16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.59 / ₽ 3108
  • RTS1031.55
22 мая 2014, 20:38 Общество
Спецпроект: ПМЭФ-2014

Борис Титов: Нужно ограничить налог на имущество при переходе на кадастровую оценку

Лента новостей

Бизнес-омбудсмен Борис Титов рассказал Business FM, что одной из важнейших проблем для компаний является рост налога на имущество при переходе на кадастровую систему оценки

Бизнес-омбудсмен Борис Титов.
Бизнес-омбудсмен Борис Титов. Фото: BFM.ru

Лидерами по скорости создания высокопроизводительных рабочих мест в российской экономике являются компании финансового сектора, сетевые ритейлеры и представители машиностроительной отрасли. Государство пытается помочь, но бизнес боится медвежьей услуги. Проблему в кулуарах Санкт-Петербургского экономического форума главный редактор Business FM Илья Копелевич обсудил с бизнес-омбудсменом Борисом Титовым.

Есть такая амбициозная задача — на 50% к 2018 году в промышленности повысить производительность труда, и много по этому поводу сейчас пишется всяких официальных бумаг: как это делать, как контролировать, как помогать предпринимателям, бизнесу, предприятиям. В Минэкономразвития готовят проект, насколько я знаю. Эта помощь не окажется таким троянским конем для бизнеса?
Борис Титов: Нет, троянским конем, наверно, не окажется, но главное, чтобы это не оказалось черепахой, которая еле-еле ползет, так что и ездить невозможно на ней, или верблюдом. Это должна быть действительно реальная помощь, помощь, которая бы серьезно интенсифицировала процессы технологического обновления в стране, способствовала бы росту предпринимательства, прежде всего частного и производственного бизнеса, поэтому именно там должна повышаться производительность труда. Сегодня есть программа, которая обсуждается и почти готова к утверждению, Минэкономразвития ее подготовило. Там шесть основных направлений. Можно спорить по конкретным предложениям, все-таки, как нам кажется, они носят пока достаточно косметический характер.
Я спрашиваю про троянского коня, потому что предполагается система кнута и пряника. До пряника, может быть, не дотянуться, а вот кнут — всякие административные принуждения к инновациям...
Борис Титов: Принуждение к инновациям в этой программе в одном смысле нам очень странно, потому что, чтобы реализовать программу, должен быть KPI, целевой показатель. Обсуждался вопрос, и есть тот же указ президента о том, что в стране к 2020 году должно быть создано 25 млн высокопроизводительных рабочих мест. Сейчас копья ломаются по поводу того, что такое высокопроизводительное рабочее место. После долгих дискуссий Минэкономразвития посчитало, что высокопроизводительное рабочее место — это то, где платят зарплату выше среднего по отрасли и по региону. И это как раз тот троянский конь, который может испортить все благие намерения, которые у нас были в этой программе. Вы сами понимаете, есть огромная разница между рабочим местом, где платится высокая зарплата (а это в основном наш государственный сектор и нефтяные компании), и высокопроизводительным местом, которое мы определяем по добавленной стоимости на одного сотрудника. Более того, это прямо противоположные цели. У нас многие годы росла заработная плата опережающими темпами по отношению к производительности труда. Подсчитали, сколько у нас таких, по их мнению, высокопроизводительных мест, их уже 18,5 [млн], то есть мы уже почти у цели, мы уже высокопроизводительны.
Нас ОЭСР уже поместила в список стран с высоким доходом, бороться почти не за что, а США использовали этот факт.
Борис Титов: Поэтому 18,5 [млн] мест мы уже имеем с хорошими зарплатами. Здесь надо просто остановить этот процесс, потому что мы просто дискредитируем не только наш подход к развитию экономики, к росту и технологическому обновлению, к повышению производительности труда, мы дискредитируем наши экономические власти, потому что все будут смеяться над этим. Кроме того, мы дискредитируем еще и государство в глазах бизнеса, потому что завтра пойдут все губернаторы опять требовать повышения заработной платы в бизнесе, чтобы отчитаться по этому KPI, ведь KPI спускается в каждый регион. Поэтому это кардинально неправильный процесс, его необходимо остановить и перевернуть совершенно по-другому. Мы подсчитали количество высокопроизводительных рабочих мест, как [мест с производительностью] выше среднего по 15 видам деятельности, по добавленной стоимости на одно рабочее место. На сегодняшний день это почти 10 млн, не 18, но почти 10 млн рабочих мест. Причем мы считали по налоговой отчетности.
Какие отрасли лидируют по показателям?
Борис Титов: За 2013 год еще нет всей налоговой отчетности, но я могу сказать, что за 2012 год количество этих рабочих мест стало на миллион больше. То есть высокопроизводительных рабочих мест стало на миллион больше за год.
Это очень существенно, это 10%.
Борис Титов: Да, конечно, общее количество рабочих мест снизилось, а высокопроизводительных — увеличилось.
А так всегда бывает, это две стороны одной медали.

Борис Титов: Не всегда, хотелось бы, чтобы все росло.

Это мы учили еще в учебниках истории.
Борис Титов: Но по отраслевому принципу, конечно, у нас сегодня самые передовики — это финансовый сектор и сетевая торговля, но вместе с тем лидирующее место именно по этому показателю — добавленная стоимость на одно рабочее место — занимает машиностроение, что очень правильно. Поэтому и в машиностроении достаточно большое количество, больше 4 млн, таких рабочих мест. Поэтому мы думаем, что только так это можно считать. Действительно, сложно будет нарастить еще 15 млн рабочих мест, но мы считаем, что до 2025 года это сделать вполне возможно, если будет принята реальная, а не косметическая программа стимулирования роста производительности труда.
Мы говорим о кнутах, о бюрократических показателях, которые на губернаторов будут влиять, а они в свою очередь, как у нас принято, на бизнес со своими рекомендациями. А стимулы где? Для нормальной экономики они рыночные.

Борис Титов: Стимулы должны быть выработаны. Мы предлагаем в эту программу ввести, например, налоговое льготирование для тех компаний, которые создают высокопроизводительные рабочие места.

У нас такие идеи не проходят никогда.
Борис Титов: Почему? Это будущие доходы, сегодня эти компании еще не производят этот продукт, нет даже новых компаний, которые бы создавали эти рабочие места. Поэтому у нас очень хорошо, мы отказываемся делить доходы, которых нет и не будет, если мы не предпримем шагов.
Поэтому помимо налоговых льгот, ставка по кредиту выглядит сейчас наиболее [убедительно]. Вообще привлечение капитала в инвестиции.

Борис Титов: Мы говорим о ставках. Мы, конечно, прежде всего должны говорить об изменении системы фондирования проектов. Мы предлагаем целый набор мер, положили начало, по крайней мере, интенсифицировали процесс развития проектного финансирования в стране, и здесь Центробанк должен помочь. И в этом смысле мы тоже предлагаем целые инструменты для Центробанка, чтобы именно направить усилия на проектное финансирование, на фондирование тех банков, которые этим занимаются.

Давайте вспомним некоторые темы, которые были на слуху и остались, они реально волнуют бизнес, просто из медиапространства известными событиями вытеснены. Тема номер один — это появление у Следственного комитета прав на возбуждение уголовных дел по налоговым делам без заключения финансистов, налоговых органов, кого угодно.
Борис Титов: Именно налоговых. Пока решения нет. Пока первое чтение закон прошел, то есть возврат к старой системе, когда возбуждают следственные органы без заявления налоговой службы.
Исходило такое компромиссное предложение из Администрации Президента.

Борис Титов: Пока я не видел окончательного решения.

Дальше первого чтения пока не пошло, хотя прошло уже несколько месяцев.
Борис Титов: Сегодня много событий, но все равно надо возвращаться к этому вопросу, хотя мы бы, конечно, посчитали, что можно забыть о нем.
Можно просто оставить в первом чтении.

Борис Титов: Но, наверно, так не получится, поэтому нужно искать компромиссы, мы предлагали искать компромиссы в том, чтобы новый состав в 159-й [статье] сделать. Там есть состав — мошенничество в области кредитования, в области предпринимательской деятельности. Сделать еще в области уплаты налогов, но ограничив очень серьезно, то есть вывести жуликов, отделить от нежуликов. Даже если есть какие-то нарушения чисто в уплате налогов, они бы шли по-прежнему — по 198-199-й, по той схеме необходимо заявление налоговой инспекции. Отмывание НДС через однодневки или попытки вернуть НДС, например, незаконно из бюджета — реальное мошенничество, это сделать отдельным составом. При этом по этому составу должно быть прежде всего экономическое наказание. И если уголовное, то до пяти лет, а не до десяти, как сегодня. И мы еще предлагаем, чтобы были определенные требования по объему нарушений к объему реализации компаний.

Я слышал такую историю, что к тем, кто занимает высокие позиции, обращаются с просьбой устроить детей в органы Росреестра. Сейчас бизнес заботит кадастровая оценка, поскольку налог на имущество перешел в рыночную плоскость и составляет значительную сумму, а не символическую, как раньше.
Борис Титов: У нас это было в 68 раз, в один присест увеличили стоимость налога на имущество в 68 раз, потому что посчитали от кадастровой стоимости. Большая проблема. С одной стороны, конечно, бизнес у нас в стране, наверно, платил мало за имущество.
Она коррупционноемкая, потому что все зависит от оценки.

Борис Титов: Конечно, все зависит от способа, причем способы исчисления кадастровой стоимости очень нечеткие и неясные. Конечно, очень коррупционноемкий этот сектор. Но, с другой стороны, мы в День предпринимателя должны отправить президенту доклад, в котором мы определили основную проблематику вообще отношений бизнеса и власти по всем секторам. Мы провели больше 100 ситанов (ситуационных анализов), встреч с бизнесом по всем регионам России. Имущественные проблемы вышли на один из первых планов. И надо сказать, что мы делаем предложения. Например, одно из предложений: да, есть кадастровая оценка, да, необходимо от рыночной стоимости плясать в определении стоимости того или иного имущества, но в один присест, за один раз, в один год увеличение возможно только на 30%. Ограничить рост объема выплачиваемого налога на имущество, тем более что начиная с 1 января по новому закону должны платить и малые компании, которые никогда не платили налог на имущество. Поэтому нельзя увеличивать объем налога больше чем на 30%, хотя бы для малых компаний, даже если кадастровая стоимость возрастает в разы.

Посмотрим, что из этого выйдет, важная констатация, что сейчас эту проблему называют проблемой номер один в бизнесе.
Борис Титов: Я это подтверждаю, что это очень серьезная проблема.

Рекомендуем:

  • Фотоистории