16+
Понедельник, 19 ноября 2018
  • BRENT $ 67.10 / ₽ 4427
  • RTS1134.93
19 июня 2015, 15:42 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2015

Борис Титов: бизнес воодушевлен совещанием с Путиным

Лента новостей

Уполномоченный по защите прав бизнеса в России выступил как инициатор встречи главы государства с главами средних промышленных компаний. В ходе ПМЭФ он рассказал об этом мероприятии Business FM

Борис Титов.
Борис Титов. Фото: Митя Алешковский/BFM.ru

Российское промпроизводство просело сильнее других секторов экономики. С 2011 года число предприятий промышленности сократилось уже на 14%. Эти цифры озвучил в интервью Business FM уполномоченный по защите прав бизнеса в РФ Борис Титов. Падение в промсекторе обсуждалось на встрече глав предприятий с Владимиром Путиным в ходе Петербургского международного экономического форума. О том, какие были приняты решения на этой встрече, Борис Титов рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу.

О событиях на форуме: накануне прошла встреча президента с руководителями 50 средних промышленных компаний. Я так понимаю, вы были ее инициатором.
Борис Титов: Да, это были предприятия и побольше, и поменьше, и совсем маленькие станкостроительные компании, но действительно, мы были инициаторами проведения промышленной конференции, которую организовал ОНФ вместе с российскими союзами предпринимателей. Она называлась «Страна живет, когда работают заводы», потому что тема промышленного развития кажется сегодня наиболее важной мне как уполномоченному, который должен создавать лучший бизнес-климат, думать об экономике России, о предпринимателях. Но и ОНФ, потому что два сегмента экономики, самые народные, самые общественные — это малый бизнес и промышленность. От промышленности зависит абсолютное большинство людей, это основная часть рабочих мест, и промышленность звучит очень позитивно для всех людей в стране, а для нас очень важно, потому что именно промышленность просела, именно реальный сектор, эта средняя часть, которая является важнейшей частью любой экономики, у нас сегодня хуже всего себя чувствует. С 2011 года на 14% уменьшилось количество средних предприятий в России. У нас малого бизнеса становится меньше, его в целом мало в экономике, кстати, крупного у нас больше, чем в Англии, чуть меньше, чем в Америке, но вполне мы на равных с ними выглядим. А средний бизнес в разы меньше, чем в других экономиках.
Сейчас, по апрельским и майским очень нехорошим цифрам по промпроизводству, основной спад именно там и происходит, крупные пока держатся. Экономисты предрекают, что среди них тоже будет спад. О чем говорили, о чем рассказывали президенту, что выделили?
Борис Титов: Президент назвал это производственным совещанием, мы провели хорошее производственное совещание. Потому что было порядка 15 выступающих, мы больше двух часов обсуждали эти темы, поднимались министры, обсуждалось, как конкретно решить проблему, признавалась проблема или нет… В абсолютном большинстве случаев президент сказал: «Да, проблема существует». И поднимал министров, получал справки, принимались какие-то решения.
Назовите главные проблемы, о которых говорили.
Борис Титов: Говорили об очень многих проблемах, начиная от издержек, мы дали сравнение предприятия за рубежом и точно такого же предприятия в России. Получилось, что у них прибыль солидная, а у нас убыток, если у них делать бизнес и у нас.
Что привели: инфраструктуру, электричество, тепло, транспорт?
Борис Титов: Все-все, все издержки, которые несет: зарплата, налоги. Зарплата у них выше, но, например, компенсируется это все тем, что налоги на зарплату у них значительно ниже.
Для многих это звучит неожиданно. Просто поясним, что помимо 13-процентного НДФЛ еще существуют социальные взносы, которые перекрывают суммарно 30-процентный распространенный налог в Европе.
Борис Титов: Да, у них ниже. Во-вторых, даже тот же налог на прибыль. В той конкретной стране, которую мы брали, 34% налог на прибыль. После того, как из него вычитаются льготы по амортизации, там целый набор других — по НИОКР, по инвестициям в новые технологии — оказывается 14%, у нас — 20%. Поэтому, конечно, мы сегодня находимся и в налоговой сфере в более негативной ситуации, чем наши конкуренты. Мы говорили о финансировании, мы предлагали, чтобы все-таки и Центральный банк разработал новый механизм, дано поручение это сделать, продумать механизм финансирования именно проектного финансирования под залог проектных облигаций.
Можно я к налогам вернусь? Ведь мы же понимаем, что мы сейчас гордимся и хотим, чтобы налоговая система не менялась. Понятно, что у государства свои задачи.
Борис Титов: Не знаю, кто «мы», мы этого не хотим.
Ну, это общее высказывание со всех сторон: дай Бог, чтобы не повысили, а уж о том, чтобы понизили, не приходится мечтать. Какие-то, может быть, другие механизмы повышения конкурентоспособности рассматривались?
Борис Титов: Бизнес зависит от многих вещей, кроме налогов, входят и тарифы, которые тоже рассматривались по этой процентной ставке по кредитам, финансирование, доступ к финансированию, долгосрочному финансированию, по этой трансфер-технологии возможности свободно производить товары в соответствии с чужими технологиями, чужими патентами. В общем, там обсуждался очень большой круг этих вопросов. Хочу сказать, например, в чем мы добились успеха, и позиция Минфина изменилась прямо на этом совещании — НДС для малых предприятий. Это очень важно для промышленности, потому что малые производственные предприятия у нас не растут, потому что нет заказов, а заказов во многом нет. Ну, конечно, слабое развитие среднего бизнеса — самая важная проблема, но вторая вот в чем: даже тот бизнес, который есть, не заказывает у малого, потому что ему не выгодно получать товар без НДС, нет входящего, он вынужден НДС платить государству, за свой счет. 10 лет борьбы. Я уже ставил этот вопрос перед президентом, когда доклад свой вручал, — еще была встреча до этого. Он говорит: «Ну, вот же, Титов ставил вопрос». Мы отмечаем: «Опять негативное заключение в Министерстве финансов». И Силуанов тут же. На этом совещании была озвучена позиция Белоусова, позиция Улюкаева, позиция бизнеса, и все-таки да, мы будем менять ситуацию с НДС для малых предприятий. Этот результат был достигнут конкретно на совещании. Было очень интересно. Каждые бизнесы, которые выступали, они немножко о себе рассказывали, они все очень своеобразные, но у нас есть реально промышленность, некоторые предприятия очень быстро развиваются, и главной проблемой становится финансирование. У нас не то, что санкции, конечно, санкции тоже повлияли на иностранные банки, но наш бизнес редко брал за рубежом, потому что это всегда сложная инфраструктура. Зарубежные банки малые и средние предприятия в России финансируют немного, ну, кроме российских зарубежных банков. Для нас всегда эта проблема существовала, и остро, конечно, ставился вопрос о том, что мы готовы развиваться, вот, лежат готовые проекты уже, и сертифицированы, получены все разрешения технологические и бизнес-планы все бьющиеся, но финансирования нет. Обсуждали специальную схему рефинансирования под проектные облигации, чтобы Банк России все-таки продумал, как должно работать проектное кредитование, проектное финансирование у нас в России. Конечно, вызвало некое отрицательное мнение со стороны государства, потому что риски слишком высокие, но во всем мире это работает, почему мы этого не можем сделать? Говорили о том, что приток иностранных технологий надо стимулировать. У нас был отдельный пример одной компании, которая сегодня только за прошлый год создала шесть СП с иностранцами, которые приходят сюда с технологиями. Но у них нет возможности свою долю уже финансировать, потому что банки не берут в обеспечение, у которых обеспечение кончилось уже, а им надо развиваться, но банки с очень большим трудом даже их финансируют, хотя у них не было ни одного отрицательного облачка на их кредитной истории. Поэтому действительно производственное совещание — два часа. Экологии мы добились, вы знаете эту историю...
