16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 53.72 / ₽ 3400
  • RTS1097.39
3 сентября 2016, 20:38 Политика

G20. Переговорят ли Путин и Обама с глазу на глаз

«Если это случится, то главный вопрос, который Обама поднимет перед Путиным, – это вопрос Сирии, безусловно. А главный вопрос, который Путин может поднять перед Обамой, – это, конечно, вопрос минских договоренностей по Восточной Украине и давления со стороны Запада на позицию официального Киева»

Президент России Владимир Путин прибыл на саммит G20 в Ханчжоу, Китай.
Президент России Владимир Путин прибыл на саммит G20 в Ханчжоу, Китай. Фото: Sputnik/Kremlin/Alexei Druzhinin/Reuters

Владимир Путин прибыл в китайский Ханчжоу, где 4-5-го сентября пройдет саммит G20. Запланирован ряд двусторонних встреч президента России, в том числе, с лидерами Турции, Аргентины, КНР, Великобритании, Франции и Германии. В Кремле не исключают, что на полях саммита в Ханчжоу могут состояться и рабочие контакты президентов России и США, хотя официально встреча не согласована.

На саммит G20 Путин прилетел из Приморья, где он принял участие в работе Восточного экономического форума. Выступая на форуме, Путин рассказал, какие вопросы интересуют его на саммите «двадцатки». Это инновационное развитие и международная финансовая архитектура.

Еще до начала саммита Владимир Путин встретился в Ханчжоу с турецким лидером Эрдоганом. Президенты обсудили вопросы восстановления полноформатного сотрудничества двух стран, и отдельно — энергетику.

О предстоящей встрече G20 — президент американского Центра глобальных интересов Николай Злобин.

- Путин решил провести первую встречу именно с Эрдоганом. Это случайность или нет? И как на Западе воспринимают такое быстрое сближение Москвы и Анкары?
- На Западе это воспринимают в основном с иронией. И комментарии обычно сопровождаются всякими ироническими замечаниями на тему, что ни та, ни другая линия России — ни предыдущая агрессивная, ни нынешняя — не является фундаментальной. И отношения стран не носят глубинного, содержательного характера. Можно оспаривать эту позицию, но тем не менее большинство комментаторов считают именно так. И в этом же плане воспринимается график встреч Путина в рамках «большой двадцатки». Что встреча Эрдогана с Путиным подчеркивает приоритет именно этих отношений перед отношениями с Большим Западом для обеих стран. Насколько это серьезно, не совсем понятно, но, тем не менее, на такую демонстративность обратили внимание, комментируют ее и считают, что таким образом Путин и Эрдоган хотят показать, что их взаимные отношения никак не связаны с другими большими державами, которые раньше определяли характер этих отношений.
- Китай заявил главной темой встречи G20 экономику, но при этом очень сильны политические ожидания от предстоящего саммита. Возможны ли прорывы в политической сфере?
- Я думаю, что нет. Вообще, «большая двадцатка» — очень странный формат. Такая «большая семерка», умноженная на три, практически. И в основном главные экономики мира собираются там, чтобы обсудить экономическую составляющую. Уж слишком разных политических взглядов придерживаются страны, которые собираются на «большой двадцатке». В принципе, по формату G20 не приспособлена для обсуждения серьезных политических проблем. Другое дело, что этот формат — единственный оставшийся эффективный формат, за исключением, может быть, ООН, Совета безопасности, где лидеры стран могут встретиться, сесть отдельно даже в кулуарах и обсудить какие-то проблемы, не вызывая большого внимания к себе со стороны мировой прессы.
- Может ли, все-таки, состояться встреча Обамы и Путина в рамках саммита. Вашингтон же намекал, что не против этой встречи, хотя в Кремле говорили, что ничего об этом не знают.
- Я думаю, что встреча может состояться. Они могут поговорить. Это вообще становится традицией — в рамках других мероприятий организуются неформальные встречи, посиделки за столом. И на самом деле, многие серьезные вопросы могут там обсуждаться. Если это случится, то главный вопрос, который Обама поднимет перед Путиным, — это вопрос Сирии, безусловно. Там очень много проблем для США, которые требуют согласования с Россией. А главный вопрос, который Путин может поднять перед Обамой, — это, конечно, вопрос минских договоренностей по Восточной Украине и давления со стороны Запада на позицию официального Киева. Если эти два вопроса они поднимут, вряд ли они найдут какой-то консенсус по ним, но хотя бы они могут обозначить свои приоритеты и свои тревоги. Начать хотя бы думать над выработкой дорожной карты, которую Обама может передать своему преемнику, кто бы он ни был. Потому что внешняя политика США достаточно последовательная вещь. И наверняка у Обамы будет возможность какие-то точки разговора с Путиным донести до любого кандидата, который станет президентом в ноябре.

Ряд стычек произошел между чиновниками КНР и США перед саммитом «двадцатки» в Ханчжоу, передает ТАСС.

Как сообщила корреспондент The Wall Street Journal Кэрол Ли из пресс-пула Белого дома, первый инцидент случился на взлетно-посадочной полосе аэропорта, куда прибыл борт номер один ВВС США. Член китайской делегации, встречавшей Обаму, кричал на персонал Белого дома, требуя, чтобы американские журналисты удалились. В перепалку включились помощник президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс и ее заместитель Бен Родс, который является ключевым внешнеполитическим советником Обамы.

Затем разногласия продолжились в резиденции, где Обама и председатель КНР Си Цзиньпин провели переговоры перед открытием саммита. Противоречия якобы чуть не привели к стычке между китайской охраной и их коллегами из других ведомств КНР, которые помогали американской делегации. Назревавшую драку удалось предотвратить едва ли не в самый последний момент.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории