16+
Вторник, 24 ноября 2020
  • BRENT $ 46.45 / ₽ 3539
  • RTS1256.81
15 марта 2015, 18:04 Право

Подозреваемые в убийстве Немцова вновь заявляют о незаконных действиях СК

Лента новостей

Business FM побеседовала с представительницей Общественной наблюдательной комиссии Еленой Масюк, которая посещала в «Лефортово» Заура Дадаева и братьев Губашевых

Подозреваемый в убийстве Бориса Немцова Анзор Губашев в здании суда.
Подозреваемый в убийстве Бориса Немцова Анзор Губашев в здании суда. Фото: Maxim Shemetov/Reuters

Подозреваемые в убийстве Бориса Немцова вновь пожаловались правозащитникам на незаконные методы следствия. Еще два члена Общественной наблюдательной комиссии, Александр Куликовский и Елена Масюк, посетили СИЗО «Лефортово», где пообщались с Зауром Дадаевым и братьями Губашевыми. Елена Масюк в блоге на сайте СПЧ сообщила, что они подтвердили обстоятельства задержания, изложенные ранее другим правозащитниками. Об этом она рассказала и Business FM:

Елена Масюк: Они говорили все то же самое, что было в отчете члена СПЧ Бабушкина. Об этом, собственно говоря, мы и написали. Мы видели у Заура Дадаева оставшиеся еще достаточно большие следы на запястьях рук, повреждения, у остальных уже эти повреждения заживают спустя время...
Они говорили, кажется, что к ним применялся электрошок?
Елена Масюк: Да, об этом говорил Дадаев.
Ранее правозащитники ОНК сказали, что Дадаев, в частности, заявил о своей невиновности. Вы что-то подобное слышали во время общения с самим подозреваемым?
Елена Масюк: Да, он это же повторил нам.
И вы написали, что сотрудники СИЗО мешали разговору. Каким образом?
Елена Масюк: Они нам разрешают говорить исключительно об условиях содержания в данном СИЗО. И это происходит обычно всегда, когда мы приходим в Лефортово, это единственный изолятор в Москве, когда такие проблемы возникают в общении с заключенными. Но вчера это было в особенности выражено. Нам не давали даже поговорить, например, об адвокатах, потому что вчера мы посещали не только заключенных по делу об убийстве Бориса Немцова, но и сидящих за шпионаж, за госизмену, и почти что у всех этих заключенных есть проблемы с адвокатами, потому что адвокаты рекомендованы следствием. Это такая история, как со Светланой Давыдовой, когда ей был дан государственный адвокат. Нам об этом тоже не давали возможности поговорить с заключенными, потому что почти все высказывали свое настоятельное пожелание, чтобы был другой адвокат, чтобы мы помогли связаться с родственниками по поводу найма другого адвоката.
Скажите, а насчет адвоката — просто у них не было возможности нанять, они не смогли как-то передать эту просьбу родственникам?
Елена Масюк: Да, никакой связи с родственниками нет. У них нет своей одежды, они просят, чтобы к ним пришли родственники, о том, чтобы наняли адвокатов. Никаких возможностей связаться с внешнем миром у них нет.
И вы отказались ставить подпись под документом о неразглашении. Почему? На вас давили?
Елена Масюк: Статья 20 76-го Федерального закона говорит о том, что следователи могут взять подписку о неразглашении, если членам Общественной наблюдательной комиссии стали известны какие-то сведения об уголовном деле в процессе расследования. Мне ничего еще не стало известно о совершенном преступлении, о том, каким образом это расследуется и вообще о расследовании этого дела и о его материалах, а с меня уже берут подписку. То есть уже такая превентивная мера.

Ранее на этой неделе задержанных в «Лефортово» посетили члены московской ОНК Ева Меркачева и Андрей Бабушкин. Бабушкин в своей справке об итогах посещения написал о применении к Дадаеву и Губашевым мер физического воздействия, а также о том, что главный подозреваемый отказывается от признательных показаний. В связи с этим Следственный комитет обвинил правозащитников во вмешательстве в работу следствия. И Бабушкина и Меркачеву допросили, взяли с них подписку о неразглашении, а также перевели в статус свидетелей по делу об убийстве Бориса Немцова.

Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов сообщил, что СПЧ до сих пор не получил ответ от Следственного комитета на просьбу посетить в СИЗО задержанных по делу об убийстве Немцова. В свою очередь, адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров не верит в украинский след в деле об убийстве оппозиционера. Об этом он заявил в ответ на просьбу прокомментировать публикацию в «Комсомольской правде», в которой говорится, что наиболее вероятный заказчик убийства оппозиционного политика — воюющий на стороне украинских силовиков в Донбассе уроженец Чечни Адам Осмаев. Газета ссылается на неназванного сотрудника ФСБ.

Адам Осмаев отвергает свою причастность к убийству Немцова. В эфире телеканала «Дождь» он заявил, что с Зауром Дадаевым не знаком и никогда не созванивался. С Немцовым Осмаева связывали хорошие отношения, и новость о его смерти он воспринял болезненно.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию