16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
27 августа 2016, 20:22 ОбществоМедицина

ФАС объявила войну фармакологической Cosa Nostra

«Речь идет о настоящей мафии, и наших мер уже недостаточно», — заявил глава ведомства Игорь Артемьев. По его словам, цены на лекарства в России в ряде случаев завышены в 160 раз

Фото: Srdjan Zivulovic/Reuters

На российском рынке медикаментов расцвела «организованная преступность». Так глава ФАС Игорь Артемьев объяснил цены на аналогичные лекарства, которые в ряде случаев завышены в 160 раз.

Такие препараты могут содержать одинаковые вещества, но продаваться под разными торговыми марками. В качестве примера глава ФАС привел «Но-шпу», которая имеет 30 аналогов, один которых — «Дротаверин». Артемьев считает, что схемы, приводящие к увеличению стоимости лекарств, — во многом навязанная практика. Как и за рубежом, на российском рынке медикаментов существуют «тысячи картелей», и «практически все тендеры проходят с нарушениями». Здесь имеет место сговор дилеров и фармкомпаний, сказал Артемьев.

Директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов считает, что глава ФАС преувеличивает: сговоры, если и есть, то в контексте госзакупок, где фармацевтика занимает не самую большую долю.

Николай Беспалов директор по развитию аналитической компании RNC Pharma «Надо понимать, что собственно производственные затраты на лекарственные препараты, они занимают очень незначительную долю, и наибольшую долю, собственно, почему различается чек у разных производителей одного и того же препарата, это связано с тем, что производитель закладывает в цену стоимость продвижения, и рекламные затраты, и затраты, связанные с проведением клинических исследований, с введением препарата на рынок и так далее. Также потребители платят за все. Здесь нет нарушения какого-то действующего российского законодательства. Здесь не совсем понятно, о чем говорит глава ФАС. Возможно, он имеет в виду, что приступный сговор имеется на рынке госзакупок, там действительно очень много проблем. Это общие проблемы, связанные с тендерной системой в нашей стране».

Что касается потребителя, то безрецептурные препараты он волен выбирать на свой вкус. Если надо, можно переплатить. Другое дело — тяжелые пациенты, для которых накрученные цены на лекарства — значительный удар по кошельку. И граждане должны знать, что именно они получают за эту нешуточную сумму.

Алексей Старченко ответственный секретарь Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре «Для того чтобы разная цена имела под собой какое-то основание или не имела этого основания, нужен контроль. Сегодня этого контроля нет. А контроль должен быть у гражданина, у человека. Я, покупая лекарство, хочу взять одну таблетку и отдать ее для контроля. Точно знать, что я принимаю. Особенно это важно для тех, кто находится на курсовых лечениях. Например, онкологические больные, больные с ВИЧ-инфекцией. Для того чтобы не было преступлений в сфере разной цены, предположим, о которых говорит господин Артемьев, нужно, чтобы каждый гражданин имел свободный доступ к анализу того, что он ест. Чтобы все производители знали, что каждая ваша таблетка может оказаться в лаборатории».

Глава ФАС уже выразил надежду на то, что полицейские структуры помогут службе в расследованиях. «Речь идет о настоящей мафии, и наших мер уже недостаточно», — заключил Артемьев.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории