16+
Вторник, 19 сентября 2017
  • BRENT $ 55.68 / ₽ 3232
  • RTS1111.75
29 сентября 2015, 19:25 Право

Савченко: «Можете считать это корректировкой огня, но это не корректировка»

Лента новостей

Бывшая украинская летчица Надежда Савченко, обвиняемая в убийстве журналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина, во вторник дала показания в Донецком городском суде Ростовской области

Украинская летчица Надежда Савченко.
Украинская летчица Надежда Савченко. Фото: Sergey Pivovarov/Reuters

Подсудимая отвергла версию следствия о том, что она корректировала огонь артиллерии, в результате обстрела которой летом прошлого года в Луганской области погибли российские репортеры. Савченко заявила, что попала в плен еще до гибели журналистов, о смерти которых она узнала лишь на следующий день.

Выступать в суде бывший штурман вертолета Ми-24 Вооруженных сил Украины, старший лейтенант запаса Надежда Савченко решила на русском языке. Украинка призналась, что для нее это «тяжело». «У меня устал язык и уши за полтора года от него, но делить свои мысли на фразы для переводчика еще тяжелее», — объяснила подсудимая свое желание.

До этого адвокаты Савченко просили суд допросить их подзащитную с использованием детектора лжи, однако суд просьбу отклонил. Зал суда Надежда Савченко отчасти использовала как трибуну для политических заявлений. Ее выступление заняло три часа. Держа руки в карманах, подсудимая бегло изложила свою биографию и выразила несогласие с доводами следствия о том, что летом 2014 года во время отпуска она вступила в батальон «Айдар» из-за «ненависти» к населению Луганской области, которое ведет борьбу за независимость.

Савченко: «Люди просто запутались»

«Никакой ненависти я к ним (жителям Крыма) не испытываю, но это неправильно. Эти люди все украинцы, но они об этом забыли, люди часто подвергаются пропаганде. Они ошибаются», — сказала Савченко. При этом подсудимая высказала мнение, что Крым якобы был захвачен насильно. «Не было бы Крыма — не было бы войны на Донбассе», — выразила уверенность Савченко. Ополченцев она назвала «не врагами», а «противниками». «Враг — это другое государство, а эти люди просто запутались», — была убеждена фигурантка.

Подсудимая рассказала, что вступить в батальон «Айдар» она решила самовольно — командир части, в которой она служила, не удовлетворил ее рапорт о переводе, и она отправилась в батальон, расположенный на территории ЛНР во время отпуска. «Это было 2-3 июня», — вспоминала Савченко. Она решила некоторое время остаться в «Айдаре», чтобы помочь бойцам «своими знаниями», обучая личный состав военно-полевой тактике и стрельбе.

Савченко сообщила, что ее представили командиру батальон «Айдар» Сергею Мельничуку, и объяснила, почему на следствии сказала, что не была знакома с ним, а также назвала неверное местонахождение батальона. «Выдавать военную тайну я не собиралась, не тому меня учили», — сказала подсудимая.

О ранении, плене и корректировке огня

Летчица опровергла выводы следствия о том, что именно она корректировала огонь гаубиц, из которых утром 17 июня 2014 года неподалеку от поселка Металлист Славяносербского района Луганской области были убиты корреспондент ВГТРК Игорь Корнелюк и звукооператор Антон Волошин, а обстрелу также подверглись шестеро мирных жителей.

Савченко утверждает, что примерно за полчаса до этого — в 10 часов 30 минут утра — она попала в плен к ополченцам. По ее словам, в район боевых действий она приехала на машине сестры — серебристом Nissan, чтобы помочь вывезти раненых.

«Меня задержали около 10.30, а позже отвезли в Луганск», — сказала Савченко. Она утверждает, что о гибели российских журналистов узнала только на следующий день от их коллег с телеканала LifeNews. В то время она уже была в плену в Луганске, в батальоне ополченцев «Заря», штаб которого находился в здании местного военкомата.

Савченко сообщила, что при задержании была легко ранена в руку пулей, которая прошла навылет. «Я и близко не принимала участия в корректировке этого огня и в этом обстреле», — отметила подсудимая. По ее словам, единственный раз, когда она дернула затвор артиллерийского орудия, был в Ираке, где она служила добровольцем в составе Украинского миротворческого контингента.

В то же время, по ее собственным словам, находясь в ЛНР, она звонила артиллеристам и просила их не стрелять по дорогам, ссылаясь на то, что те «еще пригодятся». «Вы говорили, куда стрелять: правее-левее от дороги, но вы не считаете это корректировкой огня?», — уточнил прокурор. «Да, я говорила. Можете считать это корректировкой огня, но это не корректировка», — ответила подсудимая.

Савченко настаивала, что не вела скрытое наблюдение и корректировку артиллерийского обстрела по участку блокпоста ополченцев ЛНР с находившимися на нем мирными гражданами и журналистами. По версии следствия, Савченко делала это с 11 до 12 часов утра, взобравшись на мачту ретранслятора (радиовышку). Оттуда она передавала координаты местонахождения гражданских лиц командиру «Айдара» Сергею Мельничуку. Тот, в свою очередь, сообщал их на огневую позицию неустановленным украинским военным.

В суде Савченко заявила, что о корректировке огня она знает «только в общих чертах». По словам подсудимой, после окончания Харьковского университета Воздушных сил имени Ивана Кожедуба она пошла служить в Вооруженные силы Украины и стала оператором вертолета Ми-24. В ее обязанности входили вычисление и расчеты курсов и направлений, выведение на цель. «Корректировка огня воздушная есть, но для этого есть спецупражнения, которые отрабатываются на учениях, но у меня такого не было, — заверила бывшая летчица. — Это надо высчитывать, я этого не проходила».

Савченко не скрывала: ей приходилось убивать людей, но не в качестве снайпера, а из автомата. Также она утверждала, что не пыталась пробраться на территорию России под видом беженки, а была похищена ополченцами, которые передали ее российским следователям. Подсудимая подробно описала, как и на каких автомобилях ее перевозили в течение нескольких дней.

Напомним, что судебное разбирательство по делу бывшей украинской военнослужащей, а ныне депутата Верховной Рады Украины и делегата ПАСЕ Надежды Савченко началось 22 сентября. Подсудимая не признала вину в убийстве двух и более лиц, в покушении на убийство, а также в незаконном пересечении границы РФ (пп. «а», «е», «ж», «л» ч.2 ст. 105 и ч.3 ст. 30, пп. «а», «е», «ж», «л» ч.2 ст. 105 и ч. 1 ст. 322 УК РФ).

Важное обстоятельство

Комментируя выступление Савченко, адвокат подсудимой Николай Полозов сказал Business FM, что его подзащитная «не сказала ничего, что бы она не говорила на следствии». Существенным защитник считает заявление Савченко о том, что она была ранена в руку за несколько минут до того, как попала в плен. Данное обстоятельство, по мнению адвоката, является важным и опровергает версию следствия о том, что Савченко в это время корректировала огонь с радиовышки. «Трудно представить, что Савченко взяли в плен в 10 часов 30 минут, а после этого она полезла с простреленной рукой на 40 метровый ретранслятор корректировать огонь», — сказал Полозов.

Также во вторник суд допросил потерпевших: двух из шести бывших жителей поселка Металлист Галину Дмитриеву и ее дочь Эллу Бурыкину. Они и еще четверо односельчан вместе с журналистами 17 июня 2014 года попали под артобстрел, но, к счастью не пострадали. По словам Полозова, для защиты сегодняшние слова потерпевших «не имеют практической ценности». Однако, то, как отбирались у них показания, по мнению адвоката, говорит о недобросовестности следствия. «Показания этих свидетелей будто написаны под копирку», — отметил юрист. Он и другие защитники Савченко считают: граждане Украины незаконно были признаны по делу потерпевшими. На ближайшие два дня — 30 сентября и 1 октября — суд планирует продолжить их допрос. Потерпевшими по делу были признаны около десятка человек.

Рекомендуем:

  • Фотоистории