16+
Воскресенье, 19 августа 2018
  • BRENT $ 71.86 / ₽ 4817
  • RTS1052.74
15 июля 2015, 17:35 Компании

Как деофшоризация затронула крупный бизнес и владельцев квартир за рубежом?

Лента новостей

В эксклюзивном интервью Business FM рассказал партнер EY Алексей Кузнецов

Фото: ТАСС

Первые итоги деоффшоризации глазами практиков в интервью Business FM подвел партнер EY ( прежде «Эрнст энд Янг») Алексей Кузнецов. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Тема у нас очень простая — деофшоризация. 15 июня было первой зачетной датой для владельцев иностранных компаний, когда они должны были подать декларации о наличии таких компаний и приступить к налоговым выплатам, если они причитаются в рамках всего этого дела. Мы знаем, что всего 3 тысячи пока таких деклараций подано. Очевидно, что это очень немного. К чему все-таки склоняется бизнес по вашему ощущению, с вами консультируются, вы эти дела ведете?
Алексей Кузнецов: Те, кто с нами консультируется, они обычно настроены на то, чтобы соответствовать нормам закона. Большинство наших клиентов в том или ином виде планируют сдаваться. Кто-то уже сдался, кто-то еще занимается тем, чтобы разыскать те самые заветные активы, которые надо было отрапортовать.
Разобраться в них, составить декларацию, наверное.
Алексей Кузнецов: На самом деле, есть очень много упражнений. Это и некоторая зачистка, потому что и законодатель допускает убрать ненужные компании. А на самом деле мы видим, что очень многие компании, группы проходят через то, чтобы инвентаризировать понятие: вообще, где у нас какие компании, насколько они нужны и, может быть, ненужные компании, компании с какой-то историей прекращают свое существование. Сразу надо оговориться, вы сказали про уплату налогов, на самом деле, пока все, что нужно сделать, это просто зарапортовать участие в иностранных компаниях и структурах.
Я бы еще сразу сделал оговорку, чтобы люди, которые напрямую с этим не связаны, тоже понимали. 15 июля это дедлайн, но такой дедлайн не страшный, потому что пока что за невыполнение к этому сроку идет пока чисто символическое наказание. Для больших компаний в виде штрафа в 50 тысяч рублей. Два года так будет, а потом уже санкции вплоть до уголовной ответственности. Так что переходный период продолжается, и раздумья могут продолжаться без тяжелых последствий.
Алексей Кузнецов:Наверное, надо обратить внимание еще на тот факт, что это праздник, который всегда с нами. То есть 15 июля была просто первая сдача отчетности по компаниям, которые были в хозяйстве на 15 мая. Соответственно, в дальнейшем любые телодвижения с компаниями — приобретение иностранных компаний, реорганизации какие-то, любые движения — предполагают, что мы должны постоянно отчитываться. Я ожидаю, что будет масса уточненных деклараций. Те, кто уже сдался, будут вспоминать какие-то компании, доприносить, уточнять, кто-то будет просто сдавать постфактум.
Я опять должен пояснить для нашей более широкой публики. Подача деклараций означает, что люди на самом деле не закрывают свои офшоры. То есть закрывают ненужные, оставляют нужные и несут об этом отчет в нашу налоговую службу. Если у меня, грубо говоря завод, который работает здесь и платит основные все операционные налоги здесь, но, условно говоря, акции этого завода принадлежат моей же, но офшорной компании, вот тут такая линия напряжения есть. Есть опция — взять и эту холдинговую компанию и перерегистрировать в России. Грубо говоря, закон стимулирует именно это, вроде бы. А если ты не хочешь, то ради Бога, оставайся, только будешь отчитываться, платить налоги. Так что давайте сейчас между двумя этими опциями рассмотрим, какие выборы происходят.

Алексей Кузнецов:Во-первых, есть опция — перерегистрация в Россию, признание компании, например, резидентом в России. Это может быть иностранная компания, но при этом являющаяся для налоговых целей фактически эквивалентом российского юрлица. По этому пути идет целый ряд компаний. Это, наверное, достаточно сложный и дорогой вариант, и я бы сказал, что многие компании достаточно осторожно к этому относятся. Есть варианты, связанные с тем, что остается иностранная структура, убираются какие-то одиозные, может быть, офшорные компании, но оставляются компании в приличных юрисдикциях.

Но конструкция остается все равно. Компания-владелец, реальный владелец, там все-таки остается?
Алексей Кузнецов:Да. Такого достаточно много.
И несем отчет. Вот основной выбор, да?

Алексей Кузнецов:Да. Но при этом надо понимать, что это не бинарный выбор: несем отчет и на этом успокаиваемся. Как правило, масса компаний должна проделать определенную работу, связанную с тем, чтобы создать нужный уровень присутствия в той юрисдикции, где эта компания на бумаге находится. То есть, если мы говорим на Кипр, то мы должны задаваться вопросом, есть ли у нас что-то на Кипре, либо только несколько единиц председателей, номинальных директоров и все.

Нет, постойте, если у меня на Кипре, грубо говоря, компания, которой принадлежит пакет акций, не мой свечной заводик, зарегистрированный на Кипре, а только компания, которой принадлежит акция свечного заводика. А свечной заводик здесь в России зарегистрирован и все налоги платит. Может же быть такая основная конструкция? Свечной заводик фигуральное в данном случае выражение.
Алексей Кузнецов:У нас много разных компаний, у нас есть энное количество компаний в иностранных юрисдикциях, которые, например, являются эмитентами ценных бумаг. Компания, которая, например, выходила на IPO, могла выходить на размещение, используя иностранное юрлицо. Там может быть реализован тот или иной функционал, то есть не надо думать, что это будет обязательно компания «живопырка», в которой больше ничего нет.
Кроме владения.

Алексей Кузнецов: Нескольких акций какой-то компании в России. Но, в любом случае, предполагается, что в дальнейшем должен быть гораздо более существенный функционал в этих компаниях, чтобы можно было эффективно поднимать дивиденды из России. Тут мы как раз сталкиваемся с другой темой, которая тоже достаточно важна, это тема бенефициарного собственника.

Теперь мы к более простой материи перейдем. На самом деле, закон о КИКах (контролируемых иностранных компаниях), если речь о деофшоризации, касается большого числа просто физических лиц. Потому что, как известно, многие наши лица, владея недвижимостью, например, квартирами в странах Западной Европы, очень часто владеют ими не как физическое лицо, а владеют ей через небольшую фирму. Владея этой фирмой, они подпадают под закон о контролируемых иностранных компаниях, то есть должны производить все те же вещи, как и большой бизнес. В этой категории, на ваш взгляд, есть ли понимание и движение?
Алексей Кузнецов: Безусловно, это проблема, причем она существует в нескольких ракурсах. Во-первых, если физическое лицо пользуется этими объектами недвижимости, находясь за рубежом, возникает вопрос о том, не получает ли это физическое лицо некую матвыгоду, потому что другое лицо оказывает ему некую безвозмездную услугу, предоставляя недвижимость. Тот факт, что это лицо подконтрольно этому физическому лицу, в общем-то, не означает, что налоговое событие не возникает.
Проще, сдает в аренду. Даже не то, что он сам там проживает, а просто ему его компания оказывает услугу, а чаще он сдает в аренду и получает доход. Причем в Европе же сдают все по-белому, все это попадает на банковский счет, и, в принципе, эта информация совершенно реально может и должна попадать в итоге в российские налоговые органы. У нас сейчас кооперация-то растет между службами.

Алексей Кузнецов:Это, безусловно, потенциальная проблема. Почему я говорю потенциальная, потому что у нас все-таки пока закон пытается найти большую рыбу. Если мы говорим об объекте, где доходы достаточно небольшие, то это, может быть, не проблема. То есть рапортовать о таких компаниях нужно в налоговые органы, но необязательно это будет транслироваться моментально в какие-то налоговые обязательства.

В массе, может быть, нет, а кто-то может стать первой жертвой случайно. Вряд ли кому-то это хочется. Что им делать-то?
Алексей Кузнецов:На это надо для начала посмотреть, понять, что там за доходы, какой объем этих доходов, и как минимум, надо зарапортовать эти компании и, естественно, быть готовым к тому, что через пару лет надо будет сдаваться и платить налоги.
Скажите, а человек физически сам может это сделать? Это сложно или нет? Или ему нужны для этого профессиональные услуги людей, которые специально обучены составлять эти рапорты?

Алексей Кузнецов: Безусловно, есть польза в том, чтобы привлекать консультанта, но не всегда это является чем-то обязательным. У нас довольно милые брошюры по этому поводу выпустила Федеральная налоговая служба, описывающие, что требуется. Но, конечно, помощь профессионала всегда очень полезна, потому что надо понимать.

Но это сложная процедура, потому что, что касается именно офшорных компаний, как рассказывали корпоративные юристы, один из минусов, что очень сложно все это составлять. В разных странах совершенно разные законодательства, все это огромный бумажный вал. А на личном уровне, когда речь идет не о целой офшорной компании и владельце каких-то акций, активов, а всего-навсего о компании — владельце квартиры. Это сколько, грубо говоря, листов бумаги нужно освоить?
Алексей Кузнецов: Надо понимать, что нужно сделать несколько шагов. Есть сама декларация, есть, наверное, более важный вопрос, потом, по прошествии пары лет, надо будет включать доходы этой компании в свою декларацию, и это уже гораздо более сложный расчет.
Ну, и совсем для ясности, бытовой пример. Давайте сравним: человек владеет квартирой через компанию или он просто владеет квартирой, как прямое физическое лицо. Может быть, ему в физические лица перейти? Может быть, тогда он ничего не должен нашему государству? То есть прямо на себя взять и оформить квартиру.
Алексей Кузнецов: Это, наверное, один из способов, хотя это решает одну проблему и порождает целый ворох других.
Каких?
Алексей Кузнецов: Во-первых, если получается доход от аренды, тут надо будет включать это в свою декларацию.
В Россию, в том числе.

Алексей Кузнецов: В Россию.

А платить надо будет во всех случаях?
Алексей Кузнецов: Платить надо будет, надо смотреть, в какой стране. Есть у нас международное соглашение, можем получить зачет иностранного налога. То есть формально, теоретически, есть возможность зачитывать иностранный налог. Как правило, во многих странах ставка налога выше.
То есть, если в Испании я уже заплатил 30% подоходного (а у нас всего 13%), то я уже ничего не плачу.

Алексей Кузнецов: Скорее всего, да, дополнительных налогов быть не должно.

Но все это надо будет заполнять и показывать?
Алексей Кузнецов: Надо будет заполнять и показывать. Надо понимать, что любой переход от старой структуры к новой структуре чреват тем, что могут быть дополнительные вопросы. Возникает вопрос, что происходит?
Купля-продажа происходит.
Алексей Кузнецов: Купля-продажа или передача прав…
Нельзя просто взять и переписать, да?
Алексей Кузнецов: В принципе, это энное количество дополнительных налогов, расходов, поэтому это непростой вопрос. Одна тема, которую, мне кажется, мы не затронули, ее, наверное, стоит упомянуть, может быть, даже в этом контексте. Это тема налогового резидентства самих физических лиц, потому что это тоже одна из популярных тем на сегодняшний день.
Нет, но это же одна из опций — взять и поменять налоговое резидентство.

Алексей Кузнецов: Да.

Не следовать закону о КИКах, а стать налоговым резидентом другой страны. Это популярный выбор?
Алексей Кузнецов: Это достаточно, к сожалению, популярный выбор.
А если сравнить тех, кто готовится исполнить закон, тех, кто собирается закрыть офшорную компанию и перерегистрироваться в Россию, то есть произвести ту самую деофшоризацию, и третью группу, которая собирается изменить налоговое резидентство, как бы вы распределили, по опыту вашей компании и ваших клиентов, в процентах примерно их количество?

Алексей Кузнецов: Сложно сказать, сколько это в процентах. Это достаточно существенный процент компаний, точнее даже физических лиц, которые рассматривают возможность смены резидентства. Благо у нас очень либеральные правила, и у нас только законодатель сейчас задумывается о том, чтобы ужесточить правила разрыва связи с российской юрисдикцией. Так, в принципе, 183 дня, если человек не находится в РФ, то у нас есть возможность считаться уже не резидентом.

Спасибо.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию