16+
Суббота, 20 января 2018
  • BRENT $ 68.65 / ₽ 3894
  • RTS1270.92
15 декабря 2014, 15:31 Недвижимость

Андрей Елинсон: «Мы фокусировались на простых, понятных ценностях»

Лента новостей

Андрей Елинсон, заместитель генерального директора группы «Базовый Элемент», управляющий директор курортного района «Имеретинский» в интервью Business FM о проекте курортного района в Сочи

Фото: пресс-служба компании
В этом году был трудный летний сезон у Сочи, и сейчас не очень однозначный зимний. Как на рынке недвижимости складывалась ситуация?
Андрей Елинсон, заместитель генерального директора группы «Базовый Элемент», управляющий директор курортного района «Имеретинский»: Если посмотреть именно на рынок недвижимости в Сочи, понятно, что во время Олимпиады и до Олимпиады он был по сути заморожен, были заморожены основные строительные объекты неолипимпийские, а олимпийские объекты, которые вышли потом на рынок недвижимости, были в процессе строительства. Мы даже полного сезона сейчас не видим для того, чтобы четко сказать, как именно ведет себя рынок недвижимости. Мы начали реализацию апартаментов в нашем курортном районе - в Имеретинском - после Олимпиады. Наверное, у нас есть полугодовой опыт наблюдения. Мы видим, что спрос есть, сочинский рынок восстановился и по предложению порядка 15 тысяч апартаментов, квартир сейчас в Сочи есть для различных категорий покупателей. При этом где-то более 70% из этого предложения - это как раз разнообразные олимпийские проекты, которые вышли в этот сегмент каждый со своим предложением.
У меня зреет четкое ощущение, что чем проблемнее ситуация на гостиничном рынке, тем лучше должен чувствовать себя рынок недвижимости. Какими качествами сегодня, с вашей точки зрения, должен обладать проект, чтобы быть хитом продаж в Сочи в современных экономических, геополитических и прочих условиях?
Андрей Елинсон: Мы в первую очередь фокусировались на простых, понятных ценностях. Первое - это качество самих объектов. То, что мы строили во время Олимпиады, мы строили с прицелом на то, что это должно жить еще долгие годы после Олимпиады, и поэтому применяли самые современные инженерные решения. Когда мы планировали наши объекты, мы понимали, что нельзя сделать все в сегменте суперэлитного жилья, потому что все-таки это олимпийская деревня и это достаточно большой проект и его ценовые параметры должны быть приемлемыми для разных групп покупателей. Поэтому мы выбрали из всех составляющих то, что нельзя потом поменять, отремонтировать и заменить. Поменять инженерные системы или развернуть на 80 гектаров парк с озером - это, пожалуй, то, что уже потом не сделаешь никогда. Поэтому мы на эти вещи обратили наше основное внимание. Инфраструктура как инженерно-техническая, так и собственно жизненная: магазины, аптеки, мы открываем детский сад уже в феврале, две школы скорее всего появятся в конце 2015 года, магазины шаговой доступности, точки быстрого питания.
У вас в состав комплекса входит еще и яхт-марина. Это действительно какой-то серьезный манок, или красивая вишенка на торте?
Андрей Елинсон: Безусловно, это изюминка, наша маленькая жемчужинка, которая есть в курортном районе, потому что у тебя есть возможность и сходить на рыбалку, и выйти в море, и у нас есть шкиперская школа, которая дает возможность получить международные права на управление маломерными судами. Это все добавляет жизненное разнообразие в эту территорию.
Сегодня, когда покупатели приходят к вам, им важна степень готовности проекта? Их подогревает та мысль, что здесь все или практически все построено и уже варианта недостроя просто не может случиться?
Андрей Елинсон: Безусловно, не просто почти все построено, а все построено. Любой покупатель квартиры в нашем курортном районе может вселиться на следующий день в свои апартаменты. Но проблема, действительно, существует. Многие из строек, которые были заморожены перед Олимпиадой, строились по так называемой «серой» схеме, когда возводилось здание или сооружение без соответствующей платы за подключение к инженерии, канализации, электричеству, воде, а уже пользуясь лазейками нашего законодательства, построенные объекты узаканивались для покупателей через судебные решения. То есть покупатель получал более дешевое жилье, что факт - на 20, 30, а иногда и больше процентов. Такой быстрый самострой по сравнению с официально правильно построенными сооружениями мог давать такую экономию. Но при этом покупатель не понимал, что у него будет послезавтра с электричеством, с канализационными и водными подключениями.
Не говоря уже об инфраструктуре.
Андрей Елинсон: Да. И это продавцы вроде как бы умалчивали, а покупатели, уже получив права на собственность, потом начинали требовать у администрации города, края, где наши мегаватты, килокалории и прочее. Это создало огромную нагрузку на все городские инженерные сети. Я знаю, что есть инициатива администрации Краснодарского края по изменению законодательства в целом для того, чтобы ограничить возможность узаконивания самостроя, чтобы дать возможность добропорядочным застройщикам и девелоперам, которые несут огромные финансовые затраты на инфраструктуру, быть конкурентоспособными на рынке жилья.
Какова сегодня конкурентная среда в Сочи, скажем, в вашем сегменте?
Андрей Елинсон: Сейчас мы какой-то конкуренции не ощущаем, потому что, я считаю, мы своим предложением создаем дополнительный спрос. Безусловно, есть схожие в ценовом сегменте проекты с другими характеристиками, но мы не ощущаем какой-то глобальной конкуренции, потому что привлекаем дополнительных покупателей в Сочи, а не боремся за того одного покупателя, который бегает и выбирает между тремя проектами, где бы ему приобрести.
О цене скажите пару слов, сколько это сегодня?
Андрей Елинсон: Мы для себя приняли такое решение, что мы рублевые цены практически не изменили, то есть та цена, которую мы заявляли после Олимпиады, средняя цена порядка 150 тысяч рублей за квадратный метр, мы держим это ценовое предложение. Не то чтобы мы пытаемся таким образом дополнительно привлечь покупателя - просто мы считаем, что это справедливо, что доходы наших покупателей пока не настолько выросли, а для многих и вообще не выросли, чтобы мы пользовались ситуацией и существенно повышали цены. То есть мы будем, по крайней мере в ближайшее время, сохранять рублевую ценовую политику. Мы больше сфокусированы на том, чтобы именно наш проект был интересный сам по себе. Я думаю, если мы добьемся этого и сможем убедить наших покупателей в этом, то вне зависимости от того, какой будет курс и как будут разворачиваться наши отношения с европейскими проектами по недвижимости, у нас будет свой уникальный покупатель.

Рекомендуем:

  • Фотоистории