16+
Суббота, 12 июня 2021
  • BRENT $ 72.62 / ₽ 5238
  • RTS1678.57
11 марта 2015, 16:49 ПравоКриминал

Страшный диагноз? Подозреваемый в убийстве Немцова проходил обследование

Лента новостей

45-летний житель Ингушетии Хамзат Бахаев, подозреваемый в причастности к убийству Немцова, приезжал в Подмосковье на заработки, но был вынужден уйти с работы из-за болезни. Как стало известно BFM.ru, у мужчины заподозрили наличие онкологического заболевания

Тамерлан Эскерханов, Анзор Губашев и Хамзат Бахаев (слева направо), во время рассмотрения ходатайства об аресте в Басманном суде в Москве.
Тамерлан Эскерханов, Анзор Губашев и Хамзат Бахаев (слева направо), во время рассмотрения ходатайства об аресте в Басманном суде в Москве. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Согласно озвученной в суде информации, Хамзат Бахаев постоянно проживал в Ингушетии, а перед задержанием снимал жилье в деревне Козино Одинцовского района Подмосковья. В Ингушетии у 45-летнего Бахаева остались шестеро детей, причем все они находились на воспитании отца. В 2012 году суд вынес решение в его пользу и определил место проживания детей с ним. С их матерью Бахаев развелся. По сведениям адвоката Бахаева Софьи Рубасской, в Подмосковье ее подзащитный приезжал на заработки. Род деятельности своего подзащитного адвокат назвать не захотела, сказав лишь, что у Бахаева была постоянная работа.

«У него была официальная работа до того, как он начал болеть. Его направили на серьезные обследования. В декабре-январе он обследовался, ему выписали лекарства», — сказала защитница. Впрочем, Рубасская не стала озвучивать диагноз. Однако, как удалось выяснить BFM.ru, у Бахаева подозревали онкологию.

Если диагноз подтвердится, это может оказать существенное влияние при рассмотрении апелляционной жалобы защиты на арест в Мосгорсуде. В настоящее время защита ждет получения оригиналов медицинских документов.

Однако не факт, что Бахаева выпустят. В перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, входят злокачественные новообразования 4-й и 2-й клинических групп, с ранее выявленным, точно установленным онкологическим заболеванием, подлежащим специальным видам лечения.

«То есть освобождают уже, когда помирать пора, когда метастазы пошли, и человека лечить поздно, — комментирует адвокат Владимир Жеребенков, имевший в свой практике несколько клиентов с серьезными диагнозами. — Когда принимали этот перечень, его принимали, к сожалению, чиновники, а не медики. Есть масса заболеваний, которые там просто не учитываются. Медики говорят, что заболевание попадает под перечень, а следователи — нет, не попадает. Доказать было сложно. У меня человека так и не отпустили».

По словам юриста, нередко следствие обещает отпустить арестованного в обмен на нужные им показания. «Начинается торг. Они говорят: «Дай нужные нам показания на кого-то, и мы тебя отпустим», — сказал Жеребенков.

Напомним, что из пяти арестованных 8 марта Басманным судом подозреваемых вину в причастности к убийству политика признал только один — житель Ингушетии, бывший заместитель замкомандира батальона ВВ МВД РФ «Север» (дислоцирован в Чечне) Заур Дадаев. Однако после того, как его навестили в СИЗО «Лефортово» правозащитники, подозреваемый заявил, что оговорил себя, более того, его якобы пытали, надевая на голову пакет. По версии Дадаева, он сознался в убийстве, чтобы якобы спасти от задержания своего сослуживца Руслана Юсупова. О применении насилия в ходе задержания заявил также и троюродный брат Дадаева Шагид Губашев. У другого его брата Анзора Губашева правозащитники заметили синяки и ссадины на запястьях и на ногах. В ответ в СКР обвинили правозащитников во вмешательстве в деятельность следствия.

По словам Владимира Жеребенкова, если признательные показания даны в присутствии адвоката, то исключить их из числа доказательств уже невозможно — они останутся в деле. «Если же они были даны тет-а-тет — в присутствии только следователя и оперативного работника — то суд может их исключить, и их можно опровергнуть», — говорит он.

Что же касается Хамзата Бахаева, то, по словам Софьи Рубасской, ее подзащитный не говорил об оказании давления на него. «И телесных повреждений я не заметила, и в разговоре со мной он об этом не говорил, — сообщила BFM.ru адвокат. — Если бы на него было бы оказано давление то, думаю, он бы как-то сказал об этом».

В настоящее время Хамзат Бахаев настаивает на позиции невиновности. Он так же, как и другой фигурант Тамерлан Эскерханов утверждает, что на момент убийства у него было алиби. Однако что это за алиби, Бахаев во время ареста не сказал, а его адвокат ссылается на тайну следствия и подписку о неразглашении его данных.

Пока неизвестно, какую роль следствие отводит Бахаеву. Официальное обвинение никому не предъявлено. Прозвучавшую в СМИ версию о том, что мотивом для убийства политика могли стать религиозные взгляды задержанных, возмущенных высказываниями Немцова об исламе, его защитница комментировать не стала.

«Он верующий, но в какой степени, я не могу сказать. Я на эту тему с ним не разговаривала и не вижу смысла. Это его духовный мир. Однако, если следствие будет это выдвигать как мотив, я на эту тему с ним поговорю. Пока же я не увидела, чтобы ему что-то вменяли конкретно», — сказала BFM.ru Софья Рубасская.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию