16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
14 сентября 2016, 21:16 Право

Гайзер: «У борцов с коррупцией находят миллиарды, а у меня — дырку от бублика»

Суд продлил арест на срок свыше года бывшему губернатору Коми Вячеславу Гайзеру и его предполагаемым соучастникам. На заседании стало известно о том, что один из фигурантов громкого дела был задержан «подшофе», а на допросах признался, что давал «откаты» руководству «Газпрома»

Бывший глава Республики Коми Вячеслав Гайзер.
Бывший глава Республики Коми Вячеслав Гайзер. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Бывший губернатор Коми Вячеслав Гайзер останется под стражей еще на три месяца, до 19 декабря. Такое решение принял сегодня суд по ходатайству Следственного комитета. В ходе заседания стали известны скандальные подробности уголовного дела. Так, выяснилось, что давший против Гайзера показания бывший член Совета Федерации Евгений Самойлов на допросах покаялся во многих других грехах, например, в том, что давал «откаты» руководству «Газпрома».

Ходатайство старшего следователя по особо важным делам при председателе СКР, генерал-майора юстиции Николая Тутевича о продлении срока ареста Вячеславу Гайзеру в среду рассматривал не Басманный, а Московский городской суд. Это произошло потому, что следствие попросило продлить пребывание фигуранта в СИЗО на срок свыше года, а в этом случае этот вопрос решает суд субъекта Федерации.

Вместе с Гайзером сыщики попросили оставить под стражей еще четверых фигурантов: бывшего председателя Госсовета Республики Коми Игоря Ковзеля, заместителя главы губернатора Алексея Чернова, экс-начальника Управления информации администрации и правительства Республики Коми Павла Марущака и управляющего директора ООО «Медлизинг» Льва Либензона. Всех их лично конвоировали в суд, поместив в клетку-аквариум с главным фигурантом дела.

Стандартные аргументы

Приехавший поддержать ходатайство руководителя следственной группы следователь Дмитрий Сергеев практически не выступал. В оглашенном судьей Анатолием Костюковым документе приводились стандартные доводы. Они гласили, что фигуранты обвиняются в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, и оснований для изменения или отмены ранее избранной им меры пресечения не имеется. «Находясь на свободе, у обвиняемых имеется возможность скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью и помешать расследованию», — зачитал доводы следствия судья. Сыщики упомянули, что многие фигуранты обладают «значительным административным ресурсом», в том числе в правоохранительных органах, и могут использовать его, чтобы развалить дело. Расследование по нему еще далеко от завершения: сыщикам нужно выполнить еще целый ряд следственных действий. В частности, продолжить допросы свидетелей на территории разных субъектов РФ, а также дождаться результатов комиссионных финансово-экономических экспертиз.

Кстати, в суде нашла официальное подтверждение ранее просочившаяся в СМИ информация о том, что 31 августа фигурантам дела предъявили новые эпизоды обвинения, а некоторые статьи переквалифицировали на более тяжкие.

Так, Вячеславу Гайзеру в настоящее время вменяется руководство преступным сообществом, с использованием должностных полномочий (ч.3 ст 210 УК РФ). Ранее ему вменялась более легкая 1-я часть этой статьи. Ему инкриминируются три эпизода. По версии следствия, он причастен к покупке по завышенной цене акций Сыктывкарского промышленного комбината и хищению долей ОАО «Птицефабрика Зеленецкая». Эти действия СК трактовал как мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Эпизод с приобретением 50% акций гостиницы «Авалон» в Сыктывкаре следствие недавно переквалифицировало на обвинение во взяточничестве (ст. 290 УК РФ). Прежним осталось лишь обвинение в легализации похищенного (ст. 174.1 УК РФ).

Защитники подсудимых отмечали, что новые эпизоды и усиление обвинений появились в деле недаром. «Следствию было жизненно важно продлить срок обвиняемых содержания под стражей до 18 месяцев, после чего дело будет направлено в суд», — заявил адвокат Алексея Чернова Карен Гиголян.

Защитники просили изменить фигурантам меру пресечения на не связанную с лишением свободы, утверждая, что выдвинутые обвинения голословны, и доводы следствия подкреплены лишь оперативными справками.

Так, Карен Гиголян указал, что некоторых фигурантов дела перевели из разряда обвиняемых в свидетели после того, как они «оговорили себя и других фигурантов». Он предложил поместить его клиента под домашний арест по месту регистрации в Санкт-Петербурге.

Про Конституцию, Библию и неизвестные технологии «Лефортово»

Сам Алексей Чернов подверг критике предъявленное обвинение, цитируя Ильфа и Петрова и Самуила Маршака. Он отметил, что вот уже 12 месяцев сидит в «одной из самых суровых тюрем» — «Лефортово». «Сначала у людей там лежит Конституция, потом на их месте появляется Библия или Коран, потому что люди перестают верить документам», — рассказал обвиняемый. Он заверил, что никуда не убежит, так как у него есть обязательства и близкие люди, о которых нужно заботиться. Обвиняемый пояснил, что не сможет скрыться по банальной причине: ему просто «не на что, несмотря на тонны золота», про которые рассказывал теперь уже бывший официальный представитель СК Владимир Маркин». Кстати, уход последнего из СК фигуранты встретили аплодисментами.

Не менее эмоциональным было выступление и других подследственных. Так, Лев Либензон рассказал, что на первом же допросе ответил на все вопросы следствия, «показав тем самым желание сотрудничать».

Обвиняемый посетовал, как тяжко ему приходится в изоляторе. «Некая технология влияет на меня, на мой мозг голосами и звуками. Это не позволяет полноценно жить и разрушает нервную систему», — описал фигурант свое состояние.

Он сообщил, как совершил попытку суицида, после которой его отвели на допрос. «Тогда я не мог полноценно высказать отношение к предъявленному обвинению», — уверял арестованный. Он настаивал, что лишь формально занимал должность управляющего директора ООО «Медлизинг», никаких организационно-распорядительных функций не выполнял, а работал как секретарь или курьер.

Либензон также попросил домашний арест. « Я считаю, что мое нормальное психоэмоциональное состояние и здоровье нужны следствию для установления истины по делу», — резюмировал арестованный.

У Игоря Ковзеля оказался больной ДЦП ребенок. Его адвокат Руслан Закалюжный призывал суд проявить гуманизм. Сам же подсудимый обвинял следствие в незнании федеральных законов. «В обвинении написано, что я, являясь председателем Госсовета Республики Коми, влиял на депутатов для принятия решений по финансированию структур, входящих в ОПС. Но мы лишь принимаем закон о бюджете, а не занимаемся распределением финансов. Таких наущений не было. Я не мог влиять на депутатов», — заявил Ковзель.

У Павла Марущака оказалось на иждивении четверо детей, а сам он, как выяснилось, инвалид.

Причины уголовного дела

Вячеслав Гайзер выступал последним. Он заявил, что за год «не был удостоен объяснения, в чем же конкретно он обвиняется». «Появилось новое обвинение, но в нем никакой конкретики не появилось», — сказал он. По мнению Гайзера, сыщики «продолжают наводить тень на плетень». «Ни для кого в республике не является секретом, в связи с чем появилось мое дело. Причина проста как мир — устранить меня и моих коллег от управления, — заявил он. — Легитимно это сделано быть не могло. Два срока подряд люди оказывали мне кредит доверия».

Гайзер отметил, что «можно рассказывать сказки людям» в другом регионе, которые его «знать не знают». «Но жителям республики эти сказки ни к чему», — заявил он. Гайзер похвастался, как много добился в регионе, — там до сих пор самые низкие тарифы на тепло в РФ и в Северо-Западе.

В завершение он заметил, что следствие так и не смогло подтвердить растиражированную информацию о хищениях с его стороны и про изъятую коллекцию часов за миллионы.

«У нас скоро в изоляторах мест не останется для так называемых псевдоборцов с коррупцией, у которых при обысках находят почему-то миллиарды рублей наличными, а у меня и моих родных за целый год дырку от бублика нашли», — вспомнил обвиняемый недавнее задержание сотрудника антикоррупционного управления МВД. «Если кто-то рассчитывает, что, обливая меня грязью и оказывая психологическое давление, удастся принудить меня сознаться в несуществующих грехах, то они сильно ошибаются. С нервами у меня все в порядке, иначе бы я не стал главой республики», — подытожил Гайзер.

Его адвокат Вячеслав Леонтьев посетовал, что следователи за год так и не дали его подзащитному свидание с детьми и с супругой. «Говорят, что может скрыться и оказать давление. Лишь один раз нашелся сердобольный следователь и разрешил свидание с престарелой матерью», — рассказал адвокат. По его словам, в СИЗО «Лефортово» политика посадили в камеру с радикально настроенными исламистами, которые «провоцируют» его «на конфликт». Руководство изолятора, конечно, реагирует на жалобы, но делает это «по-разному». Юрист напомнил, что один фигурант «дела Гайзера» — Антон Фаерштейн — ранее свел счеты с жизнью в СИЗО.

В завершение Леонтьев отметил, что в обоснование просьбы о продлении ареста следствие представило в суд два допроса годичной давности — показания покойного Антона Фаерштейна и бывшего сенатора от Республики Коми Евгения Самойлова (последний стал сотрудничать со следствием и оказался под домашним арестом — Business FM). Именно на показаниях последнего, утверждал защитник, и было построено все обвинение Гайзера. Причем Самойлова задержали пьяным, сказал юрист. Адвокат отметил, что в деле имеются два допроса экс-сенатора, и второй его допрос «содержит абсолютно иные формулировки», нежели первый. «Он говорит, что купил должность сенатора, давал откаты «Газпрому», — заявил адвокат. При этом юрист добавил, что обвинений по этому поводу Самойлову не предъявили, «хотя он говорил именно об этом».

Выслушав доводы сторон, судья ходатайство следствия удовлетворил, продлив четырем обвиняемым срок ареста до 19 декабря, а Ковзелю — до 20 декабря. Просьба была поддержана прокуратурой.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории