16+
Четверг, 8 декабря 2016
  • BRENT $ 53.38 / ₽ 3375
  • RTS1066.75
11 октября 2014, 00:07 Финансы

Фиксированый курс. Почему не получится долго держать рубль в ежовых рукавицах

Олег Вьюгин прокомментировал идею о фиксированном курсе в интервью Business FM. Несколько лет можно удерживать низкую планку, но потом все равно придется тратить резервы и отпустить рубль

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Советник президента России Сергей Глазьев предложил на несколько лет зафиксировать курс рубля. По словам чиновника, не столько важна величина курса, сколько фактор стабильности, тем более что резервов ЦБ хватит надолго. Это заявление прозвучало на фоне очередного антирекорда рубля. Доллар на торгах Московской биржи в пятницу доходил до 40,46, это абсолютный максимум. За евро давали рекордные 51,14. На закрытии торгов доллар стоил 40,32. Одновременно с национальной валютой падала нефть. Brent опускалась до 88 долларов, это минимум за четыре года.

Банк России вновь сдвинул границы валютного коридора — в пятый раз с начала октября. И в пятницу ЦБ, по мнению экспертов, продолжил продавать валюту. Накануне регулятор в целях поддержания курса рубля выбросил на рынок полтора миллиарда долларов. Всего же с начала недели Центробанк, по официальным данным, продал 3 миллиарда 300 миллионов долларов. Заявления Сергея Глазьева, курс нацвалюты и стоимость нефти BusinessFM прокомментировал председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин.

Советник президента, доктор экономических наук Сергей Юрьевич Глазьев предложил зафиксировать курс. Как вам такая идея?
Олег Вьюгин: Мне эта идея не нравится, потому что можно зафиксировать на очень низком уровне, и действительно какое-то время, несколько лет прожить на таком курсе и не сильно тратить резервы, но потом все равно их придется тратить, опять его отпустить. Тем более что все будут ждать, когда это произойдет. В принципе это вариант, который использовался в Аргентине когда-то, и во многих странах.
Но в СССР такое тоже было, но те времена-то прошли.
Олег Вьюгин: Да, конечно. Это вариант, который может быть, но он, как показал опыт, не самый лучший.
С технической точки зрения Глазьев заявил, что у ЦБ достаточно инструментов, чтобы надолго зафиксировать курс. А что это за инструменты такие? Бесконечная трата валютных резервов, которые все-таки не бесконечны?
Олег Вьюгин: Практика таких решений известна, курс устанавливают на заведомо очень низком уровне, на сильно недооцененном уровне рубля, чтобы, действительно, некоторое время обходиться без того, чтобы тратить резервы. То есть такой курс, который убьет импорт, и приток через платежный баланс, через текущий счет будет достаточным, чтобы держать курс фиксированным, но до поры до времени.
В связи с этим как быть с окончательным переходом на плавающий курс с 1 января следующего года, который был объявлен?
Олег Вьюгин: Очень неблагоприятная ситуация, поскольку и цена на нефть падает, и фактически инвестиционная блокада со стороны финансовых мировых рынков. Поэтому, конечно, если на это решиться, то, наверное, придется смириться с тем, что будет огромнейшая волатильность и рубль упадет существенно ниже, чем он может стоить. Поэтому, наверное, Центральному банку придется все-таки как-то приглядывать за рублем.
Возвращаясь к поводу, по которому, видимо, высказался Глазьев, к падению рубля и нефти — какие основные причины?
Олег Вьюгин: Естественно, есть прямая связь, и во многом сейчас это немножко ажиотажное падение рубля, потому что все видят, что нефть идет вниз очень упорно и устойчиво. А почему идет нефть вниз? Я считаю, что, скорее, цена на нефть — это вещь не совсем рыночная, это вещь договорная, когда потребители и производители нефти согласны, что такой уровень цен является для них приемлемым. Видимо, ситуация поменялась.
Для кого приемлем такой уровень цен?
Олег Вьюгин: И для производителей, и для покупателей. На сегодняшний день, видимо, ситуация поменялась. Причину мы скоро узнаем. В этом месяце будет встреча стран ОПЕК. Если они примут решение о существенном сокращении добычи, чтобы препятствовать падению цен, это один вариант. А если не примут, значит, все-таки соотношение или решение производителей и потребителей изменилось.
Каков ваш прогноз — как рубль поведет себя в кратчайшей перспективе и долгосрочной?
Олег Вьюгин: В долгосрочной перспективе, а имеется в виду следующий год, я не хочу говорить о каких-то совсем длинных периодах, видимо, будет слабеть, не так постоянно, по синусоиде. Мы будем видеть и периоды укрепления, а в целом тенденцию на ослабление до тех пор, пока не уйдут санкции и не появятся инвесторы на рынке российских активов, потому что они противостоят экспортерам и спекулянтам, если Центральный банк не хочет участвовать на этом рынке.
А если краткосрочную перспективу рассматривать?
Олег Вьюгин: Сейчас, я думаю, нефть дойдет до уровня не ниже 80 долларов за баррель, уж наверняка, и остановится, и тогда этот ажиотаж прекратится, и рубль останется на тех уровнях, которых он достиг, может, даже немножко укрепится.

Тем временем Сбербанк и ВТБ24 отметили повышенный спрос на валюту со стороны населения осенью, однако не считают его существенным.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории