16+
Понедельник, 26 июля 2021
  • BRENT $ 74.19 / ₽ 5472
  • RTS1595.86
19 октября 2009, 22:19 Право

Холодный расчет: когда мозги коррумпированы

Лента новостей

Наблюдения главы Следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина в области коррупции комментирует Михаил Бергер

Михаил Бергер в студии радиостанции Business FM. Фото: Наталья Гребенюк/BFM.ru
Михаил Бергер в студии радиостанции Business FM. Фото: Наталья Гребенюк/BFM.ru

Наблюдения главы Следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина в области коррупции комментирует Михаил Бергер.

Глава Следственного комитета при Генпрокуратуре определил примерную долю коррумпированных чиновников в российских структурах власти. Эта доля – сто процентов.

Александр Бастрыкин, выступая на заседании общественного совета при СКП, сообщил, что количество коррупционных уголовных дел в текущем году возросло более чем вдвое. И добавил: «Если так пойдет и дальше, то через пять лет мы пересажаем всех чиновников. Кто тогда будет работать?»

То есть коррумпированы все, вопрос только в сроках и последствиях их изоляции. Из этого пассажа, правда, не вполне понятно, чем больше озабочен Следственный комитет —слишком быстро растущей скоростью посадки коррумпированных чиновников или общим числом тех, кого следует преследовать.

Соглашусь с высказыванием Бастрыкина о том, что и общество, и госаппарат погрязли в тотальной коррупции. Проведенные ВЦИОМ в апреле нынешнего года социологические исследования показали, что значительная часть наших сограждан не только не верит в возможность искоренения коррупция, но и готова ее защищать. Двадцать девять процентов опрошенных, то есть практически каждый третий, заявил, что ни при каких обстоятельствах не сообщил бы о фактах коррупции куда следует.

Другой опрос показал, что около двадцати пяти процентов россиян считают коррупцию необходимой. То есть если создать партию «За коррупцию», она легко прошла бы во все законодательные органы и набрала бы голосов больше, чем сейчас имеют коммунисты, ЛДПР и справедливоросы.

Правда, когда узнаешь, что коррумпированные чиновники поставляли в армию бронежилеты, которые можно было из рогатки прострелить, становится не до шуток. Но факт остается фактом: коррупция стала фактом социального договора. Госаппарат не заинтересован в честной и качественной работе на своих нанимателей, то есть на граждан. А граждане, в свою очередь, лишены всякой возможности повлиять на качество работы «нанятых» ими чиновников. Нет реальных механизмов. Так что многие рассматривают коррупцию как едва ли не единственную возможность добиться за взятку того, что и так положено по закону или по правилам.

Кроме того, раз уж мы заговорили об обществе как о стороне сговора, вспомним о том, что Госавтоинспекция воспитывает коррупционеров с раннего школьного возраста. Практически каждый ребенок в семье, где есть автомобиль, наблюдает рутинные сцены торговли родителей с законом (гаишником). Попробуйте потом объяснить растущим детям, что рынка услуг правосудия не существует.

Прав Александр Бастрыкин, заявивший, что надо что-то в мозгах людей менять. Правда, решать эту задачу он предлагает не с помощью психотерапевтов. Глава СКП считает, что если его ведомство наделить правом вести оперативно-розыскную деятельность, то с коррупцией будет легче бороться. Сегодня СКП такой возможности не имеет.

Холодный расчет, однако, показывает, что количество ведомств, имеющих право негласно подслушивать, подсматривать, изучать наши банковские счета, только растет, но коррупция почему-то не отступает.

Послушать комментарий Михаила Бергера

Установите Flash Player он необходим для воспроизведения медиасодержимого.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию