16+
Среда, 28 сентября 2016
  • BRENT $ 45.92 / ₽ 2935
  • RTS973.18
6 сентября 2016, 15:18 Компании

Онищенко: поправки к закону «О торговле» — «это продукт компромисса»

Геннадий Онищенко рассказал в интервью Business FM о целях и задачах принятых этим летом поправок к закону «О торговле»

Геннадий Онищенко.
Геннадий Онищенко. Фото: Антон Карлинер

Поправки к закону «О торговле», подписанные президентом РФ в июле этого года и ограничивающие максимальный размер дополнительных платежей (бонусов) торговым сетям со стороны поставщиков, вызвали шквал публикаций в СМИ. Это и неудивительно: принятые изменения были «предметом очень серьезной и длительной борьбы», говорит помощник председателя правительства РФ, главный государственный санитарный врач России с 1996-го по 2013 годы, руководитель Роспотребнадзора с 2004-го по 2013 годы Геннадий Онищенко. Как он рассказал в интервью Business FM, поправки нацелены на то, чтобы качество продуктов питания улучшалось, цена — снижалась, создавалась конкурентная среда и на рынок открывался доступ отечественным производителям, малому и среднему бизнесу.

На приведение действующих договоров в соответствие новым требованиям закона «О торговле» участникам рынка дан срок до 1 января 2017 года. Времени все меньше и меньше. Успеют ли они составить новые договоры, соблюдая все новые правила, какие сложности возникают у игроков рынка, и, самое главное, как эти сложности отразятся на конечном покупателе, человеке, который пришел в магазин?
Геннадий Онищенко: С последнего надо, наверное, и начинать, потому что, конечно же, все эти законы, принимались ради одного — ради того, чтобы наш потребитель как можно меньше страдал. Тема сетевых магазинов, которые, надо отдать должное нашему бизнесу, очень быстро вошли в нашу повседневную жизнь, также и обтурировали этот рынок. Обтурировали в том плане, что они явились серьезным, практически не преодолимым препятствием для доступа на рынок малого и среднего бизнеса, отечественного бизнеса. Эти поправки как раз были нацелены на то, чтобы был конечный результат, то есть улучшалось качество, уменьшилась цена на продуты питания. Это было предметом очень серьезной и длительной борьбы, и то, что вышло, это прежде всего продукт компромисса. То, что сейчас приняли в таком виде, это не все, что хотелось принять, поэтому здесь уже больше не столько объективная реальность отражена, сколько отражена та политическая конъюнктура, когда «сетевики» угрожают, что они уйдут с рынка и так далее. Ну, что есть, то есть.
Уже приходят сообщения о том, что крупный ритейл пытается сохранить свою маржу и все то, что убиралось этими поправками, они хотят компенсировать от поставщиков, требуя от них скидки ровно на ту же сумму. Если раньше ретро-бонус составлял 10%, а теперь он ограничен 5%, ритейлер требует отобранные у него 5% заменить скидкой. Насколько здесь соблюден баланс, удается ли поставщикам отстоять и играть в рамках принятых поправок?
Геннадий Онищенко: Во-первых, пока нет достаточной кредитной истории, и трудно пока говорить о том, насколько удается, насколько не удается. Это первое. Второе: конечно же, поставщик не может беспредельно снижаться, поэтому в каждом конкретном случае играют роль многие в том числе неэкономические интересы, факторы. Но что уже очевидно, допустим, я сдал продукцию, и отсчет начинается не с момента моей сдачи продукции в сеть…
Отсчет оплаты?
Геннадий Онищенко: Отсчет времени возврата мне денег. А как было до этого — с момента оформления. Я сегодня сдал, мне могут ее оформлять и день, и два, и три, и чем дальше, тем это было выгоднее для сетей. Конечно, это меня как малый и средний бизнес здорово обременяет.
Принятые поправки эту проблему устраняют?
Геннадий Онищенко: В данном случае единственное, что четко: я сегодня привез, мне делается отметка, что мой товар принят, и с этого момента начинается отсчет. Второе: конечно, все эти, как говорилось, полковые бонусы, я пока не вижу, каким здесь...
Полковые — от слова «полка», речь о том, что поставщик доплачивал за размещение на полке на уровне глаз.
Геннадий Онищенко: Это такой сленг. Будем говорить, на полке, удобной для просмотра. Это были самые дорогие полки. Какой здесь инструмент придуман, я сказать не могу. Нет ответа на этот вопрос, что же делать. В законе ничего не написано. Поставщик вынужден будет говорить, что я так решил. А поставщик что скажет? Раз он так решил.
Свобода договора.
Геннадий Онищенко: Да. Есть эта тема, но в любом случае тема была настолько перегрета, что даже эти скромные достижения уже, на мой взгляд, работают на главное — на то, чтобы цена была приемлемая, чтобы качество товара было соответствующим этой цене, чтобы был на этот рынок доступ отечественным производителям. И это уже все-таки есть. Но какие другие дальнейшие инструменты? Нужна конкурентная среда. Здесь я вижу совершенно другой путь: не столько создание дополнительных экономических инструментов, а сколько создание альтернативы. Что я имею в виду под альтернативой? Допустим, для таких широко распространенных потребительских продуктов, как хлебобулочные изделия, гораздо проще было бы развить сеть. Я производитель, у меня есть несколько товаров, имею официально отведенные мне властями места, выставляю свою продукцию, тут же продаю. Во-первых, у меня идет возврат денег, у меня оборот денег интенсифицируется, повышается ответственность. Я сегодня испек продукцию, вам продал, и вы знаете, у кого вы ее купили, это не какая-то обезличенная продукция. Или, допустим, молочка. Это тоже «скоропорт», и пока он дойдет до предприятия, ему нужно идти через крупные молокоперерабатывающие комбинаты, пока он дойдет до полки, мы уже точно будем иметь дело не с живым продуктом, не с цельным молоком. Тоже лучше мелкая сеть небольших магазинов по продаже, мы выиграли тендер, и сейчас в Москве идет установка автоматов по продаже молока, которые наши отечественные производители из Дмитровского района хотят развить как сеть. Это хорошее дело. Во-первых, это живое молоко: с вечерней дойки уже утром оно в сети. Это одна сторона вопроса, которая и им дает большую выгоду даже при тех накладных расходах, которые они на себя берут дополнительно. Но тем не менее давайте все-таки будем делать выводы. Первый вывод: то, что хотели сделали, и то, что получилось, это следствие компромиссов, жесточайшего сопротивления сетей. Второе: давайте то, что сделали...
Проверим, как работает.
Геннадий Онищенко: Как работает, дадим некую кредитную историю, и у нас появится возможность ценить. По существу мы с вами сегодня устроили некую такую школу молодого нарушителя российского законодательства, мы им даем подсказки. Это вторая часть. И третья, конечно, все равно по этому пути нужно двигаться, и двигаться не только просто запретами и жесткостью, но и еще созданием истинной конкурентной среды.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории