16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.70 / ₽ 3109
  • RTS1027.85
21 октября 2014, 18:00 Право

Право на помощь. Суд оправдал терапевта Алевтину Хориняк, выписавшую обезболивающее онкобольному

Лента новостей

Уголовный процесс, вызвавший общественный резонанс, продолжался с 2011 года. В интервью Business FM врач рассказала, что ей пришлось пережить за это время

Фото: Шеметов Максим/ТАСС

Процесс по делу врача Алевтины Хориняк завершился. Во всяком случае, пока. Красноярский суд оправдал 73-летнюю Алевтину Хориняк, которая пять лет назад выписала онкобольному обезболивающее. Уголовный процесс по делу красноярского терапевта длился с 2011 года.

Весной 2009 года Хориняк выписала пациенту, у которого была последняя стадия рака, препарат трамадол. Факт стал известен ФСКН при проверке аптек в 2011 году. Наркополицейские передали дело в прокуратуру. Сотрудники ФСКН посчитали, что терапевт не имела право выписывать рецепт, так как не являлась лечащим врачом больного.

Алевтину Хориняк обвиняли в подделке документов и незаконном приобретении и хранении сильнодействующих веществ. Перед судом предстала также знакомая врача , которая купила для больного лекарства в аптеке. Суд приговорил женщин к 15 тысячам штрафа. Однако впоследствии Красноярский краевой суд отменил приговор, и дело было направлено на новое рассмотрение из-за допущенных ошибок. Прокуратура требовала для подсудимых восемь лет лишения свободы. Однако суд встал на сторону врача и признал, что в ее действиях не было состава преступления.

Стоит отметить, что с тех пор, как были введены новые правила на рецепты на обезболивающие средства, процедура стала более сложной, а ошибки грозят врачам уголовным преследованием. Все это привело к тому, что многие больные не могут вовремя получить нужные лекарства.

Дело Алевтины Хориняк вызвало общественный резонанс, в конце сентября этого года российские врачи подписали петицию в поддержку красноярского врача-терапевта. «Нельзя больше терпеть катастрофическую ситуацию неадекватного обезболивания больных и нарушение прав пациентов на облегчение боли», — заявили в своем обращении коллеги красноярского терапевта.

В интервью Business FM Алевтина Хориняк рассказала, что ей пришлось пережить за время уголовного процесса и как она себя чувствует после заседания суда.

Алевтина Хориняк: Вы знаете, вот так сразу однозначно сказать просто невозможно. Потому что когда читался приговор и читалось обвинение, вы знаете, так гладко, и так страшно слушать. Когда читаешь, кажется, что все. И я просто подумала, ну все, надо начинать новый круг мытарств. Я не собиралась сдаваться. Ну а потом уже, когда судья объявила оправдательный приговор, такое смешанное чувство было, не знаю, хотелось и плакать, и не знаю что, потому что 3,5 года выброшены из жизни. Причем с самого начала было ясно, что там никакого уголовного нет преступления.
Как вы думаете, ваш оправдательный приговор повлияет ли как-то на ситуацию в целом? Будут ли теперь врачи, которые в некоторых случаях опасаются выписывать обезболивающие препараты, думая о том, что им может грозить уголовное дело, делать это более смело, помогать людям?
Алевтина Хориняк: Вы знаете, до тех пор, пока Госнаркоконтроль будет свою работу выполнять вот по легальному обороту, и пока он будет в аптеках выбирать рецепты, выписанные врачами, потом приходить в поликлиники, поднимать всех на уши, искать эти карты, поднимать этих больных, нервировать наших начальников, и вот до тех пор, пока они будут ходить по аптекам, я думаю, что врачи все равно будут бояться.
А если сложится такая ситуация, что вам снова нужно будет помочь человеку, и снова в нарушение правил выписать рецепт, вы пойдете на это?
Алевтина Хориняк: Во-первых, вы знаете, сегодня четко прозвучало на суде, судья сказала четко: если препарат выписан по медицинским показаниям, то не имеет значения, прикреплен он к поликлинике или не прикреплен. Поэтому, если у человека будут медицинские показания и по каким-то причинам он не получит в своей поликлинике, то я теперь уверена, что я имею полное право выписать, когда есть показания, и есть такая вот ситуация. В законе не оговорено, кому врач должен выписывать, прикрепленному или не прикрепленному. Так что, может, дойдет и до врачей.
Вы продолжаете работать и будете продолжать работать?
Алевтина Хориняк: Во всяком случае, на сегодняшний день я до суда, до полвторого буквально вела прием в поликлинике больных. Прошло около 20 человек, у нас огромные нагрузки. После суда я пошла по вызовам. У меня сегодня шесть вызовов.

Врач считает, что ее оправдание — «большая победа и врачебного сообщества, и граждан России, и пациентов многострадальных». «Много из таких пациентов, неизлечимо больных раком, покончили с собой из-за невозможности получить медицинскую помощь», — заявила врач.

Стоит отметить, что историй о самоубийстве тяжелобольных, отчаявшихся из-за недоступности обезболивающих препаратов, действительно много. Так, среди громких случаев только в 2014 году — дела генерал-майора ГРУ Виктора Гудкова, генерал-майора Генштаба Бориса Саплина и контр-адмирала Вячеслава Апанасенко. Не говоря уже об историях самоубийств простых граждан, чьи родственники из-за бюрократических проволочек не смогли приобрести лекарство.

Рекомендуем:

  • Фотоистории