается, ситуация напоминает либерализацию цен, что совпало с очень плохим внешним фоном.

Директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева и главный экономист Merrill Lynch Владимир Осаковский сделали прогнозы на ближайшее время.

BusinessFM: Можем ли мы сейчас объяснить, что происходит? Потому что накануне проходит заседание Экономического совета при президенте, выходит Набиуллина, Кудрин, Греф — всех успокаивают. На этом фоне рубль начинает разворачиваться. На следующее утро вновь сдвигается коридор на 25 копеек, это впервые, и опять рубль летит вниз. Как это объяснить?

Евгений Надоршин: Это спекулятивная атака на рубль, которая поощряется действиями монетарных властей.

Олег Вьюгин: Здесь есть элемент спекулятивной атаки. Но рубль — не единственная валюта, которая этой атаке подвергается. Вчера вечером вниз шли и бразильский реал, и мексиканское песо, и южноафриканский ранд. И это не из-за президентского совета, этот совет едва ли оказал на них сколь-нибудь заметное влияние.

BusinessFM: Я удивлен тем, что делаются накануне заявления о том, что монетарные власти будут предпринимать решительные меры. А сегодня с утра сдвиг на 25 копеек, это рекордное значение. Если такими темпами двигать валютный коридор, то мы равномерно в два раза можем девальвировать валюту. Как вы объясняете действия ЦБ?

Евгений Надоршин: ЦБ очень четко сказал, что он будет придерживаться правил. Ровно это ЦБ и должен делать. Среди прочего он сказал, что не будет уходить с валютного рынка, но будет придерживаться правил — это самое важное. Если вы хотите, чтобы режим, который ЦБ пытается ввести в жизнь, достиг определенного успеха, нужно преследовать на уровне практики, как цель — это инфляционное таргетирование. Если вы хотите, чтобы инфляционное таргетирование было успешным, базой должны стать правила. Может быть не жесткие, но некоторые рамки, в которые ЦБ должен сам себя поместить для того, чтобы вызвать к своим действиям доверие.

BusinessFM: Я начинаю не понимать политику инфляционного таргетирования. Понятно, что нужно заниматься денежной массой, а не управлять курсом. Но, тем не менее, мы прекрасно понимаем, что при таком значительном падении курса национальной валюты, мы будет иметь неизбежный всплеск инфляции. С этой стороны вы могли бы нам пояснить?

Олег Вьюгин: Вы абсолютно правы. Такой сильный курс рубля повлияет на рост цен. ЦБ немного запутал ситуацию. Если речь идет о таргетировании инфляции, способом отказа от контроля рубля, переход к управлению процентными ставками. То нужно полностью отказаться от контроля. Иногда операции могут быть, но или туда, или сюда. А сейчас у ЦБ позиция непонятная. Он уже изменил свои правила. Он сократил интервенции, он стал двигать рубль не на 5 копеек, а сразу на 25 копеек. Это четкое подыгрывание невольное действиям спекулянтов. Около 60% оборота на валютной бирже сегодня идут из Кипра. Это говорит о том, что это чисто спекулятивная игра и поощрять ее нельзя. Есть варианты, просто объявить, что ЦБ не поддерживает рубль и не участвует в торгах, и тогда рубль найдет свою позицию и спекулянты уйдут.

BusinessFM: При этом ЦБ очень четко регулирует количество рублей. Это напоминает либерализацию цен 2 января 1991 года, когда государство сказало, что оно не будет регулировать цены, а будет регулировать денежную массу. Но, в итоге, удержать под контролем этот процесс не удалось. Не происходит ли нечто похожее?

Олег Вьюгин: Вы опять правы, рублей-то очень много. Это не только рубли банков, это рубли и населения — это огромная масса. Если сдвинуть эту массу в сторону доллара, то придется продать 100 миллиардов долларов. Как это уже ЦБ один раз делал. Рублей достаточно, а ставки поднимать страшно, потому что тогда будут расти ставки по кредитам. Это будет сильным ударом по промышленности.

BusinessFM: То, что сейчас происходит, это некая потеря контроля над ситуацией, когда финансовым спекулянтам созданы все условия для игры против рубля. Но это не осознанная политика, которая нацелена на то, чтобы в целях макроэкономической политики понизить курс рубля?

Евгений Надоршин: В чем-то соглашусь, в чем-то нет. Первое, соглашусь с тем, что мы находимся в некотором периоде междуцарствия. Когда от одной цели пытаемся отказаться, а на другую не перешли. И сейчас ЦБ не обладает должной силой для того, чтобы оказывать влияние на настроение участников рынка, что валютного, что финансового и экономики. Важный момент, что присутствие ЦБ на валютном рынке с учетом тех правил, которые он для себя выбрал, по большому счету не является помощью спекулянтам. Если вы посмотрите на динамику рубля и сравните его с динамикой других валют — он движется в одной и том же направлении. Последние несколько дней рубль даже чуть-чуть опережал. Все в рамках правил. Но принципиально картина не меняется. Мировые рынки, многие валюты разворачиваются против доллара вниз, рубль идет вместе с ними. Разворачиваются вверх, рубль идет вместе с ними. Здесь спекулянты играют против себя. Нет такого, как было в 2008-09 годах, когда все ЦБ закрывались. Этой ситуации сейчас нет даже близко. Вы берете риски спекуляция на себя, когда вы продаете рубль при любом движении. На коррекции вы вчера пытались продавать или ставили на рост и, увидев коррекцию, что-то пытались сделать. Здесь ЦБ никак не помогает. 10 миллиардов оборота на бирже.

BusinessFM: Это вопрос исключительно перехода с одних принципов работы ЦБ на другие, да еще на фоне мирового процесса оттока валют развивающихся рынков? Или это еще сознательная макроэкономическая политика, нацеленная на девальвацию рубля в макроэкономических целях?

Олег Вьюгин: Не думаю, что это сознательная политика. Экономисты хорошо понимают, что всякое серьезное отклонение от фундаментального курса это вред. Если рубль сильно укрепляется — это тормозит конкурентоспособность и рост промышленности. Если рубль, наоборот, ускакивает в девальвации вперед, то это просто вызовет рост инфляции и рост издержек в промышленности. Никакого эффекта не будет.

BusinessFM: А вы согласны, что это ситуация с изменением регулирования ЦБ на фоне международной конъюнктуры, и нет здесь макроэкономического замысла или не согласны?

Евгений Надоршин: Да, это неблагоприятное стечение обстоятельств для ЦБ. Объясняется его слабость в нынешней позиции, если говорить о глобальной ситуации, это глобальный процесс, касающийся не только рубля. Мы почти в процессе девальвации ничего не выигрываем против тех, с кем мы реально конкурируем.

BusinessFM: Перейдем к прогнозам. Как это может закончиться, и в какие сроки?

Олег Вьюгин: Все зависит от ЦБ. Если ЦБ продолжит делать то, что он делает, то население вовлечется в покупку валюты, а потом спекулянты на этом выиграют.

BusinessFM: Выиграют, потому что коррекция неизбежна?

Олег Вьюгин: Коррекция неизбежна в какой-то момент.

Евгений Надоршин: Абсолютно согласен. Масштабная коррекция неизбежна. Но, скорее всего, она произойдет не ранее второй половины 2014 года, либо вообще в 2015 году. 2014 год в основном пройдет под знаком обесценивания рубля. Это будет доминирующая тенденция, как и в 2013 году.

BusinessFM: Политическое руководство будет реагировать? Особенно в канун Олимпиады, когда внешнее благополучие страны заботит наших руководителей на самом высоком уровне?

Олег Вьюгин: Будет вмешательство со стороны верхов.

Евгений Надоршин: Думаю, оно будет ограниченным, поскольку сам эффект на инфляцию, перенос, который вызывает большую часть проблем, будет крайне ограниченным. Большая часть товаров и их себестоимость в рублях не будет сильно меняться.

Прогнозы

BusinessFM: Перейдем к прогнозам. Все-таки вы сходитесь в том, что это не осознанная макроэкономическая политика, это эффект финансовых спекуляций и общей ситуации вокруг России, вокруг российского рубля. Тогда прогнозы: чем это может закончиться? Если это спекулятивный пузырь, он рано или поздно лопается, как мы знаем.

Юлия Цепляева: Я считаю, что если посмотреть на фундаментальные факторы, то сейчас рубль должен стоить около 33 рублей за доллар. Это показывает на уровень, к которому рубль может подорожать в ближайшие недели и месяцы. И я, честно говоря, думаю, что с нынешних уровней вероятность того, что рубль подорожает, гораздо выше, чем вероятность того, что рубль продолжит дешеветь, что бы ни диктовала паника, охватившая некоторых агентов. Поэтому многое будет зависеть, особенно в смысле устойчивости этого ралли, от действий ЦБ, от согласованности политики разных министерств и от словесных интервенций в том числе. Но я считаю, что рубль скорее подорожает, и сейчас торопиться с покупками, особенно населению, не стоит.

Владимир Осаковский: В принципе, готов согласиться с этой точкой зрения, правда, мы чуть менее оптимистичны относительно рубля. Думаю, что в ближайшем будущем, в первом квартале этого года, реальная стоимость рубля — в районе где-то 33.50 к доллару. В дальнейшем в принципе можно ожидать его некоего ослабления. Наш прогноз на конец года — 34.50.

Рекомендуем:

  • Фотоистории