16+
Вторник, 21 ноября 2017
  • BRENT $ 62.34 / ₽ 3706
  • RTS1141.30
29 мая 2014, 20:07 ОбществоПравоПолитика

Саид Амиров: «Я могу здесь умереть, но вины за мной нет»

Лента новостей

Срок содержания под стражей глубоко больного экс-мэра Махачкалы продлен до 28 августа; суд же продолжает заслушивать свидетелей защиты

26 мая Северо-Кавказский окружной военный суд Ростова-на-Дону продлил срок содержания под стражей для экс-мэра Махачкалы Саида Амирова до 28 августа 2014 года. «Я могу здесь умереть, но вины моей вы не докажете, потому что вины за мной нет!», - заявил Саид Амиров, состояние здоровья которого, по оценкам врачей СИЗО №4 Ростова-на-Дону, продолжает ухудшаться.

Саид Амиров, получивший в результате одного из 16 покушений на свою жизнь огнестрельное ранение в позвоночник, является инвалидом I группы. Он парализован и не способен самостоятельно себя обслуживать. У экс-мэра Махачкалы также гепатит С, сахарный диабет, тяжелые заболевания по части урологии, кардиологии, эндокринологии. Его паралич прогрессирует. Однако, по мнению суда, этих заболеваний недостаточно, чтобы изменить для него меру пресечения на несвязанную с содержанием под стражей, отмечают адвокаты политика.

Тем временем в суде продолжается допрос свидетелей защиты. В частности, выступил Руслан Магомедов - врач судмедэкспертизы, который проводил освидетельствование Абдулгалимова и других подследственных. Он представил копии документов освидетельствования, которое он проводил лично, с подтверждением телесных повреждений от побоев и пыток током.

«Я хорошо запомнил тот день, когда проводил экспертизу, - заявил Руслан Магомедов, - у всех задержанных были следы от пыток техническим электричеством и побоев резиновыми дубинками, все были очень напуганы. Они рассказали, что в СИЗО их пытали, чтобы они оговаривали друг друга и мэра Махачкалы Саида Амирова. Тогда я сохранил копии заключений, потому что подумал, что это будет громкое дело».

Руслан Магомедов также заявил в суде, что следователи неоднократно оказывали на него давление и просили переписать освидетельствования с целью «минимизировать повреждения, полученные подследственными» и никогда не упоминать о том, что задержанные признались о том, что подверглись пыткам с целью получения показаний на мэра Махачкалы. Но врач сообщил, что отказался это сделать.

Дмитрий ХорошиловАдвокат Саида Амирова и Юсупа ДжапароваТеперь абсолютно ясно, что следствие занималось не установлением истины по делу, а явной фальсификацией. Еще во время следствия мы располагали копиями заключения судмедэкспертизы, где государственный судебно-медицинский эксперт Руслан Магомедов обследовал 22-23 мая 2013 года в СИЗО №1 Абдулгалимова, Алиева, братьев Ахмедовых и других лиц и зафиксировал следы побоев и пыток техническим электричеством на их телах. Мы написали четыре ходатайства, чтобы следователи Романенко и Никитин приобщили к делу результаты судмедэкспертизы. Все ходатайства адвокатов умышленно изымались. Оригиналы этих заключений были умышленно уничтожены. Мы с удивлением узнали на суде от Тамары Канаевой, которая выполняла функции секретаря Саида Амирова и вела журнал учета всех посетителей, что с ней проводили опознание Магомеда Абдулгалимова, где она четко заявила, что никогда его не видела и что Абдулгалимов никогда в приемную Амирова не приходил. Протокола об этом опознании тоже не оказалось в деле. Если доказательства прямо свидетельствуют о невиновности наших подзащитных, то они просто не включаются в дело.

В суде выступил также доктор юридических наук Юрий Пудовочкин, который по запросу стороны защиты подготовил правовую оценку ряда имеющихся в деле документов, в частности, касающихся установленных фактов насилия в отношении свидетелей обвинения. Профессор углубился в юридический бэкграунд и резюмировал, что по закону доказательства, полученные с применением недозволенных методов следствия и, в частности, пыток, не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Полицейские вневедомственной охраны Идрис Гусейнов, Муртаз Муртазов и Шувай Шахруев, которые занимались учетом посетителей мэрии, в деталях пояснили суду механизм пропускной системы. Они подтвердили, что ни один человек вне зависимости от статуса не мог пройти в администрацию города без документа, удостоверяющего личность и специального пропуска, минуя полицейские кордоны и личную охрану. Это опровергает показания Магомеда Абдулгалимова о якобы беспрепятственном доступе в личный кабинет Саида Амирова. Все трое полицейских также отметили, что Юсуп Джапаров всегда приходил к главе администрации в сопровождении двух охранников, которых они помнят визуально, однако его ни разу не видели с каким-либо другим лицом. Это также не стыкуется с заявлением «Колхозника» о том, что якобы на встречу к мэру он пришел в сопровождении его племянника.

Начальник личной охраны Саида Амирова подполковник полиции Мурад Чурухов заявил, что до ареста Амирова никогда не видел Абдулгалимова. Он рассказал, что охрана всегда была рядом с кабинетом мэра, встречала и сопровождала посетителей до приемной, наблюдая за их поведением. Чурухов подтвердил, что Юсуп Джапаров никогда не приходил к мэру с Магомедом Абдулгалимовым. Командир взвода вневедомственной охраны Абдусамад Абдусамадов также заявил, что никогда не встречал «Колхозника» в мэрии и отверг возможность посещения главы администрации без пропуска.

29 мая в суде выступил также профессор психиатрии, доктор наук, главный научный сотрудник института имени Сербского Иосиф Кудрявцев, который дал рецензию на судебно-медицинскую экспертизу Руслана Магомедова, сделав вывод о необходимости психологического обследования главных свидетелей обвинения, которые, по его словам, подверглись жестоким пыткам, включая изнасилования и ввод электрических проводов в задний проход. «Все эти лица являются представителями Дагестана и любые манипуляции в области анального отверстия воспринимаются особенно оскорбительно», - заметил профессор.

Амиров был главой Махачкалы с 1998 года. Он был задержан в Махачкале 1 июня 2013 года, потом перевезен в Москву и там арестован. Экс-мэру Махачкалы и бывшему заместителю главы Каспийска Юсупу Джапарову вменяется в вину приготовление к совершению теракта, а также незаконный оборот оружия. Как стало известно в дальнейшем, правоохранители обвиняют Амирова в подготовке покушения на своего политического оппонента: по данным следователей, самолет с этим человеком на борту должны были сбить переносным зенитно-ракетным комплексом.

Рекомендуем:

  • Фотоистории