16+
Суббота, 23 февраля 2019
  • BRENT $ 66.91 / ₽ 4375
  • RTS1198.40
1 апреля 2015, 18:29 ПравоКриминал

Мосгорсуд признал незаконным «коллективный» арест в деле об убийстве Немцова

Лента новостей

Басманный суд Москвы рассмотрит заново ходатайство следствия в отношении трех из пяти обвиняемых в убийстве Немцова. Так постановил Мосгорсуд. Он решил, что избрание меры пресечения проходило с нарушением закона. Решения же об аресте предполагаемого киллера Заура Дадаева и его водителя оставлены в силе

Заур Дадаев (на экране), обвиняемый по делу об убийстве политика Бориса Немцова, во время рассмотрения жалобы на арест в Мосгорсуде.
Заур Дадаев (на экране), обвиняемый по делу об убийстве политика Бориса Немцова, во время рассмотрения жалобы на арест в Мосгорсуде. Фото: Sergei Karpukhin/Reuters

Мосгорсуд в среду отменил решение Басманного суда столицы об аресте трех из пяти фигурантов громкого дела об убийстве Бориса Немцова. Ходатайство следствия о заключении под стражу Хамзата Бахаева, Шадида Губашева и Темирлана Эскерханова районный суд рассмотрит заново. Это должно быть сделано не позднее 8 апреля. Вместе с тем вышестоящий суд признал законным заключение под стражу двух главных обвиняемых: предполагаемого киллера Заура Дадаева и его сообщника Анзора Губашева.

В среду в суде Дадаев во всеуслышание заявил, что непричастен к расправе над политиком. По версии обвиняемого, его похитили с территории Ингушетии. Признание же он написал «под диктовку».

8 марта Басманный суд столицы поместил пятерых фигурантов дела в СИЗО до 28 апреля. Причем вопрос об аресте Хамзата Бахаева, Шадида Губашева и Темирлана Эскерханова судья Александр Васин рассмотрел одновременно в одном заседании. Заур Дадаев и Анзор Губашев были арестованы судьей Натальей Мушниковой по отдельности.

Арестованные и их адвокаты обжаловали арест в Мосгорсуде. Ожидалось, что апелляционная инстанция заслушает вопрос о законности избранной тройке фигурантов меры пресечения также «оптом». Однако судья Мосгорсуда Юрий Пасюнин сразу же предупредил стороны, что «в целях обеспечения прав обвиняемых» жалобы будут слушаться индивидуально.

Арестованные участвовали в заседании посредством телеконференцсвязи, установленной между судом и СИЗО.

Первым на экране монитора появился 46-летний Хамзат Бахаев. В апелляционной жалобе его адвоката Заурбека Садаханова говорилось, что в деле нет доказательств причастности Бахаева к убийству. Потерпевшие или очевидцы не указывали на него «как на лицо, совершившее преступление». Суд же, при избрании меры пресечения не учел тот факт, что Бахаев является отцом-одиночкой: он без жены воспитывает семерых детей и страдает различными заболеваниями.

Однако основной довод защитника сводился к тому, что в нарушение закона его клиента арестовали «коллективно». «Но в УПК подозреваемые и обвиняемые указаны в единственном числе», — сказал Садаханов. Адвокат указал, что мера пресечения должна рассматриваться судом индивидуально. Всем вместе можно только продлять арест. Он попросил отменить решение Басманного суда.

Его подзащитный был немногословен. «Единственное, что я хочу сказать, что непричастен к преступлению, необоснованно и неаргументированно был в нем обвинен», — сказал Бахаев, добавив, что ему «и в страшном суде не могло присниться», что он станет фигурантом уголовного дела.

Дадаев сдал соучастника

В ответ следователь Антон Мигунов просил оставить решение первой инстанции в силе. Он отметил, что дело об убийстве Немцова получило большой общественный резонанс, а причастность Бахаева к преступлению подтверждается собранными по делу доказательствами, в частности признательными показаниями Заура Дадаева, «который в настоящее время сотрудничает со следствием».

Следователь привел стандартные аргументы о том, что, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться, оказать давление на свидетелей или уничтожить доказательства, сбор которых в настоящее время не завершен. «Находясь на свободе, Бахаев может вступить в контакт с другими лицами, соучастниками, в том числе с заказчиком преступной группы», — утверждал представитель СКР.

Довод о наличии у фигуранта множества детей сыщик не принял, отметив, что на момент ареста дети не проживали вместе с Бахаевым и вообще находились не в Москве, а в Ингушетии. Сам же Бахаев проживал в Подмосковье, не имея постоянного места работы.

Следователь заявил, что коллективный арест не противоречит нормам УПК. «Такая практика имеется и имелась, права обвиняемых не были нарушены», — сказал Мигунов.

Его поддержал прокурор Александр Лавренченко, сказав, что доводы каждого из фигурантов и их защитников оценивались судом «отдельно».

Заур Садаханов возразил, что отсутствие работы — еще не повод для ареста. По его словам, Бахаев лишился ее недавно — фирма, в которой он трудился, развалилась. «Он работал не только в Москве, но и в Сочи и в других регионах работал. Да, дети не жили с ним, но Бахаев работал, чтобы прокормить детей», — сказал адвокат.

Он отметил, что, согласно фабуле обвинения, его подзащитный якобы помогал преступникам информацией и обещал помочь им скрыться. «Минуточку, кто это подтверждает? Какую информацию он предоставлял, кому и с какой целью?», — подверг критике версию следствия защитник.

Сам Бахаев добавил, что хотел бы, чтобы восторжествовала справедливость, «чтобы все разобрались во всем». «Моей вины в этом нет, я непричастен», — обратился к суду он.

В итоге судья Юрий Пасюнин отменил решение об аресте Бахаева, направив ходатайство следствия на новое рассмотрение в Басманный суд. Самого обвиняемого он оставил под стражей до 8 апреля. Это значит, что до этой даты суд должен рассмотреть вопрос об избрании ему меры пресечения заново.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию