16+
Воскресенье, 27 мая 2018
  • BRENT $ 76.33 / ₽ 4755
  • RTS1169.93
10 ноября 2015, 15:57 Право

Варя Караулова — «пешка в чужой игре» или «влюбленная девочка»?

Лента новостей

Защита сегодня, 10 ноября, пыталась убедить Мосгорсуд отменить арест студентки МГУ Варвары Карауловой, планировавшей примкнуть к ИГИЛ. Однако суд поверил ФСБ: после возвращения домой девушка продолжила общение с экстремистами

Студентка МГУ Варвара Караулова.
Студентка МГУ Варвара Караулова. Фото: Пресс-служба Лефортовского суда/ТАСС

Студентка 2-го курса МГУ Варвара Караулова, сменившая имя на Александру Иванову после скандала с попыткой вступить в ИГИЛ, останется под стражей. Такое решение принял сегодня Мосгорсуд, отклонив апелляционные жалобы обвиняемой и ее адвокатов. Попытки защиты перевести ее хотя бы под домашний арест не увенчались успехом. Не смогли убедить судей и слова отца студентки Павла Караулова, который заявил, что дочь просто влюбилась в вербовщика.

В заседании суда второй инстанции 19-летняя Варя Караулова участвовала с помощью телеконференцсвязи, установленной между СИЗО и судом. Надев на голову капюшон белой толстовки, девушка пыталась спрятать под ним лицо от репортеров. Сообщив охрипшим голосом анкетные данные — 29 ноября ей исполнится 20 лет, девушка заявила, что отказывается от услуг своих прежних защитников — Александра Карабанова и Алексея Носкова.

Смена защиты

Те пытались возражать. «Моя подзащитная не в полной мере отдает сейчас себе отчет в своих действиях», — начал Александр Карабанов. Он выразил опасения по поводу того, что девушкой пытались манипулировать, пока она сидела в СИЗО. Однако та заверила, что приняла такое решение «сознательно, без какого-либо давления».

После этого в дело вступили два новых адвоката Карауловой — Сергей Бадамшин и Гаджи Алиев. Они просили Мосгорсуд отменить решение Лефортовского суда. 28 октября этого года районный суд по ходатайству ФСБ поместил Варвару Караулову в СИЗО до 23 декабря. К тому времени девушка уже сменила имя, став Александрой Ивановой. Это произошло после того, как история студентки 2-го курса философского факультета МГУ стала известна на всю страну. 27 мая этого года она втайне от родителей оформила загранпаспорт и уехала в Турцию, чтобы в составе группы из более десятка россиян пересечь границу с Сирией. Караулова оказалась завербована боевиками запрещенной в России международной террористической организации «Исламское государство».

Отец девочки, бывший дипломат, забил тревогу. 4 июня ее удалось вернуть на родину. Сначала в Следственном комитете России говорили, что не имеют к девушке претензий. Однако позже ФСБ России инкриминировала ей попытку участия в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством РФ признана террористической (часть 1 статьи 30 и часть 2 статьи 205.5 УК РФ). Как следовало из протокола допроса Карауловой, который сегодня озвучили в суде, свою вину она «признала в полном объеме».

Тем не менее защитники девушки старались убедить суд, что она неопасна для общества. Они просили избрать Карауловой более мягкую меру пресечения — перевести под домашний арест или назначить залог.

«Ослепленная первой любовью»

По ходатайству защиты суд заслушал в качестве свидетелей отца девушки Павла Караулова и ее школьную учительницу и психолога Ольгу Губаренко. Первый был уверен, что дочь не прониклась идеологией ИГИЛ, а просто влюбилась в вербовщика. До этого у нее не было романтических отношений с противоположным полом: девочка прилежно училась и занималась спортом. «Она в совершенстве владеет как минимум тремя языками, побеждала в олимпиадах, у нее золотая медаль, сама поступила на философский факультет МГУ — нашу альма-матер», — рассказывал Павел Караулов.

Он назвал дочь «просто влюбленной девочкой, ослепленной первой любовью». «Каждый из нас проходил через первую любовь и совершал необдуманные поступки», — настаивал отец обвиняемой. По его мнению, дочь хоть и уделяла много времени изучению религий, ислама и арабского языка, но в общении с предполагаемым вербовщиком речь шла исключительно о любви. «Речь шла не о войне, а о человеке, который был ее возлюбленным и собирался стать ее мужем», — сказал он.

По словам Караулова, после возвращения на Родину дочь пыталась вернуться к нормальной жизни и продолжить учебу, сильно переживала случившееся. Девушка прошла обследование в психиатрической больнице имени Алексеева и НИИ психического здоровья, сотрудники ФСБ проводили с ней ежедневные беседы. «Никаких других мыслей, кроме как продолжить обычную жизнь, и быть не могло», — настаивал он.

После ее неудачной попытки уехать в Сирию по просьбе девушки и ее отца все средства, с помощью которых можно было выйти в Интернет, были оснащены спецтехникой. «Но видя атаки на нее со стороны ее вероятных вербовщиков — ей приходили SMS и поступали звонки, она попросила нас уже в сентябре оградить ее от этого физически», — продолжил Павел Караулов. Он убежден: девочка поняла, что стала «пешкой в чужой игре». Отец обвиняемой добавил, что в течение полутора месяцев она была лишена возможности выхода в Интернет.

Занявшая вслед за отцом место на свидетельской трибуне Ольга Губаренко рассказала, что девочка превосходила сверстников по интеллекту, хотела помогать детям с ограниченными возможностями, но в общении с одноклассниками была замкнутой. «У нее наблюдался характер шизоидного типа», — сказала учительница.

Снова в ИГИЛ

Представители следствия и прокуратуры попросили оставить решение об аресте девушки в силе. Следователь ФСБ опроверг слова отца Карауловой о том, что, вернувшись домой, та прекратила общение с представителями экстремистской организации.

«В первые два месяца после возвращения она связалась с членами запрещенной организации через WhatsApp и стала прорабатывать возможность попасть на территорию Сирии, поэтому ее раскаяния доверия не заслуживают», — заявил следователь ФСБ. Он утверждал, что Караулова сменила имя и фамилию не для того, чтобы вернуться к нормальной жизни, а с тем, чтобы присоединиться к ИГИЛ, ведь ее новые данные не были известны властям Турции. По информации представителя следствия, обвиняемая попыталась оформить новый загранпаспорт. «Также рассматривалась возможность приобретения поддельного паспорта», — сказал он.

Сама Караулова опровергла слова следователя. «Я не собиралась снова попытаться уехать в Сирию и не пыталась получить загранпаспорт», — заверила она. Но суд ей не поверил. Выслушав доводы сторон, он оставил постановление об аресте в силе, отклонив апелляционные жалобы.

Покидая суд, защитник Варвары Карауловой Сергей Бадамшин сказал, что продолжит добиваться освобождения своей подзащитной. «Действия следствия и суда носят чрезмерно жестокий характер. Она сама — несчастная жертва того самого «Исламского государства» и нашего государства», — заявил он Business FM. Ранее адвокат и его коллега в суде сообщили, что Караулова признала вину в присутствии защитника по назначению, тогда как нанятых родственниками адвокатов к ней не пускали.

Рекомендуем:

  • Фотоистории