16+
Четверг, 15 ноября 2018
  • BRENT $ 66.44 / ₽ 4428
  • RTS1131.70
18 июня 2015, 20:44 Компании
Спецпроект: ПМЭФ-2015

Сергей Кравченко: «Отрасль компетентна, авиакомпании готовы к кризису»

Лента новостей

Руководитель представительства Boeing по России и СНГ Сергей Кравченко рассказал Business FM о взаимодействии с «Аэрофлотом», своем отношении к лоукостеру «Добролет» и реализуемых контрактах

Фото: Сергей Смольский/ТАСС

В Петербурге продолжается международный экономический форум. Как американская корпорация Boeing намерена развивать свой бизнес в России в условиях экономического спада и западных санкций? Об этом глава представительства Boeing по России и СНГ Сергей Кравченко рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

Есть такая горячая новость, которую вчера все написали, с Ле-Бурже, поэтому простите, не первый я у вас спрашиваю, но все-таки попрошу прокомментировать. «Аэрофлот» планирует отказаться от сделки по покупке, по-моему, 22-х «самолетов мечты», Dreamliner, а контракт такой, с историей, контракт очень крупный, и теперь все ждут: как сложатся отношения, в том числе и денежные в контексте этого контракта между нашими компаниями?
Сергей Кравченко: «Аэрофлот» — наш самый уважаемый и самый большой заказчик в Восточной Европе, авиакомпания, с которой мы работаем ежедневно. Мне кажется, что ответ на этот вопрос прекрасно прокомментировал Виталий Геннадьевич Савельев — и вчера Reuters во Франции, и сегодня многим СМИ. У нас идут переговоры по целому ряду вопросов, включая и этот контракт. Связано это с тем, что «Аэрофлот» пересматривает свои операционные планы в связи с кризисом. Но у «Аэрофлота» есть большие успехи и есть, конечно, большие проблемы. И как обычно у нас в наших отношениях с «Аэрофлотом», мы будем с ними работать для того, чтобы максимально помочь им решить их задачи. Я могу сказать, что этот кризис не первый, который я наблюдаю. Я наблюдал подобное явление в 2008, 2009 году и раньше. Та команда, которая сейчас работает в «Аэрофлоте», абсолютно профессионально к этому кризису подготовилась. То, что делает Савельев и его сотрудники, заслуживает высокого уважения. Они освежают свои кадры, они оптимизируют свою деятельность, маршруты, они открыли новую компанию-лоукостер «Победа», которая, кстати, летает на самолетах Boeing-737-800. Они вводят в эксплуатацию российскую технику, несмотря ни на что, доказывают, что она эффективна и конкурентна.
То есть ни к какой конфликтности в этой истории оно не приведет.
Сергей Кравченко: Этот контракт, как и многие другие наши контракты, он существует. Ситуация у «Аэрофлота» непростая, будем всячески им помогать.
Вы, кстати, упомянули о «Победe» — им пришлось заново запускать лоукостер, потому что они полетели на прежнем своем лоукостере в Крым, и у Boeing, в свою очередь, возникли проблемы с поставкой Boeing-737.
Сергей Кравченко: У Boeing не возникло никаких проблем. Boeing не поставлял эти самолеты «Аэрофлоту». Самолеты, которые у них были, из европейских лизинговых компаний, и компания «Добролет» прекратила свое существование, к сожалению, из-за санкций ЕС. Американских санкций на «Добролет» не было. Это были санкции ЕС, они были, к сожалению, наложены. Компания поменяла, как вы знаете, свой брендинг, мне больше нравится название «Победа», чем «Добролет», тем более в год Великой Победы. А флот они свой не поменяли, они летают на самолетах Boeing-737-800, обсуждают добавление российского регионального самолета, что мне кажется очень логичным, и я желаю этому проекту, в который я, кстати, вложил очень много собственных усилий, большого успеха. Это проект, который нужен российским гражданам, и очень нужен, мне кажется, и «Аэрофлоту».
«Аэрофлот» не единственная компания в России. Как у других ваших клиентов складываются дела, и есть ли какие-то перспективы расширения продажи новых самолетов?
Сергей Кравченко: Сложно, но не катастрофично. Мне кажется, что в такие годы, когда падают пассажиропотоки и грузовые перевозки, говорить о каких-то новых продажах и каких-то новых размещениях, не самое лучшее время. На мой взгляд, российскими авиакомпаниями заказано достаточно большое количество самолетов. Контракты, которые сейчас выполняются, и самолеты, которые поставляются, обсуждались многие годы назад. Контракт, о котором вы меня спросили, «Аэрофлота» 787, он 2007 года. По поставкам 737-х самолетов, которые, кстати, идут и 777-х самолетов мы договаривались 4-5 лет назад. Вообще мы распроданы на пять лет вперед, поэтому сейчас самое главное, чтобы помочь авиакомпаниям получить то, что они уже заказали и заплатили. Если у них есть какие-то трудности, связанные с временным снижением пассажиропотоков, посмотреть, как можно что-то переместить. Мы работаем со всеми нашими заказчиками каждый день, и мне кажется, что то, что я сказал про «Аэрофлот», в общем-то, относится в целом к отрасли. Отрасль сейчас значительно компетентнее, руководство авиакомпаний готово к этому кризису. Это вызов, к которому они готовы намного лучше, чем были готовы раньше. Посмотрите, какие прекрасные показатели у «S-7», посмотрите, как борются со всеми трудностями «Трансаэро» и UTair, а «Волга-Днепр» заказывает наши новые самолеты, потому что рынок грузовых перевозок во всем мире растет, «Волга-Днепр», безусловно, является одним из лидеров уже мирового масштаба. Их компания Air Bridge вчера в Ле-Бурже заявила о намерении дозаказать около 20 самолетов Boeing-747 Freighter. Это огромный заказ, и они точно совершенно имеют серьезный план, как его выполнить. Мы гордимся тем, что мы помогаем.
Чей объем не меньше, чем у «Аэрофлота».
Сергей Кравченко: Они в совершенно разных сегментах рынка работают. У «Аэрофлота» 777-е летают, 16 самолетов мы им должны были поставить, 13 уже поставили. У них заказ на 787-е. А «Волга-Днепр» летает на большом количестве «Антонов-124» и на большом количестве самолетов Boeing-747 — как на старых 400-х грузовиках, так и на совершенно новых 747-8, восьмерки грузовики. Шесть самолетов у них уже летают, вчера они объявили о намерении разместить еще 20 самолетов у себя на ближайшие 7-8 лет. Это огромный проект, и я абсолютно уверен, что они его сделают. И перевозки эти, которые они осуществляют, это не только российские перевозки, это перевозки по всему миру, они возят из Китая, с Ближнего Востока, из Америки. Эффективная компания, отличный бизнес-план, великолепное руководство. Исайкин эффективный владелец, эффективный менеджер, у него прекрасная команда. Желаем ему успеха, будем работать, будем им гордиться.
Boeing не только поставщик самолетов в Россию: за последнее десятилетие довольно глубокая возникла кооперация, в том числе, помимо «Титана» от ВСМПО «Ависма», еще ряд других инженерных работ на российской территории по заказу Boeing-а производились. Вообще, на фоне всего произошедшего в целом в мире, изменилось ли что-то и может ли измениться?
Сергей Кравченко: Boeing гордится тем, что мы сделали в России, и мне особенно приятно, что все эти проекты — в области высоких технологий и инноваций. Международно-космическая станция, которую мы построили как основной интегратор NASA вместе с Хруничева и с «Энергией», летает и, слава богу, пережила на орбите все политические разногласия, которые иногда омрачают бизнес.
Судьба следующей неизвестна?
Сергей Кравченко: Мы подписали все контракты на продление ресурса международно-космической станции до 2022 года. Мне бы очень хотелось, чтобы эта политическая нестабильность, которая нам не добавляет оптимизма и не добавляет стабильности и предсказуемости, закончилась значительно раньше. Что касается титана, это всем известно. Dreamliner — в каждом самолете есть 22 тонны деталей в сырье, сделанных в России на Урале, и огромное количество, около 72 деталей, которые уже в окончательном виде обрабатываются на нашем совместном предприятии — «Урал Боинг Мануфэктуринг». Это предприятие работает и расширяется. Мы объявили задолго до известных политических разногласий, которые возникли в последний год, о том, что мы очень заинтересованы в проекте, который объявил президент Путин и назвал «Титановая долина», мы продолжаем работать по этому проекту. Мы в прошлом году в присутствии Дмитрия Анатольевича Медведева заложили первый камень в строительство инновационного большого центра вместе с нашими партнерами в «Сколково».
А там чем будут заниматься?
Сергей Кравченко: Это будет центр, который будет заниматься внедрением и развитием самых современных тренажеров для обучения пилотов. Это очень инновационное, очень емкое с точки зрения IT-области, и мне особенно приятно, что мы делаем этот проект не так, как в других странах, когда мы закупаем американские тренажеры, привозим их в Сингапур или привозим их в Ирландию и там на них обучаем, а мы разрабатываем и закупаем здесь тренажеры уникальные, которые разрабатываются российскими предприятиями. Компания «Транзас» не без нашей помощи осваивает новое поколение тренажеров, эти тренажеры будут у нас находиться в этом центре, потому что это инновационный центр, там же будут работать наши ученые, наши программисты и наши инженеры, и мы надеемся, что такого рода проекты, несмотря на все политические трудности, которые есть между странами, как-то страны сближают, создают между титаном, космосом, инжинирингом. 1500 инженеров работает, самый большой инженерный центр за пределами Соединенных Штатов Америки, около 400 программистов. Мы создаем десятки, а иногда сотни тысяч рабочих мест и в Америке, и в России, и когда политики друг другом недовольны, мне кажется, самое лучшее, что мы можем делать, с помощью в том числе и журналистов, — рассказывать об этом. А там уж им решать, разрешать нам продолжать такого рода взаимовыгодные широкомасштабные проекты в области высоких технологий или нет. Мы будем следовать всем законодательным актам, но мне почему-то кажется, что это и политикам тоже нужно, и это очень хорошо, что у нас есть такого рода проекты — взаимовыгодные и транспарентные.
Без российского титана вообще Boeing может обойтись?
Сергей Кравченко: В принципе, может, но очень бы не хотелось, потому что Россия — это страна титана. У нас такие мощности по производству титана. В принципе, и Европа может, наверное, обойтись когда-то, через несколько лет, без российских энергоносителей. Очень бы не хотелось, потому что газ и титан нельзя есть, его надо продавать, и его мы можем производить так много, что надо гордиться тем, что это один из основных наших экспортных высокотехнологичных продуктов. В принципе, есть мощности и есть запасные планы, которые позволяют обойтись без российского титана. Как, впрочем, и обходились раньше, но очень бы не хотелось.
А выгоду Boeing как оценить именно от использования российского титана?
Сергей Кравченко: У России есть фантастические возможности по масштабу производства и фантастические запасы по технологиям. Все говорят, что мы закупаем на миллиарды долларов российский титан, это правильно, у нас бизнес-план закупок российского титана, изделий из российского титана, на 17 млрд долларов утвержден. Мы уже 5 млрд выполнили. В целом, 27 млрд у нас план, 8,5 млрд выполнили, из них львиная доля — это детали из российского титана. Но это же не самое главное, почему мы пришли в Россию. Не только потому, что здесь самый большой завод в мире, который когда-то, во время советской империи, построили, и он может производить больше титана, чем весь оставшийся мир вместе взятый. Это, конечно, огромное преимущество. Самое главное не это. Самое главное, что осталась школа российских металлургов, советских металлургов и российских металлургов, которые вместе с нами разработали полдюжины новых технологий, новых титановых сплавов и новых титановых технологий, которые, кстати, уже летают и на российских самолетах, и на самолетах Boeing, и это значительно более важно, чем огромное количество печей и прокатных станов, потому что это уникальное преимущество России. В области титановых технологий наше сотрудничество здесь совершенно беспрецедентное. И у нас есть второе совместное предприятие, о котором мы редко говорим, мы его создавали еще с Сергеем Викторовичем Чемезовым и с Ростехом, а сейчас оно с ВСМПО-АВИСМА. Это совместный инновационный центр по титановым технологиям. Все говорят, «Урал Боинг Мануфэктуринг» — самый большой завод по обработке титана, это правда, все говорят, «Титановая долина»... А я вот этим центром инновационным, который разработал эти 6-7 технологий совместно, горжусь не меньше, и это ответ на ваш вопрос о том, почему Россия.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию