16+
Четверг, 26 апреля 2018
  • BRENT $ 74.30 / ₽ 4673
  • RTS1134.25
8 октября 2015, 15:09 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Турция перешла на язык угроз, а Запад наконец-то начал разговаривать с Россией

Лента новостей

В НАТО озабочены ударами российских крылатых ракет по Сирии, Анкара же делает упреждающие словесные выстрелы. Владимир Путин проинформирован о словах президента Турции, сообщили в Кремле, но какой была реакция, не уточнили

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Фото: Umit Bektas/Reuters

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал Россию действовать внимательней в Сирии и помнить о своих деловых интересах в Турции в сфере атомной энергетики и природного газа. «Если русские не построят АЭС, придут и построят ее другие», — заявил Эрдоган, отвечая на вопрос о том, могут ли недавние инциденты между Москвой и Анкарой повлиять на дальнейшее развитие этого проекта. Он также напомнил, что именно Турция активнее других закупает российский газ.

«Мы — покупатели номер один природного газа из России. Лишиться Турции было бы большой потерей для РФ», — подчеркнул турецкий президент. Он считает, что главная цель России в Сирии заключается в том, чтобы усилить свое военное присутствие. Отвечая на вопрос, возможно ли боевое столкновение Турции и России, Эрдоган отметил: он «не допускает вероятности, что Россия пойдет на такое».

Ударами российских крылатых ракет по Сирии озабочены в НАТО.
Генсек альянса Йенс Столтенберг заявил, что альянс готов защитить союзников, включая Турцию, от любых угроз и обсуждает сейчас с турецким правительством вопрос оказания дополнительной помощи этой стране. Столтенберг также призвал Россию играть более конструктивную роль и сотрудничать в вопросе борьбы против ИГ (данная организация запрещена в РФ), а также не поддерживать режим Асада.

8 октября министры НАТО решили провести саммит для обсуждения ответных мер на действия России в Сирии. О реакции международного сообщества и, в частности, Турции на действия России Business FM поговорила с политологом, главой фонда Национальной энергетической безопасности Константином Симоновым.

Президент Турции перешел на язык угроз. Сегодня он их конкретизировал. Ваша трактовка: это реакция на те самые авиаинциденты или все-таки на какие-то другие события?

Константин Симонов: Это не столько реакция именно на авиаинциденты, сколько реакция вообще на военную кампанию, которую Россия сейчас ведет в Сирии, и совершенно не исключено, что она будет распространена и на территорию других государств, в том числе на Ирак. И это Турцию больше всего и бесит, потому что у Турции есть свой взгляд на то, как ситуация должна развиваться в этом регионе. Не секрет, что Турция всегда поддерживала оппозицию Асада, Турция помогает ИГИЛ, в том числе участвует в схемах теневого трейдинга нефти. Это тоже никаким особым секретом не является, что вся нефть ИГИЛ, которая продается на мировом рынке с огромным дисконтом, вся отгружается через турецкие порты, это знают все. Просто Турция делает вид, что она не может контролировать свои объекты инфраструктуры, и якобы поэтому официальная Анкара здесь ни при чем. Но все равно все прекрасно все понимают. И здесь появляется Россия, которая на самом деле серьезно меняет расклад и вокруг Асада, и вообще в данном регионе, а перспективы дальнейшие становятся весьма туманными и для Турции очень рискованными. Сейчас серьезно в последние два дня выросло напряжение в иракском Курдистане. Начинаются уже поджоги ряда скважин в районе Киркука. Поскольку здесь задействована территория Курдистана, вот что произойдет? Возникнет ли опять инициатива по созданию независимого Курдистана? Это легко может произойти. Если еще вспомнить, что Новая курдская партия очень успешно выступила на последних парламентских выборах, и еще неизвестно, как закончатся новые… В этом плане ситуация для Эрдогана очень непростая, и мы видим, что он начинает очень сильно нервничать, и я бы также заметил, что, когда он начинает говорить: «Если вы не будете строить станцию, то другие построят», тут надо исходить из очень простой вещи. Если, конечно, у вас задача номер один — отказаться от России, наверное, вы это сделаете, но вам это обойдется очень дорого. Мне кажется, что всегда задача любого государства заключается в том, чтобы жители этой страны жили лучше. Вот когда мы говорим про атомную станцию в Турции, не забывайте, что Россия собиралась строить эту станцию за свои деньги, то есть найдите еще компанию, которая согласится в Турции строить атомную станцию на свои деньги и потом только возвращать инвестиции за счет производства электроэнергии без оплаты со стороны турецкого правительства. Да, никто это не будет делать: ни американцы, ни японцы, ни французы.
Тогда получается, что это риторика больше со стороны Турции?
Константин Симонов: И то же самое с газом, когда Турция в последнее время уверенно входит в тройку крупнейших потребителей российского газа за рубежом, но в реальности, если мы посмотрим на ситуацию вокруг Турции, можно, конечно, рассчитывать гипотетически на азербайджанский газ. Да, там есть Иран, но история там — плюс 10-15 лет. Гипотетически я согласен с тем, что если вы поставите задачу «любой ценой давайте гадить России», вы варианты найдете, но эти варианты будут крайне не выгодны. Поэтому, конечно, я считаю, что Эрдоган нервничает, понятно, почему он нервничает, потому что Россия здесь в ситуацию вмешалась и свои интересы заявила, и они расходятся с интересами Турции. Кстати две нитки «Турецкого потока» Турция уже потеряла, мы давно говорили, что произойдет перенос двух ниток на север. Собственно, сейчас «Газпром» это публично признал, и произошло это исключительно из-за позиции турецкой стороны. Хотя в ноябре прошлого года казалось, что Турция сможет реализовать схему: мухи отдельно — котлеты отдельно, то есть политика отдельно, а бизнес отдельно. Потому что у нас всегда по Сирии были разногласия, но это не мешало Путину и Эрдогану договориться на четыре нитки «Турецкого потока» в ноябре 2014 года. А потом Турция начала тянуть, вставлять палки в колеса, требовать скидки на газ, статуса перепродавца газа и так далее, и кончилось это тем, что Турция две нитки потеряла, а могла бы стать крупной транзитной страной и зарабатывать на транзите через свою территорию тех потоков, которые идут на итальянский рынок. Вот, Турция на ровном месте деньги потеряла. Что, они для нее лишние? Вот вам пример, как политический догматизм приводит к финансовым потерям.
Касательно вчерашних пусков крылатых ракет с Каспия по Сирии — явно они произвели на мир большое впечатление, если судить по ИноСМИ, по реакции НАТО, того же президента Турции. Очевидно, что реакция на эту демонстрацию возможностей какая-то последует. Когда и какой она может быть?
Константин Симонов: Драматизм этой ситуации заключается в том, что когда мы начали авиаудары по Сирии, когда запустили эти ракеты, которые полторы тысячи километров пролетели и вроде как попали в нужные точки, когда еще возникла угроза этого, когда Запад стал понимать, что Россия действительно может начать военную операцию в Сирии, тогда с нами стали разговаривать. Моя мысль такова: в России «партия войны», которая призывает ко все более энергичным действиям, она получает дополнительные аргументы в свою пользу. Они говорят: смотрите, вот сейчас НАТО говорит, что Россия все делает неправильно, но вообще-то с ней надо разговаривать, а то ведь черт его знает, что дальше произойдет. Обама встретился с Путиным как раз накануне первых ударов, и мы понимаем, что Обама, если не знал, то уж точно догадывался, что произойдет в ближайшие дни. Как только Россия эту военную операцию начала, с ней снова сели за стол реальных переговоров, а до этого позиция была такая, что вот наши условия, выполняйте и молчите. Теперь, скрипя, ругая, оскорбляя Россию, с ней снова стали говорить, и некоторые новые диалоговые форматы запускаться. Мне лично грустно, что сейчас за стол переговоров можно сесть только после того, как ты нанесешь авиаудары и покажешь, что ты реальный игрок, и у тебя есть реальный потенциал, и вот он не на словах, а на деле демонстрируется. Но, видимо, реалии современного мира, увы, именно таковы.

Владимир Путин проинформирован о словах президента Турции Эрдогана, который пригрозил пересмотреть газовый контракт с Россией. Об этом сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, не уточнив, какой была реакция главы государства.

Рекомендуем:

  • Фотоистории