16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
19 сентября 2016, 06:07 Политика

Ошибки Обамы возвращают России роль лидера на мировой арене

Испанские СМИ начинают подводить критические итоги президентства Барака Обамы

За восемь лет президентства Барак Обама лишний раз подтвердил принцип маятника, которому подчинена политика США, пишет консервативная испанская газета ABC. От избыточного участия в международных делах в прошлом страна перешла к дипломатии, предпочитающей предпринимать усилия только там, где заведомо можно выйти победителем, и уменьшить вмешательство Соединенных Штатов в тех регионах, где успех не очевиден.

Из возможных моделей, на которых строится международная политика, доктрина Обамы делает ставку на реализм, пишет испанская газета. То есть это стратегия пессимизма, основанная на стремлении извлечь максимальную выгоду для собственных интересов, что на практике приводит к уклонению как от силовых методов решения вопросов, так и от поисков универсальных идеалистических их решений.

Конечно, подобное внешнеполитическое «лидерство малой ценой» пользуется большой популярностью у американского общественного мнения. Однако эти же минимизированные амбиции дорого стоят репутации США как «краеугольной державы» в мире, где накапливается все больше хаоса и остается все меньше порядка.

Осенью 2011 года руководившая в то время американской дипломатией Хиллари Клинтон в эссе, опубликованном в журнале Foreign Policy, обозначила Азию как новый главный приоритет для Америки. Согласно ее позиции, принятой администрацией Обамы, настало время перенести фокус внешней политики США с исторической ориентации на Европу и Ближний Восток в пользу сосредоточения на Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Если вторжение в Ирак рассматривалось как волюнтаристский выбор администрации Джорджа Буша, то вывод войск, предпринятый президентом Обамой, также рассматривался как поспешное решение, которое лишь привело к углублению проблем, порожденных в 2003 году. В отсутствие США конфессиональный конфликт между суннитами и шиитами только умножился, а «Исламское государство» (террористическая организация, деятельность которой запрещена во многих государствах, в том числе в России — прим. BFM) только усилило свои позиции.

Пассивность администрации Обамы была использована Владимиром Путиным для превращения России в субъекта международной политики, которого нельзя игнорировать.

Не проявляя никакого желания втягиваться в гражданскую войну в Сирии, Обама, тем не менее, обозначил черту, пересечение которой могло повлечь военный ответ США — применение химического оружия режимом Дамаска. И несмотря на то, что войска Башара Асада накопили чудовищный опыт применения оружия, не относящегося к категории обычных вооружений, Белый дом так ни разу и не выполнил своих угроз.

Как только президент запросил у конгресса санкции на военное вмешательство, Путин вышел на сцену с планом спасения своего сирийского протеже, который предусматривал уничтожение химического оружия под международным контролем. Москва не позволила использовать Сирию как платформу для сдерживания ее амбиций стать супердержавой XXI века.

Нормализация отношений с Кубой может стать еще одной главой в списке противоречий, накопленных Соединенными Штатами при Обаме. С одной стороны, президент сумел достичь почти меркелевских высот в деле стремления к здравому смыслу. С другой стороны, он подверг сомнению традиционные основы американской дипломатии. Вплоть до того, что он задался вопросом, почему некоторые враги США считаются врагами, а некоторые друзья считаются друзьями.

Как признал президент, нормализация отношений с Гаваной (за исключением торгового эмбарго, которое относится к ведению конгресса) является составной частью попыток восстановления тающего влияния Вашингтона в Западном полушарии за счет ликвидации проблемы, которая на практике приводила к большей изоляции США, чем Кубы.

Наконец, ядерные соглашения с Ираном были представлены администрацией Обамы как часть приверженности поиску дипломатических решений крупных международных проблем вместо использования методов конфронтации. И на фоне нерешительности, продемонстрированной Белым домом на других фронтах, он инвестировал значительный политический капитал в реализацию этого соглашения, обладающего ограниченной эффективностью и которое вызвало столько опасений у таких традиционных союзников США, как Саудовская Аравия или Израиль.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории