16+
Среда, 17 октября 2018
  • BRENT $ 81.57 / ₽ 5327
  • RTS1165.87
14 августа 2014, 16:47 Политика

Курс на смягчение. Ялтинская речь Владимира Путина обошлась без сенсаций

Лента новостей

Президент рассказал о финансировании Крыма и отметил, что Россия должна спокойно и эффективно обустраивать страну, не отгораживаясь от внешнего мира

Президент России Владимир Путин во время выступления перед членами фракций политических партий Государственной думы РФ и федеральными министрами. Ялта, 14 августа 2014.
Президент России Владимир Путин во время выступления перед членами фракций политических партий Государственной думы РФ и федеральными министрами. Ялта, 14 августа 2014. Фото: ИТАР-ТАСС

Речь Владимира Путина в Крыму не принесла громких сенсаций. Рубль в связи с этим на сегодняшних торгах вырос почти на полтора процента.

Выступление президента России не сопровождалось прямой трансляцией на федеральных телеканалах. По словам многочисленных журналистов, церемония началась почти на четыре часа позже назначенного срока.

Глава государства в частности, сказал, что Россия должна спокойно и эффективно обустраивать страну, не отгораживаясь от внешнего мира и не разрывая связь с партнерами, но не давая обращаться с собой пренебрежительно. При этом российские санкции стали не только ответными мерами, но и способом поддержать своих производителей, заявил президент.

По словам Путина, Россия могла бы выйти из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека, однако на повестке дня этот вопрос не стоит.

Президент также отметил, что общий объем финансирования федеральной целевой программы развития Крыма до 2020 года превышает 700 миллиардов рублей.

Выступление Владимира Путина в Ялте в интервью Business FM прокомментировал директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

Вам не кажется, что отсутствие каких-либо сенсаций — это самый хороший знак, который только можно было ожидать от этой речи?
Евгений Минченко: Да, понятно, что Путин после малайзийского Boeing взял линию на смягчение. Видимо, идет поиск какого-то компромисса. Он обозначил позицию, которая не является позицией для торга, — это вхождение Крыма в состав России. Могла бы быть, например, такая формула, которая устроила бы все стороны, — это введение контингента под эгидой ООН, которая разделила бы стороны на юго-востоке; демилитаризация этой зоны и проведение там свободных выборов под контролем международных наблюдателей, выборы глав регионов, региональных и муниципальных органов власти, видимо, по одномандатным округам, потому что украинская партийная система сегодня дискредитирована. Потом люди, которые победят на выборах, могли бы выступать в роли переговорщиков с нынешними украинскими властями, при этом, я думаю, что в этот пакет можно было бы и включить признание того, что Крым остается российской территорией. Сегодня украинские власти на это не пойдут, но через какое-то время, не исключаю, что примерно к такому компромиссу можно было бы прийти.
Меры, которые вы перечислили, и сейчас обсуждаются, а вот насколько вероятно участие России в этом, даже если бы Россия выступила их инициатором?
Евгений Минченко: Я считаю, что Россия могла бы войти в состав миротворцев, которые будут разделять стороны.
Она бы могла, но пустили бы ее?
Евгений Минченко: Без этого не будет работать. Обратите внимание, есть же опыт позитивный — присутствие российских миротворцев и в странах Центральной Азии. Мало, кто помнит, но именно российские миротворцы предотвратили конфликт, унесший жизни сотен тысяч жителей в Таджикистане. Российские миротворцы сыграли позитивную роль в Молдавии и в Грузии для прекращения конфликтов, поэтому опыт накоплен огромный.
Возвращаясь к выступлению Владимира Путина в Ялте, вам не кажется, что решение о том, что будет звучать, принималось в последний момент? В Кремле как бы не было ясности, что говорить, в итоге — победила мягкая линия.

Евгений Минченко: Нет, насколько я знаю, текст уже вчера был готов.

Но, тем не менее, многие наблюдатели ожидали от Путина руководства к действию, что президент пошлет сигналы обществу. Какие вы лично сигналы уловили?
Евгений Минченко: Сигналы очень простые: не надо гнать волну, мы не хотим дальнейшей эскалации напряженности, мы готовы спокойно садиться и разговаривать. Но, в то же время, это происходит на фоне движения 280 белых грузовиков, непонятно где и непонятно куда. И на самом деле, несмотря на все миролюбие выступления Путина, остается ключевой вопрос — попадет ли вот этот российский конвой на территорию Украины, каким путем? Куда он двинется? Что с ним будет происходить? Поэтому я бы, скорее, в большей степени следил не за тем, что происходит в Крыму, а за тем, что происходит на границе России и Украины.
Владимир Путин заявил о том, что не исключено, что Россия выйдет из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека. Насколько это вероятно?

Евгений Минченко: Вероятность есть, потому что принимается достаточно большое количество решений и апелляций, которые не устраивают российские власти. С другой стороны, Верховный суд виртуозно научился с этим работать. Господин Лебедев практически все решения выполняет, пересматривает что-то. Например, сбросит год где-нибудь и так далее, по тому же самому Ходорковскому принимали во внимание решения ЕСПЧ, пересматривали дела. На мой взгляд, юридическая техника, которой российские власти и российские судебные органы овладели, позволяет вполне оставаться в рамках ЕСПЧ.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию