16+
Вторник, 24 апреля 2018
  • BRENT $ 73.85 / ₽ 4540
  • RTS1153.83
30 июля 2015, 18:10 ФинансыЦБ

Консультация в ЦБ. Саморегулируемые организации

Лента новостей

Недавно президент подписал закон о саморегулируемых организациях в сфере финансовых рынков. Подробнее об этом законе в интервью Business FM рассказывает директор департамента развития финансовых рынков Банка России Елена Чайковская

Фото: YAY/ТАСС
Напомните, для каких видов финансовой деятельности предусмотрено создание СРО, и чем была продиктована необходимость такого закона? Для чего важна, нужна, полезна саморегулируемость на финансовых рынках?
Елена Чайковская: Наверно, я скажу неожиданную вещь, но большинство участников финансового рынка этого закона сейчас не заметит или, по крайней мере, сразу не заметит. Они уже на сегодня живут в предложенной модели, в предложенной парадигме и являются членами саморегулируемых организаций, которые на сегодняшний день есть практически на всех сегментах финансового рынка. Они существуют в форме ассоциаций, союзов, иных объединений, не важно, как они называются, это их существа не меняет. Вообще, в России история саморегулирования сопоставима с историей самого современного финансового рынка, и потребность в коллективных действиях изначально была высока, поэтому соответствующие объединения возникли практически везде. У Банка России накоплен достаточно большой позитивный опыт взаимодействия с профессиональными объединениями. В первую очередь, конечно, речь идет об объединениях на рынке ценных бумаг. Это Национальная фондовая ассоциация и Национальная ассоциация участников фондового рынка, это НФА и НАУФР, два наши основных контрагента во всем, что касается рынка ценных бумаг. Очень положительный опыт у нас был на заре создания мегарегулятора в конце 2013 года, когда полным ходом шла пенсионная реформа. Очень активно и очень быстро писалось законодательство, сетапилась система гарантирования прав участников пенсионного рынка, пенсионных накоплений. И работа, действительно, шла очень быстро и очень активно, и взаимодействие наше с профессиональным объединением, с Национальной ассоциацией пенсионных фондов было очень конструктивным и позволило нам принять законодательство в сжатые сроки и достаточно хорошим качеством. Еще одним положительным примером можно назвать актуарную отрасль. В прошлом году мы делали ее перезагрузку и, конечно, двумя ключевыми фигурами были профессиональные объединения актуариев на рынке. Вы можете сказать, для чего тогда понадобился закон, если и так уже все хорошо, и профессиональные объединения существуют и хорошо взаимодействуют с регулятором? Действительно, профессиональные объединения есть практически везде, и закон распространяется почти на все профессиональные компании, которые на сегодняшний день есть на рынке: это страховой рынок, это рынок ценных бумаг, брокеры и дилеры, управляющие, депозитарии и регистраторы, это рынок микрофинансирования кредитных кооперативов, это рынок коллективных инвестиций, негосударственные пенсионные фонды, управляющие компании, спецдепы. И речь, скорее всего, не идет о создании новой сущности, речь идет о повышении роли саморегулирования в жизни профессионального сообщества.
Какие-то были подводные камни, когда закон создавался? Приняли его в принципе даже раньше.
Елена Чайковская: Раньше, чем изначально планировалось. Вообще, сама идея этого закона первоначально возникла в самом начале 2013 года, когда шли жаркие дискуссии о том, быть или не быть мегарегулятору, если быть, то в какой конфигурации, и были определенные опасения со стороны рынка, что мегарегулятор, созданный на базе Банка России, не сможет удержаться от искушения распространить банковскую модель на все остальные сегменты, затянуть гайки. Поэтому в качестве решения было предложено как раз повысить роль саморегулирования, повысить роль участия профессионального сообщества в определении правил игры, установлении правил поведения на рынке. Повторюсь, что де-факто, конечно, профессиональное сообщество всегда принимало участие в разработке нормативных актов, но в части законодательства это был такой спутанный клубок норм, которые отличались от сегмента к сегменту, поэтому мы как раз в этом законе постарались все взаимодействие развернуть в стройную, прозрачную модель, надеюсь, у нас это получилось. Закон, действительно, был принят не слишком стремительно, начало его разработки было в 2013 году и прошло уже два года. Но на самом деле это стандартный срок для принятия законов в плановом режиме, и мы не можем сказать, что были какие-то значительные барьеры, которые кардинально затруднили его прохождение. Можно сказать, что та модель, которую мы предложили изначально, к финальной стадии претерпела практически только какие-то косметические изменения, поскольку изначально нашей целью не было устраивать никаких революций на рынке, у нас драйва на рынке и без того хватает. У нас была идея эволюционным путем вписать новое законодательство в ту систему взаимоотношений, которая на рынке уже есть сегодня. Поэтому я и говорю, что большинство участников не почувствуют каких-то резких изменений. Для действующих саморегулируемых организаций, в какой бы форме они не были созданы, предусмотрен льготный переходный период в два года, за который они смогут в спокойном режиме получить статус и привести свою деятельность в соответствие с новым законодательством.
Есть ли какие-то обязательства для участников финансового рынка, именно участвовать в саморегулируемых организациях, и какие требования по разработке обязательных базовых стандартов деятельности членов СРВ сейчас существует?
Елена Чайковская: Да, как раз вы сейчас назвали два ключевых положения закона, на котором в принципе вся модель построена. Это обязательное членство и базовые стандарты, и они как раз тесно взаимосвязаны. Речь идет о том, что основной функцией саморегулирования является как раз участие в разработке регуляторной базы на рынке, восстановление тех правил поведения, которые участники считают правильными, с точки зрения взаимодействия между собой и с точки зрения взаимодействия с клиентами, что они считают выходящими за рамки добросовестной конкуренции на их сегмент. И речь, конечно, идет о базовых стандартах, это будет дополнение к тому регулированию, которое будет делать Центральный банк, и эти стандарты потому и называются базовыми, что они как раз о ключевых областях, которые существуют на сегменте. Речь идет об управлении рисками, о правилах внутреннего контроля, корпоративного управления, это защита прав клиентов, потребителей финансовых услуг и стандарты совершения операций. Базовые стандарты, требования об их разработке может выдвигать Центральный банк, это предусмотрено законом, также стандарты могут инициативно разрабатываться самими саморегулируемыми организациями. И поскольку мы говорим о каких-то основополагающих вещах, конечно, их соблюдение всеми участниками рынка является ключевым моментом, независимо от того, успели уже участники вступить в СРО или пока еще находятся вне ее членства, поэтому действие базовых стандартов будет обязательно для всех участников рынка, независимо от того, являются они членами СРО или нет. А вообще, законом, конечно, предусмотрено обязательное членство, и примерно это произойдет к сентябрю 2016 года, то есть закон вступит в силу в январе, через полгода после его подписания. Соответственно, где-то в январе-феврале, как мы предполагаем, действующие объединения получат официальный статус саморегулируемых организаций, и у участников рынка будет полгода на то, чтобы вступить. Но речь идет о тех участниках, которые на сегодняшний день не являются членами саморегулируемых организаций.
Какую часть своих полномочий Банк России передоверяет СРО по новому закону, какие аспекты деятельности организации теперь должны будут решать самостоятельно?
Елена Чайковская: Действительно, основное полномочие, ради которого и задумывался весь закон, и которым Центральный банк делится с профессиональным сообществом, — это участие в регуляторном процессе, это подготовка и утверждение базовых стандартов, которые будут определять правила поведения на рынке. Также по закону возможна передача саморегулируемой организации по ее инициативе, по ее заявлению полномочий по сбору отчетности с участников рынка и передаче ее в Центральный банк. Передача иных полномочий пока законом не предусмотрена, это пока находится в стадии дискуссии еще.
Какие функции по надзору за саморегулируемыми организациями будут у Банка России? Какие возможности поощрять эти организации или применять к ним санкции получил мегарегулятор, и будет ли иметь право Банк России передоверять кому-либо уже свои надзорные полномочия?
Елена Чайковская: Поскольку законом предусмотрены дополнительные полномочия, которые будут иметь саморегулируемые организации, невозможно, чтобы не было каких-то механизмов контроля за тем, как они эти полномочия реализуют в жизни. Поэтому законом предусмотрен ряд мер, которые может применять Центральный банк, если саморегулируемая организация недостаточно хорошо осуществляет свою деятельности. Прежде всего, это предписание об устранении нарушений, это штрафы и как крайние меры приостановка части функций саморегулируемых организаций и отзыв статуса. Но на самом деле мы более чем уверены, что закон будет работать и без этих жестких мер, поскольку строится он не на ровном месте, а на фундаменте многолетних отношений между регулятором и профессиональным сообществом. Что еще будет означать этот закон. Если мы говорим о потребителях, о клиентах, это значит, что кроме регулятора, которым является Центральный банк, у каждого участника на рынке появится товарищеский суд, который будет обязан рассмотреть те жалобы и обращения, которые направляют к ним клиенты. Вообще, это, конечно, начало пути, это новая парадигма взаимоотношений между профессиональным сообществом и регулятором, и какие-то детали еще могут по ходу докручиваться и изменяться, но мы считаем, что важно этот путь начать.

Рекомендуем:

  • Фотоистории