16+
Суббота, 17 ноября 2018
  • BRENT $ 67.10 / ₽ 4427
  • RTS1134.93
13 апреля 2017, 13:12 Политика
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Визит Тиллерсона как искусно разыгранная драма. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Об итогах переговоров, прошедших в Москве 12 апреля, можно сказать, что пыль от американских ударов в Сирии начала оседать

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Россия не делает ставку именно на Башара Асада. Это одно из главных заявлений Сергея Лаврова по итогам визита Рекса Тиллерсона в Москву. Внимание наблюдателей привлекли обтекаемые формулировки в выступлении главы российского МИД. «Мы не делаем ставку на какую-то персону: ни на президента Асада, ни на кого-то другого», — приводит слова Сергея Лаврова ТАСС. Как подчеркнул министр, Вашингтон и Москва согласились с тем, что группировка ИГИЛ — «более важная угроза, задача, чем режим Асада». При этом Сергей Лавров ни разу не заявил об уверенности Москвы в невиновности Асада, а лишь указал на презумпцию невиновности и необходимость расследования.

Встреча Тиллерсона с президентом Путиным и главой МИД Лавровым прошла в куда менее мрачной атмосфере, чем предсказывали после заявлений главы Госдепартамента США об ультиматумах Москве. Об итогах переговоров — в комментарии Георгия Бовта.

В подготовке этого визита было много искусно разыгранного драматизма. Старались обе стороны — и преуспели. Еще недавно казалось, что хуже, чем при Обаме, двусторонние отношения быть уже не могут. Оказалось, такое возможно. В день приезда Тиллерсона вышло интервью Путина, где он говорил, что эти отношения уже при Трампе еще более деградировали. В воздухе повисла напряженность, при которой вполне вероятными виделись как отказ Путина принять госсекретаря, так и даже резкое прерывание переговоров с хлопаньем дверями. Но всего этого, как и подтвердилось позже, в сценариях ни Москвы, ни Вашингтона не было. Изначально было намерение хоть о чем-то договориться.

Западные СМИ, предварявшие визит Тиллерсона в Москву заголовками, где ключевым словом было «ультиматум», начало переговоров с Лавровым охарактеризовали как холодный или даже ледяной прием. А чего они хотели, чтобы кавалер российского ордена Дружбы, член администрации Трампа, обвиняемой в неподобающих связях с русскими, стал обниматься с Лавровым, а затем с Путиным на потеху какой-нибудь CNN? Такой картинки не было бы даже и без нынешнего резкого ухудшения отношений из-за Сирии.

Из-за американского удара по авиабазе сирийских ВВС намечавшаяся еще недавно встреча госсекретаря с Владимиром Путиным оказалась в подвешенном состоянии. Однако была надежда, что сама эта подвешенность — тоже часть сценарного плана, как и все грозные риторические заявления, призывы определиться, «вы с нами или с Асадом», и прочие дипломатические устрашающие танцы. Нужно было подготовить почву для переговоров, которые в результате, судя по косвенным признакам, оказались более конструктивными, чем могли бы. Хотя весь этот конструктив с большой вероятностью останется пока дипломатической тайной: сегодня Москва и Вашингтон не склонны ни выпячивать то, в чем они хоть в чем-то согласны, ни драматизировать то, в чем они даже резко расходятся.

Путин все-таки принял Тиллерсона и проговорил с ним два часа без подчеркнутой публичности. Один позитивный результат был объявлен: Россия готова вернуться к соблюдению меморандума о предотвращении инцидентов в Сирии, действие которого было приостановлено после атаки США на базу сирийских ВВС. Сам факт проведения совместной пресс-конференции Лаврова с Тиллерсоном тоже можно отметить как положительный знак. Оба при этом избегали улыбок, каковыми часто были отмечены встречи Лаврова с Джоном Керри. Тот еще и на гитаре играл. А толку?

Лавров был более многословен, но ни он, ни госсекретарь не позволили себе каких-либо излишне резких выпадов. Лавров напрямую критиковал разве что администрацию Обамы, а о существующих разногласиях говорил более обтекаемо. В относительно более жесткой форме были констатированы разногласия по трактовке химической атаки против населения сирийской провинции Идлиб. Тиллерсон повторил, что США считают виновными в атаке войска Асада, Лавров повторил, что Москва настаивает на проведении расследования.

В то же время Тиллерсон, в отличие от своих же недавних обвинений, признал, что доказательств ни причастности России, ни того, что она вообще была в курсе, у США нет. Говоря об уходе сирийского президента со своего поста и о том, что его сохранение у власти для Америки неприемлемо, он уже признал, что этот уход должен быть организованным, мирным и займет определенное время, то есть свергать его сейчас не будут.

Касательно других проблемных вопросов, как-то ситуация на Украине или северокорейская ядерная программа, стороны особо не распространялись ни о том, в чем они согласны, ни о разногласиях. Это уже хорошо. А еще более положительным станет создание совместной рабочей группы по проработке главных проблемных вопросов. Так что по итогам визита госсекретаря можно констатировать, что пыль от ударов американцев по войскам Башара Асада осела. Возможно, стоит приготовиться Ким Чен Ыну, но это уже будет проблема не столько Москвы, сколько Пекина.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию