16+
Вторник, 26 сентября 2017
  • BRENT $ 58.17 / ₽ 3365
  • RTS1127.26
28 ноября 2014, 20:39 ПолитикаПерсоны

Борис Титов: выбор один — это либерализация

Лента новостей

Своими соображениями о насущных проблемах экономического развития РФ, о том, как эффективно поддержать малый и средний бизнес в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу делится бизнес-омбудсмен России Борис Титов

Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.
Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. Фото: Алексей Никольский/ТАСС
Все, наверное, ощущают — и те, кто профессионально занимаются экономикой, да и непрофессионально — что экономическая реальность в стране серьезно изменилась. В целом, скорее всего, в худшую сторону. Понятно, что тут и санкции, тут и цены на нефть, и курс валюты. Ситуация такова, что, как когда-то в переломные моменты, мы все находимся в ожидании какого-то нового выбора пути. Я знаю, что вы публично выступаете с определенной точкой зрения, но я бы охарактеризовал такой выбор — либерализация или мобилизация.
Борис Титов: Выбор один, конечно, — это либерализация. Это понятно для меня, я вижу только в ней решение вопроса будущего экономического развития страны. Но вопрос, конечно, прежде всего, сегодня в новой экономической реальности. Это очень давно многие экономисты, реально либеральные экономисты, которые за свободный рынок, за развитие предпринимательства, за правильную роль государства в стимулировании развития бизнеса, считали, что упадут цены на нефть — и тогда мужик перекрестится.
И тогда у нас начнут расти пальмы, потому что русская изобретательность, наконец, себя проявит.
Борис Титов: Наконец посадят пальмы — вот что говорили. Расти-то они все равно не станут. Наконец-то все соберутся с мыслями и посадят пальмы, потому что кокосы по импорту покупать станет невозможно. Сегодня гром гремит. Сегодня цены на нефть реально упали, и вот сегодня, действительно, страна встала перед выбором, что делать дальше. Понятно, что со дня, когда ОПЕК принял решение неуменьшения квот, стало ясно, что период низких цен на нефть продлится, скорее всего, не один год. Был период высоких цен на нефть. Нашей стране сильно повезло — практически 14 лет, с конца 1999 года начали расти цены. Мы получали максимум возможного от того, что у нас высокие доходы от экспорта. Сегодня — другая реальность. Сегодня источник пополнения бюджета из-за рубежа становится значительно меньшим, соответственно, и наши доходы будут снижаться. Экономика зависит от этих доходов не просто на сумму экспорта и объемы, которые получает страна от этого, но от этого зависят и все косвенные, обслуживающие нефтяной экспорт отрасли экономики, а кроме этого, те отрасли, которые зависят от высокого внутреннего спроса населения в стране. А это и строительство — тоже быстро росло. Сегодня все меняется. Во-первых, внутренний спрос будет другим. Если раньше по уровню доходов ВВП на душу населения мы были на 45-м месте, то надо пересчитать, но мы уже окажемся значительно ниже. Не сразу все цены поменяют. То есть, у нас будет период адаптации какой-то. Конечно, еще пока страна будет жить в переходный период — не сразу поменяют ценники на у.е. Надо сказать, что в нынешней ситуации кто выигрывает, а кто проигрывает — тоже не все так однозначно. Поскольку падают не только цены на нефть, но и рубль, конечно, бюджет в этом смысле теряет меньше. Бизнес в этой ситуации... Здесь тоже есть разные виды бизнеса, которые по-разному строят структуры своих доходов и расходов. Поэтому некоторые будут терять — прежде всего, те, которые зависят от импорта и финансирования, в том числе, и внешнего финансирования, и внутреннего, кредиты будут расти. Но есть бизнесы, которые сегодня сильно выигрывают. Как когда-то в 1998 году, когда очень резко, быстро упали издержки, хотя сейчас не так быстро, как тогда, но, тем не менее, стоимость газа, электроэнергии, труда – все это снижается. И если у этого бизнеса еще есть экспорт, тогда вообще этот бизнес оказывается в очень выгодной ситуации по сравнению с тем, что было.
Такого бизнеса у нас очень мало за исключением непосредственно нефтяного, газового.
Борис Титов: К импортозамещению, конечно, имеются совершенно явные тенденции. То, что было до этого в связи с санкциями, это были в значительной степени больше разговоры, потому что условий не было создано для того, чтобы реально происходило импортозамещение. Но сегодня, когда резко снизились издержки, мы, действительно, реально становимся конкурентоспособны больше с импортом, поэтому импортозамещение будет происходить более быстрыми темпами.
Вы в это верите? Я понимаю, что это в большей степени сейчас задача Минэкономразвития — считать. Но если сравнивать, коль мы о стратегии говорим, все-таки в 1998 году у нас были жутко не загружены на тот момент мощности — еще советские, еще не изношенные. Резерв для такого быстрого роста был большой. А сейчас ведь ситуация совсем другая. В целом процентов на 80 у нас мощности загружены.
Борис Титов: На 60.
На 100 они не бывают никогда. За счет этого резерва далеко не уйдешь. Дальше нужны инвестиции, чтобы это импортозамещение происходило.
Борис Титов: Конечно. Тем не менее, отдельно этот фактор будет влиять на то, что люди будут развивать свои производства, которые будут работать в секторе импортозамещения. Конечно, у разных инвестиций разный инвестиционный период. Некоторые могут нарастить моментально. Кур, например, 42 дня надо выращивать, а крупный рогатый скот — пять лет. Есть разница в инвестиционном периоде. Поскольку это долгосрочный тренд — мы же понимаем, что сегодня ничего не изменится — конечно, надо учитывать этот фактор влияния на экономику как позитивный. В этом смысле мы будем получать какие-то позитивные влияния на экономику с точки зрения привлечения инвестиций. Вместе с тем, конечно, неустойчивость экономики сегодня, дестабилизация реально будет происходить.
Мы перед новыми вызовами, сложностями. Все понимают, что есть два пути: тот, который когда-то в нашей стране доказывал свою эффективность — это государственные мобилизации за счет государственного управления, государственных ресурсов под государственным контролем развиваем то, что нужно, что с точки зрения начальства даст наибольший эффект, где будут сосредоточены все ресурсы; и другой — довериться естественному ходу событий на рынке, довериться частному бизнесу.
Борис Титов: От меня ждать другого ответа сложно, естественно, все ждут, что я скажу, что нужен либеральный подход развития рынка. Я только так считаю — иначе даже просто не могу себе представить. Но это не из-за того, что я такой рыночник и либерал и в том числе и предприниматель, а из-за того, что я не верю в другой вариант, потому что другой вариант — никакая даже не альтернатива. Потому что это вообще не экономика, потому что надо что-то распределять. Она может работать только на высоких ценах на нефть. Должен быть источник пополнения бюджета. Мы делали доклад, уполномоченный представил его президенту, и в ходе подготовки доклада мы опросили бизнес, каковы главные проблемы, препятствия, которые стоят на пути развития. Это уже не коррупция, даже не налоги — они на втором месте. А на первом месте – непредсказуемость экономической политики. Люди не понимают, что происходит в стране, куда будет двигаться экономика. Нужны четкие ориентиры.
Когда этот опрос проводился?
Борис Титов: В мае я его представил.
То есть, еще до всех последних событий. Они не зря опасались непредсказуемости, их взгляд подтвердился.
Борис Титов: Да. Но это внешние факторы, которые сложно было предвидеть. Но, тем не менее, и внутренняя наша политика не имеет стратегических ориентиров. Главное сегодня — необходимо выработать экономическую политику с четким определением целей и путей решения этих задач. Во-первых, это становится более возможным, поскольку, как мы сказали, петух клюнул — нефть сегодня рухнула. Во-вторых, потому что дальше решать какими-то отдельными рывками, выхватывая одну проблему и ее решая, не понимая последствий в других областях, уже невозможно. Нужна стратегия.
Итак, проблема номер один, которую предприниматели выделяют, по вашему опросу — это непредсказуемость государственных решений. И мы остановились на том, что именно сейчас, как никогда, именно нужна новая стратегия.
Борис Титов: Эта стратегия, я бы сказал, что она тоже достаточно понятна, тут не надо выдумывать. Почитайте, например, послание президента Казахстана, которое недавно опубликовано. Там все четко написано. Первое главное направление — это развитие бизнеса, как такового, потому что бизнес создает за счет своей предпринимательской инициативы желание развития, получения прибыли, он создает экономическое развитие, рост, и это очень важно. Так вот надо освободить бизнес в этом смысле, дать ему возможность развиваться, стимулировать методами государственного регулирования его рост. При этом нужна еще и конкуренция, потому что чем больше бизнеса, тем больше конкуренции, это создает качественное развитие тоже, потому что тогда улучшается эффективность, повышается конкурентоспособность. Так что нужно сделать? Начиная с самого малого, особенно на кризисе, потому что на кризисе государство перестает справляться со своими социальными функциями. У него мало денег в бюджете, начинаются проблемы. И малый бизнес в этой ситуации выступает неким буфером. Обычно всегда так, и в нашей истории так было. Это было и в 98-м, и даже еще в 91-м году, когда малый совсем бизнес вывел страну из этой жути.
Закон о свободе торговли, который многих спас от голода.
Борис Титов: Да, когда поехали челноки и привезли. Потом мелкие производства, потом в 98 -м году бизнес сразу заполнил ниши, издержки упали. Так вот, надо бизнесу дать возможность развиваться, и конкретные пути есть, мы их предлагали. С одной стороны, экономические, чтобы было удобно и выгодно. Это низкие налоги, потому что малый бизнес — это вообще не фискальная функция для бюджета, а именно социальная функция, которая создает рабочие места, плюс обеспечивает население услугами и товарами дешевыми. Потому что когда кризис, перестает все работать, цены растут, а вот малый бизнес начинает, каждый в своем региончике, райончике конкурировать, предлагая населению как раз те услуги и товары, которые нужны.
Но, прямо скажем, малый бизнес не может решить стратегические задачи по импортозамещению, в области авиастроения, судостроения.
Борис Титов: Он не может, но решить проблему кризиса для населения, снизить эту проблему может именно малый бизнес. Поэтому сегодня мы предложили для самых занятых, без регистрации покупаешь разрешение на ведение той или иной предпринимательской деятельности или патент мы его называем, хотя путается сегодня с существующими патентами. В общем, без формальностей покупаешь и работаешь, как ты хочешь, до года, но с одним условием — не имеешь права брать на работу людей, работаешь сам. Уже предлагали, уже Минфин поставил барьеры на этом, опять заставил, говорит, да, хорошо, самозанятый, мы согласны, но пусть все равно регистрируется как индивидуальный предприниматель. Опять поставил формальные бюрократические барьеры, непонятно почему. И честно, это будет добивание. Второе, очень важна регуляторная функция государства по малому бизнесу. Надо освободить. В Казахстане на три года освободили от проверок вообще, кроме тех, которые, если жизни, здоровью граждан или безопасности что-то угрожает. Вот это нужно тоже сделать. Вот сейчас на кризисе, это необходимо сделать.
То есть, нам надо смотреть, учиться у Казахстана, так вот я вас слушаю.
Борис Титов: Вы знаете, у нас с ними прозрачные границы, а налоги на 30% ниже. И вообще, это, кстати, становится еще одной проблемой для развития российской экономики, потому что выгодней инвестировать в Казахстан, а продавать здесь все, потому что спрос-то у нас пока еще. У нас огромный рынок, а не у них. Тем не менее, многие вещи они делают по развитию предпринимательства очень быстро, очень оперативно, и очень настойчиво.
Заметим, кстати, что этот мотив возникает, и говорят, в том числе, и о политической либерализации, которая сейчас выглядит неизвестными...
Борис Титов: Давайте начнем с экономических.
Если в Казахстане, то там либерализма, безусловно, меньше политического, намного меньше, чем у нас. Но экономическая политика более либеральна, чем в России.
Борис Титов: Более направлена на развитие предпринимательства, это точно. Так еще раз, проверочная деятельность. Необходимо снять нагрузку с малого бизнеса, только в крайнем случае туда допускать правоохранительные структуры и контрольно-надзорные органы, только если есть реальная угроза. Для того чтобы проверить, мы предлагаем: давайте берите с собой уполномоченного, тогда эти проверки только в присутствии уполномоченного, которые могут как-то гарантировать, что проверка эта проходит честно и без наезда на предпринимателя. Другие вещи, не буду обо всех сейчас говорить, но еще раз главное направление — освободить малый, средний, любой конкурентный бизнес, частный, прежде всего бизнес, для того, чтобы он смог нормально начать работать, и сам по себе начал развиваться народ. Само растет, как трава в огороде, вот должно вот так расти. Второе — это, конечно, необходимо серьезные делать шаги по модернизации. Сегодня эффективность нашей экономики очень низкая, производительность труда, технологическая база. Конечно, мы сильно отстали. Поэтому второе главное направление — это стимулировать приток технологических инвестиций. У государства есть все инструменты, это уже давно известно.
Это уже задачи крупного бизнеса.
Борис Титов: Это средний бизнес.
Среднего и крупного.
Борис Титов: Абсолютно нормальный частный средний бизнес, который что-то производит или выращивает, или строит. Должны эффективно. Потому что раньше мы тоже все почивали на высоких ценах на внутреннем рынке за счет притока нефтедолларов. Мы почивали на специальных режимах закупок государственных. У меня такое количество обращений именно от бизнеса. Такое впечатление, что весь бизнес у нас на государство работал последнее время. Все зависят от государственных или закупок, или поставок, или чего-то такого. Вот это должно уходить, это должен быть частный бизнес, конкурентный, работающий на свободном потребительском рынке, в конце концов. Поэтому, извините, опять Казахстан. У них принято решение — 30% от инвестиций, технологических, высокотехнологических инвестиций компенсировать за счет бюджета. То есть, ты приходишь, строишь предприятие за свой счет, за кредитные ресурсы, а потом, когда ты его запустил, тебе компенсируется 30%. Мы говорим, хорошо, не компенсируйте деньгами, хотя бы не берите на эту сумму с нас налогов. Это еще будущие налоги. Проведите так называемый налоговый зачет, не только по налогу на прибыль, но по всем видам налогов, которые будет выплачивать предприятие. Но пока только предлагаем, пока ничего не услышали. Хотя Минпром проводит свои предложения, делает по так называемой промышленной политике, что, собственно, одно и то же. Какие-то движения, если они будут реализованы, это уже будет достаточно хороший прорыв вперед. Ну, и третье направление, которое тоже видится, как очень важное направление, — это так называемые ключевые точки роста. То есть, государство должно осуществлять свою политику, стимулируя бизнес и направляя его в определенные сектора или отрасли, или регионы, которые, оно считает, будут развиваться быстрее.
Точки роста у нас формируются, фактически на данный момент, исключительно государственными компаниями. Вот есть у нас, так сказать задача — возродить авиационную промышленность, ну, это частно-государственная, но в основном, государственная объединенная строительная корпорация. Возродить судостроение, ОСК, вернуть хоть какое-то машиностроение. Вот у нас «Ростех», особенно связанное с оборонным комплексом, с одной стороны, и с геологоразведкой, там, метропользование. Вот, есть «Ростех». И такое впечатление, что именно это становится все-таки рецептом. Мы выделяем, ключевые направления, где у нас были заделы, отчасти потерянные, и при помощи государственных ресурсов и государственного управления там создаем вот эти стержни. Хорошо, если вокруг этих стержней частный бизнес как-то заживет, но все-таки нужен стержень. Малый бизнес существует, когда ему есть с кем работать, когда есть крупный заказчик, либо есть обеспеченное деньгами население. Но малый бизнес большими деньгами население обеспечить не может. Вот это серьезный аргумент, что не в либерализации сейчас дело для нашей исторической реальности.
Борис Титов: Я, на самом деле считаю, что какова собственность государственная или частная, вот в этих крупных стержневых проектах, может зависеть от конкретных обстоятельств. Иногда государство, действительно, реально. Надо выходить, собирать активы, разрозненные лежащие активы, для того чтобы выработать какую-то единую стратегическую линию по возрождению того или иного сектора.
Но плюс еще историческая реальность советской экономики, которая именно так строилась.
Борис Титов: Диктует история, диктует период 90-х, который положил огромное количество предприятий, которые сами каждое по себе не могли вырваться. У них и ресурсов не было инвестиционных для того, чтобы подняться и модернизироваться. А когда это объединяется в крупную компанию, это становится более управляемым, более стратегически направляемым. И в принципе, да, это может работать, но только при одном условии, что это работает до какого-то определенного времени. То есть да, собрали, потом начинаем процесс приватизации. И мы должны продавать эти активы и делать их частными.
Целая серия налоговых или околоналоговых законов принимается очень стремительно, зачастую во втором и третьем чтении подряд. Причем очевидно, что депутаты штампуют, а не изучают. Давайте их коротко проанализируем, что произошло, начиная с налога на имущество. Для граждан достаточно мягкий вариант его повышения, а для бизнеса абсолютно жесткий. Дальше — сборы с торговли сейчас уже приняты, деофшоризация, которая, с одной стороны — заоблачная тема, с другой стороны, она реально усложняет и делает более дорогим целый ряд бизнес-процессов.
Борис Титов: Все эти инициативы начинались еще до всех реально больших изменений, которые произошли на внешнем фронте. С другой стороны, некоторые решения принимаются исходя из тактических задач отдельных секторов регионов нашей экономики. Из всего перечня инициатив, о которых вы сказали, я выделю налоговые инициативы, которые президент просто откровенно признал, что инициировались Москвой. У нее же проблемы в бюджете — дефицит порядка 200 млрд, который необходимо будет чем-то закрыть, который произошел из-за крупных компаний, которые переехали в Петербург. Они пытаются его закрыть за счет в основном торговли, которая, как они считают, недообложена, что они зарабатывают какие-то сумасшедшие деньги, и за счет офисов — собственников недвижимости, которые тоже якобы по огромной цене сдают в аренду, а сами платят очень мало в бюджет. В какой-то степени это, действительно, так. Но дело в том, что Москва — это же Москва, а не Россия. В России-то во многом все по-другому. А инициативы идут такие общие. Хотим изменить ситуацию в Москве — в результате принимаем законы, которые меняют ситуацию во всей стране. Сейчас по имуществу прозевали то, что в Москве вводят налоги. Многие тоже жалуются на это, потому что и кадастровая стоимость растет, и малый бизнес, который платил один налог, теперь вынужден будет платить, по крайней мере, еще один. Во многих регионах отказываются. В Нижнем Новгороде перенесли на год, в Тюмени перенесли на год. То есть, не все вводят этот налог на недвижимость и тем более для малого бизнеса. Пока эта ситуация демпфируется.
Система все-таки гибкая, потому что, в конечном счете, в этих законах право субъектов федерации действовать самостоятельно предусмотрено.
Борис Титов: Конечно, сейчас это все значительно мягче, серьезно мягче. Когда мы увидели 22 вида деятельности, это, конечно, был серьезный шаг вперед, хотя не было такого договора по тому НСП, говорили, что, может быть, будет четыре вида деятельности введено. Но инициатива — 22, причем некоторые просто нерабочие, например, транспорт. Как можно обкладывать грузовой транспорт? Москва — это транзитный центр, во-вторых, огромный хаб для импорта. Сюда привозят импорт для всей страны. Как эти грузовики обкладывать? Они должны или не должны платить? Это сложная вещь. Особенно по торговым площадям это остается, потому что у тебя регистрация на общую площадь, а выделить торговую площадь — надо еще целый документ каким-то образом создавать. Но захотели в этом виде. Тем не менее, сегодня для малого бизнеса это в принципе не создает проблем, потому что это чисто временные административные будут приходить, выписывать, но они будут компенсироваться и не могут быть больше чем то, что они сегодня уже платят в виде патента или специальных режимов. Конечно, более крупные предприниматели будут платить эти сборы, но это только торговля и только по существу Москва, хотя в общем предусмотрена возможность в городах федерального значения — и в Санкт-Петербурге, и в Севастополе — тоже вводить такие платежи. Но главное, что они создают негативные настроения. Когда государство говорит, с одной стороны, что надо помогать бизнесу, что все плохо, давай, бизнес, вставай и защищай экономику страны, вкладывай и развивайся, вдруг такие решения создают неуверенность, неверие.
Вы сказали, что уже в мае проблемой номер один предприниматели назвали непредсказуемость. Даже не взятки, не налоги и не гнет силовых структур. Одно решение, которое мы долго обсуждали, — следственные органы все-таки вернули себе право возбуждать уголовные дела по налоговым статьям до решения налоговых органов, арбитражных, то есть, тех, которые профессионально экономикой занимаются, по собственному усмотрению. Есть уже какие-то результаты этого решения?
Борис Титов: Конечно, это серьезная для бизнеса угроза, но с другой стороны, объем возбужденных дел в этом смысле, и особенно переданных в суд, ничтожен. Могу сравнить с пиковым негативным для бизнеса годом — 2009-м, было возбуждено 13 тысяч 44 уголовных дела по двум статьям: 198-я и 199-я. При этом в суд передано три тысячи дел. В 2013 году возбуждено было только 1621, в суд передано 447 дел.
Колоссальное изменение. А в 14-м?
Борис Титов: Пока нет этой информации, мы получаем же официальную статистику.
То есть, скорее, угроза. Ну, угроза это даже не плохо, пусть платят, но вот такого резкого усиления вот этого силового гнета...
Борис Титов: Пока нет. Но хотел бы отметить, что все-таки это не глобальные вещи для экономики. То есть, понимаете, что в нашей экономике сотни тысяч субъектов, а возбуждено было уголовных дел только 1621.
Если не считать глобальным настроения, потому что когда 13 тысяч из сотен тысяч, тем не менее, пусть это будет каждый сотый, но это психологический пресс на всех. Тогда еще раз о настроениях. Все-таки, хочется с хорошим настроением как-то заканчивать. Все-таки, у нас колоссальный по итогам этого года рывок на 20 позиций в рейтинге Doing Business. Правда, сбор данных проходил еще в хорошей обстановке. Но, собственно, рейтинг Doing Business в основном не по позициям, которые связаны, не знаю, ни с внешней политикой, ни с санкциями даже, ни с ценами на нефть, а именно с администрированием государственным. Вас удивил вот этот рывок, что-то он внес в реальные бизнес-процессы в стране?
Борис Титов: Я считаю, что внес. Я считаю, что это была хорошая, эффективная работа, с очень большим участием, влиянием именно предпринимателей, которые тратили свое время, работали над этими дорожными картами, потом ругались, дискутировали с государственными органами-регуляторами, которые в этом направлении работают, но получили дорожные карты, хотя компромиссные, не прямо то, что мы хотели. Во многом что-то удалось другим сократить, прежде всего, бюрократическим нашим органам сократить из дорожных карт, но, тем не менее, это была реальная работа. Многие ведомства сами бегут вперед, не дожидаясь даже бизнеса, например, налоговая служба у нас в этом смысле чемпион. Действительно, рвется к процедурам прозрачным, не бюрократичным.
И не коррупционным.
Борис Титов: Не коррупционным. Сейчас мы вообще забыли о том, что налоговая может приходить и что-то вымогать. Она вымогает, но только в бюджет. Уже забыли о том, что существует собственный карман. В этом смысле мы тоже жалуемся, кряхтим, потому что иногда они очень...
Но это, по крайней мере, за государев интерес.
Борис Титов: С другой стороны, можно с ними общаться, можно не общаться, потому что у нас есть теперь уже и кабинеты, теперь не только физических лиц, но и юридических лиц, когда мы можем видеть всю ситуацию. У нас и по балансу, и по собственности, и активам, все это заведено в налоговой. Можно всегда с ними вести диалог, если что-то мы считаем неправильным. И я приведу еще примеры нескольких ведомств. Например, МЧС, который двигается вперед реально, и количество проверок. Они первые по количеству проверок, вообще у нас в стране, но они их резко сокращают, введя эти декларации пожарной безопасности. И главное, не горит ничего, видите, хуже-то не становится, наоборот, лучше. Поэтому в целом, деловой климат у нас улучшается, и это реальная, объективная оценка со стороны Doing Business. Вопрос в другом, что кроме чисто вопросов регуляторной политики, процедур бюрократических, которые могут быть очень хорошими, существуют еще другие вещи. Это вопросы доходности бизнеса, прибыли.
Ну, уже чисто экономические условия.
Борис Титов: Чисто экономические условия.
Это уже другая, заметьте все-таки, стадия развития, когда уже экономические факторы, а не криминально-бюрократические являются первостепенными.
Борис Титов: Сегодня нам придется заниматься. Мы как-то сосредоточились именно на деловом климате, на бюрократических процедурах, а сегодня придется заниматься макроэкономическими стимулами, изменениями, стратегиями, которые должны изменить нашу экономику.

Рекомендуем:

  • Фотоистории