Знаю, РСПП говорит, сейчас такие «прекрасные», заоблачные требования выдвинули — предприятие должно выдавать воду чуть ли не питьевую, чтобы лосось там размножался, чище, чем ту, которую забирает. Это хорошо, конечно, но не ко времени.
Борис Титов: Мы получаем воду питьевую, потому что мы берем ее из водопровода, сертифицированную по требованиям питьевой воды, а отдавать должны воду лучше, чем то, что мы получаем, по 10-15 показателям. Поэтому это ужасная ситуация, мы развернули там даже плакат...
Сколько это стоит?
Борис Титов: Это уже началось. По штрафам для малого предприятия были названы цифры до 50 тысяч рублей в месяц, может быть, а для крупных предприятий — были люди, которые говорили, 1,5 млн долларов в год. Это серьезная уже, серьезная нагрузка.
Из конкретных решений по НДС для малого бизнеса, чтобы все-таки учитывалась его стоимость, чтобы следующий покупатель этой продукции не платил НДС за тот, который вроде бы простили. Что-то еще конкретное решили или все-таки все показали, рассказали, поняли и пошли дальше?
Борис Титов: Поручения будут. Такие вопросы обсуждались, как, например, кадастровая стоимость. Президент сказал, мы знаем эту проблему, но надо ее как-то решать, все подтвердили.
Напомню, что граждане, просто люди не чувствуют так повышение налога на недвижимость, потому что он очень плавно и не сильно повышается, а для бизнеса он вырос весьма значительно.
Борис Титов: Это касалось и сельской земли, потому что у нас же нет разницы между хорошей или плохой землей, все одинаково стоит по кадастру, а в сельском хозяйстве могут быть земля, овраги и буераки, а могут быть реально черноземы. Нужно дифференцировать налог по качеству сельхозземли, иначе совсем несправедливо, и экономически для агропредприятий это огромная проблема. Ставился вопрос по селекции, потому что сегодня селекция семян и по животноводству — это огромная проблема также.
Мы же покупаем все. Мы весь посевной фонд покупаем, не мы одни.
Борис Титов: Кстати, в ЮАР до сих то, что они сеют, называется «Россия» — сорт зерна называется «Россия», потому что они когда-то из РФ его получили. Россия была передовым государством по селекции, у нас создавалось огромное количество новых селекционных сортов пшеницы и не только. Все это утеряно. Даже собрание селекционных материалов — мы и то продали.
Общий вывод, общий итог?
Борис Титов: Это для нас большой позитив, потому что как-то встречи с бизнесом всегда проходят, это обсуждение серьезных реальных проблем, но больше макроуровня. А здесь это конкретика: были люди, что называется, из цеха, и они знают свои проблемы лучше, чем кто бы то ни было. Они говорили не общими словами, не политическими лозунгами, а говорили — НДС, селекция президенту, и сходу началась дискуссия, сходу были попытки найти решение. Не все было принято, это понятно.
Вообще мы знаем, что президент много общается с крупными компаниями и действительно вообще в курсе их реального положения дел. А это чуть на этаж ниже. Насколько он знаком практически с подобным вопросами?
Борис Титов: Конечно, вопросы знакомые: налоги, тарифы, селекция. По всем этим вопросам, конечно, президент имел свое мнение, но многое услышал и первый раз, потому что такие вопросы не доходят через эти ступени, которые стоят между цехом и правительством. Но все равно это было, насколько мне показалось, и для президента очень правильное общение, он получил информацию и был доволен тем, что это совещание состоялось. Потому что это именно производственное совещание, но для бизнеса это было очень хорошее мероприятие, потому что все вышли очень воодушевленные — действительно что-то сегодня начнет для них меняться.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию