16+
Четверг, 20 сентября 2018
  • BRENT $ 79.33 / ₽ 5302
  • RTS1134.10
28 марта 2017, 21:20 Право

Два с половиной года за пост в ЖЖ: ВС оставил в силе приговор Кунгурову

Лента новостей

«И мое дело, и дело Кунгурова — это уголовное преследование людей, высказавших в блогах свое личное мнение», — прокомментировал дело тюменского блогера Антон Носик, также осужденный за статью в «Живом Журнале»

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Тюменский блогер Алексей Кунгуров останется за решеткой. Верховный суд отклонил апелляцию по его делу и оставил в силе приговор — 2,5 года лишения свободы. Три месяца назад тюменский суд вынес ему приговор за «пропаганду терроризма» за его аналитическую статью «Кого на самом деле бомбят путинские соколы?», опубликованную в «Живом Журнале».

Кунгуров критиковал действия России в Сирии и был осужден практически одновременно с другим известным блогером Антоном Носиком, который эти действия поддерживал. Правда, последний отделался штрафом. Вот как сам Носик оценивает ситуацию:

Антон Носик блогер «Я осужден по 282-й «экстремистской» статье за то, что одобрял бомбардировки Сирии, а он осужден по 205-й «террористической» статье за то, что в те же самые дни в том же самом «Живом Журнале» эти бомбардировки не одобрял. И мое дело, и дело Кунгурова — это уголовное преследование людей, высказавших в блогах свое личное мнение о международном положении и о событиях, происходящих на территории Сирии, то есть это практика преследования людей за их точку зрения. Понятно, что никакой общественной опасности ни мои высказывания и суждения о происходящем в Сирии, ни Кунгурова в себе не несут».

В основу обвинения Кунгурова легла одна фраза о том, что запрещенное в России «Исламское государство» вовсе не является «самой кровавой» террористической организацией среди прочих. Экспертиза текста поставила знак равенства между этой фразой и утверждением, что ИГИЛ «не несет никакой угрозы». Согласно ряду свидетельств, позднее эксперт признал, что им была допущена ошибка. При оценке не принималась во внимание превосходная степень «самая», но было уже поздно.

Вопрос, как и кем проводится экспертиза, является больным местом российского судопроизводства, при этом суды часто не используют полномочия, которые предоставлены им законодательством, считает адвокат Алхас Абгаджава.

Алхас Абгаджава адвокат «Несмотря на то что защита очень часто представляет вполне обоснованные доводы о том, что экспертиза была проведена с нарушением всевозможных методик, рекомендаций, каких-то научных открытий и прочее, несмотря на это экспертиза воспринимается как данность, и ничего никто в этом заключении не меняет. Что наши суды не делают, а могут? Они же имеют полное право и полномочия проводить судебную экспертизу в ходе судебного следствия, то есть не обязательно опираться на ту экспертизу, которая была проведена предварительным следствием. Кто такой эксперт? Эксперт — это специалист в определенной области. Этих специалистов много, мнения могут быть разные. Конечно, возможно и необходимо проведение дополнительной судебной экспертизы, комплексной, комиссионной, какой угодно. Это большая проблема на сегодняшний день, что суды принимают экспертные заключения, причем иногда очень странных, сомнительных экспертных учреждений, как данность, если только это устраивает следствие».

Международная организация защиты прав журналистов «Репортеры без границ» призвала к немедленному освобождению Кунгурова, а российское правозащитное общество «Мемориал» признало его политическим заключенным.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию