16+
Воскресенье, 17 декабря 2017
  • BRENT $ 63.25 / ₽ 3719
  • RTS1148.27
5 апреля 2017, 07:01 Политика

«Компот» в Борщевке. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Почему Дмитрий Медведев отреагировал на расследование ФБК спустя почти месяц после публикации и через 10 дней после уличных протестов? И почему его ответ не нес в себе никаких аргументов, а только в более эмоциональной форме повторил слова пресс-секретаря?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Дмитрий Медведев, спустя месяц после обнародования обвинений против него, выдвинутых в фильме «Он вам не Димон», ответил на них, не назвав по имени ни Навального, ни его Фонд борьбы с коррупцией. Он это сделал в ходе поездки в Тамбовскую область, в деревню Борщевка, где посетил мясоперерабатывающий комбинат «Тамбовский бекон» агрохолдинга «Русагро». Он сказал, что все эти сюжеты снимают на деньги частных спонсоров и в конкретных политических целях. В том числе с целью «вытащить людей на улицу». «Делают это по принципу «компота», — продолжил Медведев — берут всякую разную муть, чушь всякую собирают. Если касается это меня, то про моих знакомых людей, про людей, о которых я вообще никогда не слышал, про какие-то места, где я бывал, про какие-то места, о которых я тоже никогда не слышал. Собирают какие-то бумажки, фотографии, одежду и потом создают вот такой продукт и предъявляют его». Зрителю в этом разобраться довольно сложно, «а если еще за это хорошо заплачено, то продукт получается достаточно добротный», отметил премьер. В целом же он назвал все это «бесчестной позицией».

Не очень понятно, зачем Дмитрий Медведев, спустя почти месяц после публикации компромата и через 10 дней после уличных протестов в ряде городов вдруг решил поднять эту тему. Да еще в такой форме, которую вряд ли примут те, кто следит за развитием сюжета. Добавив разве что раздражительных эмоций и резких фраз, но никак, по сути, не развив содержательно ответ, уже данный его пресс-службой непосредственно по горячим следам появления фильма: мол, все это политиканство, да еще в исполнении человека, осужденного по уголовному делу. Впрочем, про политиканство примерно то же самое уже сказал президент несколько дней назад. Однако Путин был при этом несколько более аргументирован, припомнив «арабскую весну» и украинский «майдан», которые, дескать, тоже начинались как борьба с коррупцией, а вон куда привели. Этот месседж понятен, и он обращен к тем людям, которым не нужны великие потрясения, он обращен к молчаливому «моральному большинству».

Медведев к этому большинству не обращается. Месседж не просматривается. Возможно, он и те, кто формально отвечают за его имидж, отказываясь давать аргументированные ответы пунктам обвинения Навального, исходят из того, что, мол, к чему оправдываться? Ведь все равно не поверят, не воспримут, и вообще все это бесполезно. При том, что контраргументы против действительно хаотично надерганных в фильме ФБК фактов просто лежат на поверхности. Бери, да и выкладывай. Казалось бы. Во-первых, никакой Навальный не смог привести ни одного неопровержимого доказательства, что некие резиденции, виноградники и прочие «домики для уток» принадлежат Медведеву Дмитрию Анатольевичу как физическому лицу. Во-вторых, принадлежность движимости и недвижимости к неким фондам сама по себе не есть криминал. В-третьих, фонды все эти чай не в панамских офшорах зарегистрированы. Хотя даже там далекий от бизнеса, простой, но выдающийся виолончелист мог реализовать возможность использовать деньги во благо. А тут вообще почти все структуры — свои, российские. А левитановский Плес, где бывает наездами премьер, так и вообще нынче на подъеме. А мог бы быть в забвении. В-четвертых, если завтра Дмитрия Анатольевича снимут с работы, то все это якобы его «богатство» может превратиться, как та карета из сказки, в тыкву. Поскольку не его. В-пятых, даже вице-премьер Шувалов в свое время твердо стоял на том, что собаки породы «корги», летающие на самолетах, летают не за госсчет, а за его собственный. В-шестых, за прошедшее время можно было найти и привести кучу фактов того, как поименованные в расследовании «благотворительные фонды» действительно творят добро. Вот, полюбуйтесь на конкретных облагодетельствованных. А руководящие ими люди — вполне достойные и выполняют свою работу на благо общества. И вообще, мол, я их знаю и в обиду не дам, руки и грязные намеки — прочь! Поэтому, в-седьмых — побольше убедительности и уверенности в голосе.

Впрочем, все эти аргументы годятся разве что для настоящей публичной политики. Когда формально лидер правящей партии контратакует неких оппозиционеров, пытающихся разыграть так называемую «карту коррупции». А в какой стране, скажите на милость, оппозиция ее не пытается разыграть? Но наша публичная политика функционирует по иным законам. И в этом контексте премьер и его команда прекрасно понимают, что качество, аргументированность и даже дерзость их публичных оправданий в ответ на обвинение того, кого в общем-то на самом верху не принято даже и называть по имени, имеет глубоко вторичный характер. Оправдывайся — не оправдывайся, а все будет решать один конкретный человек. И судя по всему, о его действиях на ближайшее время с горизонтом от месяца до года в отношении себя Дмитрий Медведев если уже не знает точно, то, по крайней мере, догадывается.

Рекомендуем:

  • Фотоистории