16+
Суббота, 25 сентября 2021
  • BRENT $ 78.07 / ₽ 5677
  • RTS1747.56
1 апреля 2015, 18:29 ПравоКриминал

Мосгорсуд признал незаконным «коллективный» арест в деле об убийстве Немцова

«Милейший», «благонадежный» человек

Заседание по жалобам защиты жителя Ингушетии Шадида Губашева и бывшего сотрудника РОВД Шелковского района Чечни Темирлана Эскерханова прошли по аналогичным сценариям. Их адвокаты также ссылались на незаконность совместного ареста. Шадид Губашев просил отпустить его на волю в связи с плохим состоянием здоровья, сообщив, что у него «имеется два хронических заболевания». «Я буду являться по первому вызову в суд», — заверил обвиняемый. Ему вторил Темирлан Эскерханов. «При обыске у меня ничего запрещенного обнаружено не было. Я ни с кем в сговор по поводу убийства не вступал. Я невиновен», — заявил он.

Поддержать Эскерханова в суд приехал старший брат Руслан, подполковник в отставке. Орденоносец и участник боевых действий, он готов был стать поручителем за Темирлана.

Трое защитников фигуранта призывали суд проявить гуманизм. Они рассказали, что супруга Эскерханова находится на девятом месяце беременности, на иждивении у арестованного шестеро детей, одна из дочерей — инвалид детства, слепа на один глаз. У самого же Эскерханова была удалена одна почка после ранения, и он страдает хроническим пиелонефритом.

«Куда он может скрыться от шестерых детей? Если только на Украину. Он милейший человек и знает, что такое мораль», — озвучила один из доводов защиты адвокат Ольга Голуб. Она опровергла доводы о причастности ее подзащитного к резонансному убийству. «Он пенсионер, ветеран боевых действий, то есть более чем благонадежен», — убеждал суд другой адвокат Эскерханова Дмитрий Ульянов.

Следователь просил оставить аресты в силе. Как и в случае с Бахаевым он заявил, что причастность Шадида Губашева к убийству подтвердил на следствии Заур Дадаев.

Однако Мосгорсуд удовлетворил апелляционные жалобы защиты и отменил арест. Фигуранты также остались в СИЗО до 8 апреля.

Руководитель пресс-службы Мосгорсуда Ульяна Солопова сообщила BFM.ru, что судебный акт был отменен, поскольку по закону мера пресечения избирается в каждом случае индивидуально. «Совместно можно только продлять арест. Теперь в целях соблюдения процессуальных и иных конституционных прав обвиняемых суд рассмотрит вопрос о мере пресечения в трех отдельных заседаниях», — сказала она.

Признание «под диктовку»

Вопрос о законности ареста главного обвиняемого Заура Дадаева, а также Анзора Губашева рассматривал другой судья Мосгорсуда — Олег Гайдар.

Адвокаты обвиняемых Иван Герасимов и Аркадий Остапчук настаивали на отмене решения Басманного суда, ссылались на то, что оно основано лишь на тяжести предъявленного обвинения.

Заур Дадаев не удержался от громких заявлений. «Я не был задержан 5 марта, а был похищен в Магасе, в Ингушетии», — заявил он.

Дадаев повторил уже ранее изложенную правозащитникам версию о том, что он оговорил себя: «похитители» якобы угрожали расправиться с ним и с его сослуживцем по батальону «Север» Рустамом Юсуповым.

По словам арестованного, в случае, если он сознается в убийстве Немцова, Юсупова пообещали отпустить. «Если скажешь, что надо, то Юсупов домой поедет», — привел Дадаев подробности общения с «похитителями». Он заявил, что лишь 7 марта в 10 часов вечера ему объявили, что он официально задержан за убийство Немцова. До этого же ему говорили, «что и как сказать».

«Во время убийства я был у себя дома на своем районе. У меня есть и свидетели, и алиби», — заявил Дадаев. Он утверждал, что у следствия, напрости, ничего нет: ни свидетелей, ни видеозаписей, которые бы подтверждали его причастность к убийству. «Есть только одно мое показание, и то данное под давлением и под диктовку, — заявил обвиняемый. — Был один свидетель и то, он сказал, что это не Дадаев. Единственная свидетельница на месте преступления была, и то ее нету».

Дадаев заверил, что не был на месте убийства Немцова «или в том районе». «Следствием ничего не представлено, кроме того, что я сказал», — заключил он.

Выслушав Дадаева, следователь сообщил, что все его доводы будут проверены в ходе расследования. Он и прокурор просили оставить решение Басманного суда в силе. При этом прокурор заметил, что до настоящего времени какие-либо жалобы от обвиняемых в Генпрокуратуру не поступали.

В итоге, пробыв в совещательной комнате пять минут, судья оставил под арестом Дадаева, а вслед за ним и Анзора Губашева.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию