16+
Вторник, 21 августа 2018
  • BRENT $ 72.10 / ₽ 4839
  • RTS1065.34
2 мая 2017, 06:00 Право

Изгнание покемонов из храма. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Блогеру из Екатеринбурга грозит 3,5 года тюрьмы за видеоролики с игрой Pokemon Go. Его обвиняют в экстремизме, оскорблении чувств верующих. Под статью попала и ручка с видеокамерой. Не слишком ли суровое наказание запросил прокурор?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Для видеоблогера из Екатеринбурга Руслана Соколовского обвинение запросило 3,5 года лишения свободы за экстремизм, оскорбление чувств верующих и незаконный оборот средств для негласного получения информации. Поводом для возбуждения дела, которое слушается в Верх-Исетском суде Екатеринбурга стал выпуск ролика, где он играл в храме в мобильную игру Pokemon Go. Блогер Соколовский имеет четверть миллиона подписчиков, а его ролик с ловлей покемонов в Храме-на-Крови, расположенном на месте расстрела царской семьи, посмотрели без малого 2 млн человек. Ролик сопровождался нецензурным текстом, якобы пародией на религиозные песнопения. Приговор должны огласить после майских праздников.

На свое «приключение» Соколовский отправился с вызовом, заявив, что, мол, он считает, репортаж на одном из федеральных каналов, предупреждавший, что игра «Pokemon Go» может нарушать закон. И случай с храмом в том репортаже как раз упоминался. Но государство не любит, когда его пытаются брать «на слабо». А екатеринбургским следователям было, в чем еще покопаться в других материалах Соколовского. Там не только про религию ролики. Есть и про Путина, и про Конституцию.

Дело Соколовского напоминает дело Pussy Riot. Там дали «двушечку». С точки зрения екатеринбургской прокуратуры, если человек «не понял», то стоит урок повторить и ужесточить. Государство ведь уже не раз давало понять, в том числе, приняв закон об оскорблении чувств верующих, что даже малейшие поползновения на экстремизм в этой области оно будет пресекать в зародыше и с показательной жесткостью. Пока нет никаких признаков, что эта линия может смягчиться. Тем более на фоне «религиозных войн» по всему миру. Тем более, когда «правильная религиозность» становится одним из признаков официального патриотизма у нас. Тем более, когда любые проявления широко трактуемого экстремизма видятся, по сути, угрозой национальной безопасности. К примеру, в недавно принятой Доктрине информационной безопасности страны. Так что, по идее, блогер Соколовский, следящий за текущей политикой, должен был знать, на что шел. При всем своем сейчас сильном недоумении по поводу запрошенного для него сурового наказания.

Вопрос о том, много или мало 3,5 года за такое преступление, которое многие преступлением не считают, это, по сути, типичный вопрос для всякого общества, которое еще не нащупало «берегов» дозволенности в обстоятельствах, сильно отличающихся от тех, что были еще несколько десятилетий назад. Через этот этап прошли в ХХ веке и многие страны с так называемой «развитой демократией». Только вместо «оскорблений чувств верующих» там было, скажем, надругательство над государственным флагом. Впрочем, по разряду «чувств», то есть субъективно понимаемых общественных приличий, тоже было всего предостаточно. И всякий раз, как правило, сторонники расширительного толкования свободы слова боролись за то, чтобы такое же толкование вошло в правоприменительную практику. И побеждали они далеко не сразу. Такие вопросы всегда были предметом упорной борьбы между частью общества и государством. И результаты ее зависят как от активности самого общества, так и от готовности государства смириться с тем обстоятельством, что ему придется сталкиваться с острыми общественными конфликтами, к примеру, на религиозной почве и как-то их разруливать, не прибегая всякий раз к помощи прокуратуры.

В деле Соколовского есть и еще один эпизод, который в будущем, возможно, поразит потомков своей технологической «реакционностью». Как сейчас, скажем, может удивить то, что еще пару десятилетий назад владение приборами с GPS было в нашей стране тоже уголовно наказуемым деянием. А еще ранее были под запретом для свободного пользования ксероксы. А еще раньше опечатывали на праздники печатные машинки. В деле Соколовского речь о незаконном обороте средств для негласного получения информации. А именно — ручке с видеокамерой, которую можно купить на Западе в любом магазине электроники или выписать по Интернету из Китая. Правда, вслед за посылкой к вам придут следователи. В принципе между законами об оскорблении чувств верующих, играми в храме и запретом ручек с видеокамерами есть едва уловимая связь. Если ослабеет один запрет, то можно легко предположить, что вслед за этим падет и другой. А пока блогерам надо быть тщательнее как в выборе сюжетов, так и устройств для съемки.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию