16+
Понедельник, 21 мая 2018
  • BRENT $ 78.92 / ₽ 4945
  • RTS1177.21
20 апреля 2015, 06:13 Недвижимость

Министр правительства Москвы Максим Решетников: «Будут вам гарантии!»

Лента новостей

Столичные власти подготовили проект закона, в рамках которого Москва готова взять на себя все инвестиционные риски некоммерческого характера. Правда, речь пока идет только об одном типе инвестиций — промышленных

Министр правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики города Москвы Максим Решетников.
Министр правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики города Москвы Максим Решетников. Фото: Юрий Машков/ТАСС

Только что состоявшаяся Ганноверская промышленная выставка-ярмарка (Hannover Messe) четко дала понять мировому инвестиционно-промышленному сообществу: Москва взяла курс на реиндустриализацию. Теперь российская столица стремится стать не только финансовым, строительно-девелоперским, научным, но и промышленным центром нового типа — максимально приближенным к тому, что в мире принято называть «промышленность 4:0».

Развивать собственное производство Москва намерена, прежде всего, путем активного создания новых технопарков, технополисов, научно-промышленных кластеров, где разработки идут рука об руку с их внедрением, и т.д. Свободная земля для этого есть — достаточно вспомнить, что старые промзоны занимают почти пятую часть городской территории, напора у столичных властей, будем надеяться, хватит. Осталось убедить в перспективности новой московской политики промышленных инвесторов, особенно зарубежных, которые при каждом удобном случае заводят разговор о политических (некоммерческих) рисках и начинают требовать от федерального или регионального правительства максимальных гарантий. Ладно, сказали власти Москвы, будут вам гарантии! И разработали проект закона, который в просторечье так и называют — закон о госгарантиях.

В чем его суть, на какие инвестиции он рассчитан и когда может вступить в силу — в эксклюзивном интервью, которое дал руководителю отдела «Недвижимость» радиостанции Business FM Валерии Мозгановой министр правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики города Москвы Максим Решетников.

Новый закон — очень важная для бизнеса тема. Что это за закон, на кого он рассчитан, и какие основные положения вы уже готовы озвучить?
Максим Решетников: Начну тогда, может быть, с идеи — вообще, откуда закон возник. Осенью прошлого года мы, находясь в переговорах с инвесторами (в первую очередь, конечно, западными инвесторами), достаточно часто слышали вопросы: а вот — политические риски, а вот — что будет, не заберут ли у нас наши инвестиции и нашу собственность, а вот — ограничения; одно-второе-третье... Мы, оценивая реальный расклад, понимаем — это, что называется, фантомные риски: ну, нет сегодня такой ситуации, когда хоть какие-то из них могли реализоваться. И возникла идея: хорошо, если наши коллеги всего этого боятся, давайте мы им прогарантируем! Не путем государственных гарантий, а путем гарантий Москвы возьмем на себя эти риски, и тем самым поможем им принять правильное и необходимое решение. Вот так родилась идея закона — некоммерческие риски политического плана, риски, связанные с изъятиями, город готов прогарантировать, город готов компенсировать потерянные инвестиции, город готов компенсировать (в каком-то заранее понятном объеме) даже упущенную выгоду от этих инвестиций. Ну, и тем самым, соответственно, снизить риски инвестирования, повысить желание вкладываться в город. Соответствующий проект закона подготовлен, уже есть черновики всех подзаконных актов. Но мы специально не торопимся с принятием.
Это почему же?
Максим Решетников: Потому что... Мы его предварительно обсуждали на антикризисной комиссии, есть понимание депутатского корпуса, и думаю, что принять закон мы сможем достаточно оперативно. Но нам нужен не закон ради закона, нам нужен работающий механизм. Поэтому мы сейчас обсуждаем его с потенциальными инвесторами. Кстати, изначально это была тема иностранных инвестиций, сейчас слово «иностранный» ушло, и мы говорим, что закон в целом распространяется на все инвестиции. На все, но именно сложные инвестиции промышленного плана, а не на девелопмент в чистом виде. Словом, думаю, что мы не будем форсировать события, что мы еще несколько месяцев закон пообсуждаем, посмотрим, в какой части он необходим, что требуется дополнительно дописать и так далее. То есть, будем принимать работающий механизм, что называется, под конкретные проекты. А пока ведем такую… подготовительную работу.
Можно чуть подробнее, на какие инвестиции рассчитан закон — на какой их тип, объем, сроки?
Максим Решетников: Первоначальные параметры следующие. Объем инвестиций не менее 2 миллиардов рублей — такая рабочая пока цифра. Это, еще раз отмечу, промышленные инвестиции, то есть инвестиции, связанные с созданием новых производств, с освоением площадок. Есть, безусловно, некая отраслевая специализация этих инвестиций — то, что прописано во всех наших документах: фармацевтика, машиностроение, IT-сектор, медицинские технологии и так далее — все, что входит в московскую линейку кластерных отраслевых приоритетов.
Получается, бюджет Москвы чувствует себя достаточно уверенно, раз готов такие гарантии давать?
Максим Решетников: Первое: бюджет Москвы, безусловно, чувствует себя достаточно уверенно. Это не значит, что у нас совсем простая ситуация, но в целом структура нашего бюджета и наша долгосрочная бюджетная политика, связанная с уровнем государственного долга (вы знаете, он у нас крайне низкий) — вот эта наша консервативная политика позволяет такого рода вопросы рассматривать. Но здесь мы, конечно, исходим из того, что риски, о которых мы говорим, в действующей конструкции именно фантомные. Глядя на все не извне, как некоторые инвесторы, а изнутри, мы понимаем, что реализация некоммерческих рисков минимальна даже в среднесрочной и долгосрочной перспективе.
В ответ Москва потребует каких-то гарантий, или новый закон — что называется, односторонняя история?
Максим Решетников: Ответ изначально «зашит» в конструкции закона: наши гарантии будут предоставляться только при условии реальных инвестиций в город, реального создания рабочих мест и обеспечения занятости москвичей на очень высокотехнологичных производствах. Раньше, чем, собственно, сделаны инвестиции, гарантии в силу не вступят.
Если не секрет, этот ваш посыл уже дал какую-то ответную реакцию — скажем, в переговорах на этой выставке?
Максим Решетников: Сейчас нам многие партнеры заявляют, что они находятся в точке принятия решений — что дальше делать. Кто-то выбирает между оставаться или нет, кто-то — между инвестировать больше или зафиксироваться на нынешнем уровне. То есть, задачи у всех разные, но, в любом случае, идет переоценка стратегий. И мы с этим новым аргументом, со своим новым законом, безусловно, влияем на принятие решений в нужную нам сторону. Поэтому мы понимаем, что закон о гарантиях — он, в общем, своевременный. И даже сам факт, что Москва готова такие вопросы обсуждать, свидетельствует: те фобии, которые у инвесторов есть, мы рассматриваем как несерьезные, считая, что такого рода рисков работы в стране нет. И эта наша позиция уже позитивно влияет на ситуацию! Ну а дальше… мы ждем от инвесторов ответной реакции с тем, чтобы, повторю, закон, когда он будет принят со всеми документами, был абсолютно работающим механизмом.
Будет ли «под новый закон» создана какая-то отдельная структура? Или контроль будет возложен на кого-то из «старичков»?
Максим Решетников: Я думаю, мы эти вопросы как-то решим, но точно никаких новых структур не будет. У нас достаточно структур, достаточно механизмов, так что мы просто встроим этот закон, скажем так, в общую ткань, в общую систему мер поддержки бизнеса, которая существует в Москве.
Вы как-то просчитывали инвестиционный эффект от нового закона — в процентах, в штуках… Всегда же хочется конкретики вроде «пятеро думают, и трое точно вернутся».
Максим Решетников: Нет, конечно, никакой статистики у меня нет. Но и та работа, которую мы сейчас ведем (в том числе здесь, на встречах в рамках выставки), и проект нового закона, и изменившиеся подходы города к промышленной политике — все это в целом влияет на восприятие города. К сожалению, достаточно долгое время Москву никто не воспринимал как место, где действительно можно и нужно размещать промышленные предприятия, куда действительно можно прийти и с нуля что-то создать. Все рассматривали столицу как финансовую, строительно-девелоперскую, какую угодно площадку — только не промышленную. Сейчас, благодаря усилиям, которые мы предпринимаем, отношение начинает меняться, и такая позиция города рождает у инвесторов, что называется, wow-эффект: ух ты! Мне уже многие всерьез говорили: почему же мы всегда проезжаем мимо вашего города, через ваш город, чтобы инвестировать в другие регионы — ведь Москва-то, оказывается, обладает абсолютно уникальными возможностями, и размещение производств здесь резко улучшает экономику любого проекта. Мы рассчитываем, что сейчас, благодаря нашим усилиям, отношение к городу изменится. Ну, и это уже потом, конечно, повлияет на миллиарды, на проценты, на число вновь открытых предприятий.
Обещаете — потом посчитаем?
Максим Решетников: Мы просто предпочитаем озвучивать что-то, когда есть конкретные договоренности, и очень трепетно относимся к цифрам, к словам, поэтому давайте все-таки дождемся результатов. Но мы обязательно их предъявим.

Рекомендуем:

  • Фотоистории