16+
Суббота, 23 сентября 2017
  • BRENT $ 56.90 / ₽ 3272
  • RTS1123.24
15 июля 2014, 19:05 Финансы

Об офшорах договорятся позже

Лента новостей

Совещание на тему деофшоризации у президента перенесено на более поздний срок; у РСПП появилось время еще раз обсудить законопроект с Минфином; эксперты напоминают, что в офшоры уходят не в попытке убежать от налогов, а для упрощения бизнес-процессов

Денежные купюры.
Денежные купюры. Фото: ИТАР-ТАСС

Еще 10 июля должно было пройти совещание у президента с членами правительства, на котором предполагалось обсудить, в том числе, меры по деофшоризации. И тему даже начали поднимать, но не хватило времени – и было решено обсудить вопрос позже в таком же формате. Таким образом, у РСПП появилось время еще раз обсудить законопроект с Минфином.

Основным камнем преткновения в этом вопросе сейчас является проект закона о контролируемых иностранных лицах (КИК). Этот закон обяжет собственников иностранных компаний (как юрлиц, так и физлиц) платить в России налоги с нераспределенной прибыли зарубежных активов. Правда, РСПП и Минфин так и не договорились о ключевых параметрах. Так, например, Минфин предлагал облагать эту прибыль налогом по стандартным ставкам: 20% и 13% (для юрлиц и физлиц соответственно), РСПП же – по единой ставке в 9% как дивиденды.

Кроме того, не согласован и вопрос о том, на какие компании действие закона будет распространяться. Вариант Минфина: определить универсальные критерии, на основе которых сделать «белый список» стран, сотрудничающих с ФРС, и на компании из этих стран закон распространяться не будет; собственникам компаний из таких государств не придется доплачивать в российский бюджет в том случае, если эффективная ставка налога на прибыль для такой компании составляет не менее 75% от российской (т.е. минимум 15%). В РСПП считают правила расчета доходов контролируемых иностранных лиц слишком сложными. Вариант РСПП: сделать не «белый», а наоборот, «черный список», в который включить страны, куда начинает активно перетекать капитал из РФ. И вот в отношении компаний из этих стран уже вводить закон.

Основная ассоциация со словом «офшор» — то, что это такая штука, которая помогает уйти от налогов. Поэтому деофшоризация воспринимается как попытка добавить в бюджет страны доход от сбора таких налогов, которые сейчас собрать не получается. На самом деле, проблема не в этом, отмечают эксперты. Не все так просто с деофшоризацией. Причина ухода бизнеса в другие юрисдикции - это не попытка уйти от налогов, а скорее секьюритизация рисков и упрощение ведения бизнеса. И смотреть на офшоры как на примитивные схемы ухода от налогов – нельзя, это было бы в корне неправильно.

Проблема использования российскими компаниями иностранных юрисдикций может быть решена не столько введением заградительных мер и ужесточением налогового режима, сколько совершенствованием корпоративного законодательства (в части возможности различного структурирования сделок по слияниям и поглощениям), повышением эффективности судебных процедур и процедур медиации для защиты и восстановления нарушенных прав участников гражданского оборота, созданием системы административного судопроизводства для быстрого и прозрачного разрешения споров с государственными органами. Это отмечала, в частности, заместитель директора и руководитель блока корпоративных, имущественных и правовых вопросов ГМК «Норильский никель» Елена Безденежных на прошедшем недавно Международном юридическом форуме, и участники форума поддержали ее позицию.

При этом руководители крупных компаний-налогоплательщиков считают действительно
крайне важным вопросом для инвестиционного сообщества обозначенный в послании президента Путина курс на деофшоризацию российской экономики, в рамках которого проходит разработка и обсуждение законопроекта, предусматривающего налогообложение в РФ доходов компаний, находящихся в офшорной юрисдикции, если эти компании не распределяют полученные доходы в пользу российских лиц, контролирующих такие компании (положения об иностранных контролируемых лицах и о налоговом резидентстве компаний). «Поддерживаю деофшоризацию центров прибыли, потому что это — правильная и нужная идея для экономики. Если бизнес находится в России, то он должен здесь и платить налоги, здесь и реализовывать всю социальную нагрузку. Нельзя уводить деньги из страны, в которой их зарабатываешь», — отмечал в интервью журналистам глава «Норникеля» Владимир Потанин.

Раннее предполагалось, что антиофшорный законопроект вступит в силу уже сейчас, в июле. Но было решено перенести вопрос на осень. Депутатам, видимо, предложат более мягкий, чем планировалось Минфином изначально, вариант — по первому варианту, российские владельцы компаний должны были декларировать прибыль офшоров, если она превышает даже 3 000 000 рублей. Теперь же Минфин готов устанавливать этот порог поэтапно, причем начиная с 50 000 000. Поэтапно будет вводиться и порог владения офшором, начнут с 50%. Кроме того, финансовое ведомство готово отложить до 2017 введение наказания за несоблюдение новых правил. На данный момент понятно, что требования смягчились, но это, скорее всего временная отсрочка.

Андрей Гольцблатуправляющий партнер юридической фирмы Goltsblat BLPЯ ожидаю, что депутаты активно приступят к рассмотрению этого законопроекта в осеннюю сессию, и думаю, что последний вариант, который был озвучен министром финансов Силуановым, наверное, он и ляжет в основу. Он будет более мягким, даст бизнесу 2 года на то, чтобы привести свою структуру в соответствие, чтобы оценить последствия. То есть предлагается некий двухлетний период недействия санкций. Второе: первый год декларировать надо контролирующее лицо только в том случае, если у тебя 50-процентный контроль; на следующий год – 25%. Хорошо если на 25% остановятся и не будут опускаться дальше, до 10%, хотя такие планы есть. Но, на мой взгляд, это такие смягчения временного характера, нежели сущностного.

Некоторые эксперты считают, что бороться с офшорами вообще не надо, ибо это ни к чему.

Иван Родионовпрофессор ВШЭСама тенденция бомбить офшоры, на мой взгляд, она неправильная, потому что это все равно что запретить продажу молотков. Молоток – это смертельное оружие, всегда можно молотком кого-то стукнуть по голове, и соответственно он погибнет. Такое же отношение к офшорам. Офшоры нужны, офшоры часто необходимы. И с этой точки зрения это просто говорит о том, что страна не умеет своих предпринимателей должным образом мониторить. То есть это признак слабости, а не признак силы. Понятно, что имеют значение офшоры для больших компаний. А малые неинтересны никому. И даже если их не исключить из нового закона, то все равно никто ими всерьез заниматься не будет, потому что премии, должности и звания дают за большие успехи. С другой стороны, у нас страна построена таким образом, что число вот этих больших компаний, оно невелико. И на самом деле нет никакой проблемы за ними следить другими способами, а не вот так вот напрямую. Поэтому я считаю, что это признак слабости, который ни к чему хорошему не приведет. Любое излишнее давление ни к чему хорошему никогда не приводит.

Если создать адекватные условия работы бизнеса «на месте», и сумму налога сделать правильную, посильную, то это уже само по себе будет великолепным стимулом забыть об офшорах — и особых карательных мер не понадобится.

Андрей Рябинскийпредседатель совета директоров группы компаний «МИЦ»Всегда для достижения оптимального результата нужно иметь и пряник, и палку. То есть нужно, с одной стороны, конечно, принимать закон, в результате которого будет идти борьба с офшорами и с системой работы через офшоры, а с другой стороны, ну и сами налоги должны быть какие-то такие очень вменяемые, очень понятные. И тогда люди будут принимать решение: ну да, мы платим немножко дороже, зато мы работаем в белую, ничего не боимся, спокойно себя ощущаем. Ведь при работе через офшоры есть довольно много и рисков, и накладных расходов, и так далее. Ну и конечно, гораздо комфортнее платить налоги и работать в белую. Вопрос – сколько это денег. Если это разумные деньги, то очень много людей, наверное, примут решение работать в белую, чем выстраивать такие сложные и очень рискованные схемы.

Согласны с такой постановкой вопроса и представители крупного российского бизнеса.

Елена Безденежныхзамгендиректора ГМК «Норильский никель»Реализация концепции Территорий опережающего развития («Норникель» предложил данную концепцию, например, для Таймыра» — BFM.ru) на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, резиденты которых будут претендовать на льготный налоговый режим и упрощенные административные разрешительные процедуры, создаст новые возможности для локализации инвестиций на территории РФ. Что, в принципе, может сильно способствовать деофшоризации экономики страны

Главное — чтобы все меры, и в том числе, деофшоризация, привели к улучшению налогового режима, полагает президент Фонда «Сколково» Виктор Вексельберг.

Виктор Вексельбергпрезидент Фонда «Сколково»Новый законопроект должен быть направлен, в первую очередь, на прозрачность, на повышение качества управления, на расширение форматов структурирования сделок, и так далее. Сейчас же на первый план выходит фискальная часть проекта. Это, безусловно, тоже важно, но под флагом деофшоризации важно, чтобы режим улучшился, а не ухудшился. Большой бизнес еще как-то справится с этим, а для среднего и малого бизнеса это может стать выдавливающим фактором.

Рекомендуем:

  • Фотоистории